ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Угу, — отозвался Росс. — К сожалению, я вынужден признать, что и у нас, мужчин, есть свои слабости. Особенно это видно, когда дело касается женщин.

Калли засмеялась и взяла его за руку:

— Не переживай. Небольшие слабости — это не так уж и страшно. Знаешь, мне нравятся свободные от всяких комплексов мужчины.

Майкл потряс головой. Может, ему снится кошмар, и нужно только проснуться, чтобы все встало на свои места. В любом случае эта женщина — не Калли Уэбстер. Такого просто не может быть. Нужно позвонить домой и узнать, нет ли у нее все-таки сестры-близняшки, потерянной давным-давно. Увы, это маловероятно: он бы знал об этом, но сейчас он готов поверить во что угодно.

— До завтра, Майкл, — бросила Калли, когда они с Россом уже выходили из кухни.

В ответ Майкл промычал что-то неразборчивое.

Завтра…

Они, что, собираются ужинать всю ночь? Да в Качелаке есть всего лишь два ресторана, пиццерия и несколько забегаловок. Неужели Росс и Калли так проголодались, что им не хватит двух-трех часов, чтобы наесться. От его дома в любой конец города минут двадцать езды: при желании Калли может вернуться домой еще около полуночи.

Майкл помассировал болящие виски. Он устал, и ему необходимо хорошо выспаться. Вот и все. А главное — в своей кровати, а не на стуле в кухне. А еще ему надо забыть о Калли и перестать беспокоиться о ней. Росс прав, сказав, что она уже взрослая и самостоятельная женщина, которая может позаботиться о себе сама.

Ведь так?

Без сомнений!

Его не должны смущать сексуальные наряды Калли. Для него она — подруга сестры, старая знакомая.

Какие уж тут эротические фантазии! Пора бы все это прекратить! Наоборот, ему нужно оберегать ее, так как она его гостья.

Закинув голову, Майкл уставился в потолок. Наверное, для женского глаза он немного темноват. Калли наверняка предпочла бы покрасить его светло-желтой или зеленой краской. Это сделало бы кухню просторнее и светлее, и зимой здесь не было бы так мрачно.

Сильно стукнув кулаком по столу, Майкл простонал:

— Калли… Ну при чем тут Калли!

Она не останется на зиму. Вот кончится лето, он сам лично посадит ее на самолет и отправит восвояси, а потом, вернувшись к себе домой, навсегда забудет об этом ужасном лете. В этом доме жить ему, а не ей, так что незачем переделывать комнаты по ее вкусу.

Майкл окинул взглядом кухню, стараясь оценить ее с женской точки зрения. А все-таки хорошо бы сделать ремонт! Когда все обустраивалось, многое было упущено из виду. Он-то готовить не собирался.

Можно и потолки побелить, вдруг ему захочется продать дом: будет легче найти покупателя.

Вот именно.

Нужно на все смотреть по-деловому… Это его решение никак не связано с Калли. Ни капельки!

Калли, съев ложку десерта, улыбнулась Россу, который сидел напротив и наблюдал за нею. Он был замечательным кавалером и делал все, что было в его силах, чтобы дать ей почувствовать, как ей рады на Аляске. Почему-то все, кроме Майкла, не хотели, чтобы она уезжала. И только тот, казалось, все еще мечтал отправить ее домой ближайшим рейсом.

Мысль о Майкле немного испортила Калли настроение. Обратит ли он на нее свое внимание или ей придется умереть старой девой и все ее старания окажутся напрасными?

— Скажи, Росс, почему вы с Донованом помогаете мне, а не Майклу? — спросила Калли. — Я думала, что убежденные холостяки будут помогать своему другу, а не соблазняющей его женщине.

Росс хитро ей подмигнул:

— Вы с ним подходите друг другу. Честно говоря, я уверен, что из вас получится идеальная пара. Ну и, конечно, у нас летом появилось развлечение, о котором мы и не мечтали. Знаешь, как забавно наблюдать за его неумелыми попытками оказать тебе сопротивление Еще веселее будет, когда он поймет, что попался на твой крючок и ему уже некуда деться.

Калли недовольно нахмурилась:

— Ты всерьез полагаешь, что мне может потребоваться все лето? По правде говоря, я надеялась на более быстрый успех.

