ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эта книга — результат громадной творческой научно-исследовательской работы. Помимо всех книжек и статей, написанных русскими махистами (последователями субъективного идеалиста Э. Маха, одного из основателей эмпириокритицизма), Ленин изучил множество источников по философии и естествознанию (особенно по физике), вновь перечитал философские произведения Маркса н Энгельса. Всего в «Материализме и эмпириокритицизме» использовано более 200 книг и статей различных авторов. Многие из них изучал Ленин в залах Британского музея, куда специально приезжал из Женевы в 1908 году для работы над книгой. В библиотеке Британского музея хранится как реликвия сборник «За 12 лет»13*, подаренный Лениным библиотеке в 1908 году48.

27 октября 1908 года Ленин пишет из Женевы в Москву Анне Ильиничне: «Она готова. Вышло 24 печатных листа (в 40 ООО букв), — т. е. около 400 страниц»49. Впоследствии Ленин посылает уже из Парижа несколько добавлений к рукописи.

После долгих поисков договор на печатание книги «Материализм и эмпириокритицизм» удалось заключить с издательством Л. Крумбюгеля. Направил Анну Ильиничну туда И. И. Скворцов-Степанов, принявший активное участие в выпуске ленинской книги в свет. Издательство называлось «Звено» и находилось в Москве по адресу Большая Никитская улица, дом 20.

Все письма Ленина из Парижа родным в этот период — а их сохранилось 17 — наполнены тревогой за книгу, страстным ожиданием ее. К ней прикованы все его мысли.

«Всего важнее мне скорый выход книги. Затяжка получилась очень уже большая. Хоть бы к 15 марта по старому стилю выпустить ее, а то просто беда!» — пишет он 9 марта 1909 года; «Об одном и только об одном я теперь мечтаю и прошу: об ускорении выпуска книги… ускорять, ускорять во что бы то ни стало, ибо промедление вышло чертовское, невозможное»; «Изнервничался я в ожидании этой тягучей книги», — жалуется он; «А между тем мне дьявольски важно, чтобы книга вышла скорее, у меня связаны с ее выходом не только литературные, но и серьезные политические обязательства»50. (Ленин имеет в виду совещание расширенной редакции «Пролетария», где предстояло дать бой Богданову и его сторонникам.)

«Сегодня получил письмо от 18.IV, что книга моя готова, — пишет Ленин Дубровинскому. — Наконец-то! Ее замедление больше всего меня изнервило. К 25–26.IV старого стиля обещают доставить ее сюда»51.

18 мая 1909 года Ленин сообщает Розе Люксембург, что послал ей заказной бандеролью экземпляр своей книги на память о беседе «по поводу Маха», и просит включить книгу в список новой литературы, печатавшийся в «Neue Zeit». Сообщение о выходе книги появилось в этом журнале 8 октября 1909 года52.

Реакционные буржуазные философы, меньшевики-ликвидаторы, махисты встретили произведение Ленина, как и следовало ожидать, очень враждебно.

Среди эмигрантов социал-демократов вокруг книги велись бурные дискуссии. Об одном из таких собраний рассказывает Г. С. Соколов. По его свидетельству, оно состоялось в Париже в начале января 1910 года: «Докладчиком на диспуте выступил А. А. Богданов. Он подробно остановился на основных положениях созданной им философии… После Богданова со страстной отповедью ему… выступил В. И. Ленин. Он излагал основные идеи, сформулированные им в книге „Материализм и эмпириокритицизм“. Меня поразила сила логики и убедительность аргументации Владимира Ильича…

