ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поселяне были приведены в изумление; никто из них, однако ж, не смел противоречить, и я, в ожидании богатейшей добычи, потерял и эту скудную прибыль. Но, по крайней мере, я поучился на опыте, как должно вести дела с моими земляками и полагаться на тех, которые называют себя вашими вернейшими друзьями.

Глава XXVII

Донесение начальству. Следствие. Беда. Неожиданное счастие

Увязав на лошаке пару жирных ягнят, для подарку нашему начальнику, мы отправились в обратный путь. На другой день мы прибыли в лагерь и явились к наибу, который тотчас повёл нас к главноуправляющему. Насакчи-баши сидел в своей палатке и предавался кейфу с одним или двумя приятелями.

– Ну что? – воскликнул он, увидев Шир-Али-бека. – Что вы привезли с собою? Старосту ли с его старейшинами или припасы?

– Желаем представить, для пользы вашей службы, что мы ничего не привезли, – отвечал Шир-Али. – Староста и старейшины каджсоварские прислали с нами пару ягнят и просили повергнуть их к стопам вашего высокопалатия. Мы убедились собственными глазами, что, после охоты царевича, кроме голов на плечах, у них ничего не осталось – ни даже души в теле! Они совершенно ограблены и разорены, и не только не в состоянии прислать ни зёрнышка, но ещё если им отсюда не подошлют припасов для прокормления до будущего лета, то они переедят друг друга.

– Так ли? – сказал с удивлением насакчи-баши. – Но если у них есть ягнята, то должны быть и овцы. Как же ты этого не расчёл?

– Это правда! – промолвил мой товарищ. – Всё, что вы изволите говорить, должна быть правда; но мы докладываем о пшенице и ячмене, а не об овцах.

– Но зачем вы не исполнили моего приказания и не привели сюда старосты со старейшинами? – возразил главноуправляющий. – Если б я был там, то я этих негодяев сжарил бы живьём. Я перевязал бы их верблюжьими верёвками и держал бы их в таком положении до тех пор, пока они не высказали бы всей подноготной. Говорите, зачем не доставили их ко мне?

– Мы хотели привесть их к вам, – сказал Шир-Али, посматривая на меня с тем, чтобы я его поддерживал, – мы связали всех их вместе и крайне хотели вести их сюда; даже поколотили и разругали их ужасно. Хаджи-Баба всё это знает, потому что Хаджи-Баба сам сказал им: если не дадите денег, то не будет пощады. Пощады у нас совсем не было: слава аллаху, мы не знаем сострадания! И если они не дураки, то сами должны чувствовать, что наш хан, господин и благодетель, насакчи-баши, так храбр и неустрашим, такой владетель решимости, такой неумолимый железоед, что, лишь мы только они попались в его когти, он из рёбер их сделал бы пилав. Да! Всё это мы им сказали, и они так испугались, что чуть не провалились сквозь землю.

– Что он говорит, Хаджи-Баба? – сказал хан, обращаясь ко мне. – Я не так-то хорошо понял, почему вы не привели с собою этих людей.

– И я не так-то хорошо понимаю, хан! – отвечал я с глубочайшею покорностью. – Шир-Али-бек помощник нашего помощника. Всё дело было в его руках. Я был с ним как подчинённый: я ведь никто.

Насакчи-баши взбесился. Он стал кричать и бранить нас самыми обидными словами.

– Ясно, как день, что эти негодяи сплутовали всю работу, – сказал он своим собеседникам. – Ради моей души и шахской соли, скажи мне, Шир-Али, сколько ты взял с них? Я вижу, что ты бороду свою им продал: но, скажи, за сколько? А ты, ага Хаджи! только один месяц, что в службе, и уже берёшь взятки! Признайтесь тотчас, собаки!

Мы всеми мерами удостоверяли его в своей невинности; клялись, что не получили ни одного динара; но никто не хотел нам верить. Хан прогнал нас из палатки, велел своему наибу содержать под присмотром, пока не приведут старосты и старейшин для очной с нами ставки.

Оставшись со мною наедине, Шир-Али предложил мне поделиться с ним его взяткою. Но тогда уже было поздно. Он заклинал меня защищать его, по крайней мере, против изветов поселян, когда их приведут в лагерь. Но я и от того решительно отказался. Итак, он вздохнул и сказал мне печально, что если его захотят подвергнуть колодке, то он не переживёт этого наказания. Работая на чужих подошвах, он, по несчастью, прославился между своими таким свирепым пятобийцею, что теперь был не вправе ожидать от них пощады. По этой-то, весьма уважительной причине он поклялся Кораном, что скорее решится на что-нибудь отчаянное, нежели отдаст ноги свои на жертву своим злодеям.

Когда пришло время являться к главноуправляющему для ответу на очной ставке, Шир-Али не могли отыскать в лагере. Он, видимо, укрылся, опасаясь палочной казни. Итак, я предстал один перед нашим судьёю. Каджсоварские люди, едва меня увидели, единогласно объявили, что я отнюдь не притеснял их и не получал от них никакой взятки; что, напротив, я сильно настаивал, чтобы они самому хану поднесли значительный подарок. Усердие моё весьма понравилось начальству. Мы тогда общими силами взвалили всю беду на Шир-Али, которого поселяне называли разбойником, нанёсшим последний удар их имуществу; они божились, что он содрал с них и ту кожицу, которую уже были подёрнуты их раны со времени охоты царевича.

Свидетельство поселян представило мои добродетели в наилучшем свете и проложило мне путь к повышению. Когда это событие стало известным в лагере, все начали смотреть на меня как на образец осмотрительности и умеренности.

– Это оттого, что он был у главного врача, – заметил один. – Мудрость вещь удивительная!

– Он знает последствия всякого дела, – говорил другой, – его ноги никогда не будут там, где его голова.[87]

Словом, благодаря дивному стечению обстоятельств, я прослыл мужем умным, быстровидным, проницательным, тем более достойным уважения, что меня, очевидно, руководствует счастливая звезда. Вследствие этого я был определён к должности спасшегося бегством Шир-Али и выступил на поприще славы в качестве помощника помощнику главноуправляющего благочинием.

Глава XXVIII

Война с Россиею. Хаджи-Баба отравляется в главную квартиру. Встреча с армянином Юсуфом

Шах вёл тогда войну с русскими, которые, завладев Грузией, угрожали нашим пограничным областям, лежащим между реками Курой и Араксом. Правитель Эривани, удостоенный титула сардара, или главнокомандующего, с наступления весны открыл было военные действия бессвязными нападениями на неприятельские форпосты и превратил в пустыню всю страну, которою русские могли бы проникнуть в Персию. Многочисленная армия собрана была под Тебризом, и наследник престола, правительствовавший в ней, должен был немедленно вторгнуться с нею в Грузию, вытеснить русских из Тифлиса, и, согласно принятому у Двора выражению, «блеском победоносного оружия ослепить зрение жителей Москвы».

В лагере при Султание ежечасно ожидали донесения от сардара о следствиях предначертанного им нападения на русское войско, расположенное в Гевмишлю. Приказ был отдан сделать нужные приготовления для приёму голов побеждённых, которые, по обыкновению, присылаются шаху в знак одержанной победы. Наконец прибыл курьер. Он привёл с собою несколько лошадей, навьюченных неприятельскими головами, которые тотчас торжественно были сложены в груду. Но, невзирая на официальное объявление, читанное нам всенародно, о блистательном поражении главных сил неприятеля, можно было приметить, что курьер приехал не с благополучною вестью, а с просьбою о скорейшей высылке подкреплений; на следующее утро начальник мой, Намард-хан, неожиданно был назначен предводителем десятитысячного корпуса кавалерии, с повелением немедленно выступить к Араксу. Тысячники, сотники, десятники и все прочие военные чиновники суетились и бегали в разных направлениях, теснились в палатке Намард-хана и получали его приказы, которые отдавал он, куря свой великолепный кальян. Мне также дано было поручение. Я должен был предшествовать корпусу с отрядом насакчи, за день пути вперёд, распределять ночлеги и роздыхи и заготовлять корм. Должность эта требовала необыкновенной деятельности и расторопности, но, с другой стороны, представляла несметные выгоды, которыми бы я, без всякого сомнения, воспользовался в полном их объёме, если бы не имел перед глазами недавнего примера Шир-Али-бека. Я чувствовал стеснительный долг – честностью поддерживать себя на месте, пожалованном в награду за честность, и на первый случай, при самой блистательной удобности к набитию пустых карманов, принуждён был порывы своего гения унимать палкою благоразумия.

вернуться

87

…его ноги никогда не будут там, где его голова – то есть он не будет подвергнут наказанию «фалак» – избиению палками по пяткам, при котором наказываемым подвязывают ступни ног кверху.

38
{"b":"20098","o":1}