В заключение Владимир Ильич дал резкую оценку эмпириокритицизма, показав его реакционность и указав, что в борьбе философских направлений нельзя не видеть выражения идеологии враждебных классов… Почти полвека прошло после этой встречи с Лениным, но и сейчас мне ясно вспоминается его колоссальная эрудиция и убежденность…»53 На партийные кадры книга Ленина произвела очень глубокое впечатление. Она положила начало широкому продвижению в партийные массы философских идей марксизма. «…Я был увлечен его работой „Материализм и эмпириокритицизм“, которая, по моему мнению, равняется по своему значению „Анти-Дюрингу“…»54— вспоминает В. В. Адоратский. Через месяц после выхода в свет книги, в июне 1909 года, В. В. Боровский в газете «Одесское обозрение» писал, что «один из виднейших теоретиков русского марксизма, Ленин, выступил против махизма с подробной работой „Материализм и эмпириокритицизм“, в которой подвергает самой бичующей критике учение, являющееся реакционным…». Критика эта, пишет далее Боровский, «представляет особую ценность для России, где целая серия господ Богдановых, Базаровых, Юшкевичей, Берманов и комп., ушедших от исторического материализма, вносит хаос в умы читателей»55.

Книга Ленина помогла партийному активу и передовым рабочим овладеть диалектическим и историческим материализмом.

Проникла книга Ленина и в Шлиссельбургскую крепость, где томились в заключении многие большевики, в том числе Ф. Н. Петров. «Книгу эту буквально зачитали до дыр политические заключенные, — вспоминает он. — Она передавалась через секретный тайник в бане в одной из стен которой были вынуты кирпичи и где мы прятали наши шлиссельбургские газеты, записки. Через этот же тайник мы передавали друг другу запрещенные книги»56.

«Ваша книга — об эмпириокритицизме, — пишет Ленину из Иркутской губернии бывший депутат 2-й Государственной думы В. А. Анисимов, — произвела большое впечатление, — мне не от одного приходилось слышать, что эта книга прекратила их философские шатания»57.

Книга Ленина — классический образец борьбы за партийность в философии. Страстная революционность и глубокая научность органически сочетаются в этом труде14*.

Совещание расширенной редакции «Пролетария»

Книга Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» нанесла удар по махизму, который стал своего рода официальной философией отзовизма. На очередь дня встал вопрос: порвать с отзовизмом и организационно, ибо отзовизм окончательно превратился в ликвидаторство «слева», а отзовисты — в антипартийный элемент в российской социал-демократии.

«Разгоравшаяся внутрифракционная борьбу — вспоминает Крупская, — здорово трепала нервы. Помню, пришел раз Ильич после каких- то разговоров с отзовистами домой, лица на нем нет…»58 По усиленному настоянию родных Ленин едет на Лазурный берег. «Я сижу на отдыхе в Ницце, — пишет он 2 марта 1909 года сестре Анне Ильиничне. — Роскошно здесь: солнце, тепло, сухо, море южное»59. Он остановился в отеле-пансионате «Оазис» на улице Гупо, в том самом отеле, где жил зимой 1900/01 года А. П. Чехов, один из самых любимых писателей Ленина. После краткого отдыха в Ницце (между 26 февраля и 8 марта 1909 года) Ленин возвращается в Париж.

Борьба за партию становилась все ожесточеннее. Отзовисты организовали на Капри «партийную» школу, под вывеской которой они создавали центр своей фракции. Во главе школы встали Богданов, Алексинский, Луначарский.

Для сплочения большевиков в борьбе против отзовистов в Париже было созвано совещание расширенной редакции «Пролетария», которое явилось фактически пленарным заседанием Большевистского центра с участием представителей местных организаций. Совещание проходило 8—17 (21–30) июня 1909 года. Как указывал Ленин, дебаты, развернувшиеся на совещании, придали до известной степени законченность той политической линии, которую систематически проводил руководящий орган большевиков60.

На совещании были разоблачены попытки отзовистов и ультиматистов (крайне «левое» крыло отзовистов) создать новый центр фракции под прикрытием партийной школы для рабочего актива на острове Капри. Подавляющее большинство участников совещания приняло резолюцию, в которой отмечалось, что большевистская организация «никакой ответственности за эту школу нести не может»61.

Совещание приняло решение о реорганизации Большевистского центра, определившее его структуру. Были созданы редакционная коллегия газеты «Пролетарий» во главе с Лениным и хозяйственная комиссия, а также секретариат но сношению с Россией. За границей была образована Исполнительная комиссия Большевистского центра, в которую входили редакция «Пролетария» и члены пленума Большевистского центра из хозяйственной комиссии.

9
{"b":"200940","o":1}