— Нет, конечно. Оборона уже трещит по всем швам. Но если вдруг он окажется крепче, чем мы оба предполагаем, останься здесь на всю зиму. В офисе ты незаменима: и славно работаешь, и радуешь глаз.

Рассмеявшись, Калли бросила в него скомканную бумажную салфетку:

— Что за мужской шовинизм! Все вы такие!

— Многое от штата зависит. Здесь, на Аляске, действительно, большинство мужчин смотрят на женщину несколько потребительски. Просто хочется тепла и уюта. Хотя, с другой стороны, нравы у нас довольно-таки консервативные.

— Хм… — фыркнула Калли.

Слова Росса заставили ее призадуматься. Америка — большая страна, и везде свои законы. Здесь не родной Вашингтон, а Аляска. Не надо об этом забывать. Ей придется привыкать к правилам севера, заново обустраивать свою жизнь, если она решит остаться здесь навсегда.

Если?..

Калли вздохнула. Несмотря на самые радужные планы, у нее все еще оставались сомнения в правильности выбранного ею пути. Слишком все быстро произошло. Мысль о еще одном пустом и однообразном лете, об уходящем в никуда времени заставила ее бросить родной дом и пуститься в эту авантюру. И отступать нельзя!

Лето для нее всегда было самым ужасным временем года.

Друзья погружались в семейные заботы, возились с детьми, радуясь вместе с ними школьным каникулам. Они приглашали ее, но играть и гулять с чужими детьми — одно дело, а иметь собственных — совершенно другое. В какой-то момент Калли серьезно задумалась об усыновлении ребенка, но потом поняла, что больше всего ей хочется быть женой Майкла и матерью его детей. Носить его ребенка под сердцем девять месяцев — вот о чем она мечтала. В конце концов можно плюнуть на гордость и попросить Майкла стать отцом ее ребенка, не требуя от него никаких обязательств и обещаний. Это гораздо лучше, чем одинокая старость.

— Калли, что случилось? У тебя такой расстроенный вид.

Она вздрогнула и посмотрела на встревоженного Росса:

— Ничего. Все в порядке. Просто я задумалась.

— О Майкле?

— О ком же еще? — Она повертела свою чашку кофе. — За последние годы он так сильно изменился. Я даже не знаю… А почему ты думаешь, что мы с Майклом подходим друг другу?

Росс развел руками:

— Знаю, и все тут. На уровне инстинкта, дорогая.

У Майкла есть несколько твоих фотографий. На одной ты изображена с Элейн. Я как-то раз спросил у него, с кем это сфотографирована Элейн. Майкл улыбнулся и ответил, что ты подруга их детства, а потом прибавил, что хорошо знает тебя и что ты была очень милым ребенком. По его голосу я понял, что он никогда не был к тебе равнодушен.

— Милый ребенок… — повторила Калли, огорченная помимо своей воли. — Вот именно. Он не видит или не хочет видеть, что я уже выросла. Для него я все еще «милый ребенок».

— О… — Росс раскатисто рассмеялся. — Об этом ты можешь не волноваться. Я Майкла знаю. У него уже крыша поехала в нужном направлении. Сейчас он, конечно, изо всех сил сопротивляется, стараясь не замечать очевидного, но рано или поздно ему придется сдаться на милость победителя. Когда Майкл видит тебя, моя дорогая, у него мгновенно кровь закипает в жилах. Странно, что он до сих пор еще сам этого не понял.

Слова Росса взбодрили Калли. Значит, ей не показалось, что она сумела все-таки добиться от Майкла ответной реакции на свои чувства. Все правильно!

— И знаешь, Калли…

Девушка отвлеклась от своих мыслей и посмотрела на Росса, который как-то сразу посерьезнел:

— Да?

— Если все пойдет не так, как тебе хочется… — Он запнулся. — Все равно оставайся на Аляске. Нам нужны такие женщины, как ты. Такие особенные женщины! Согласись, пожалуйста.

Смущенная его теплым и нежным взглядом, Калли покраснела.

Ночью, лежа в кровати, она снова вспомнила весь разговор с Россом, и ей стало легче на душе. У нее есть союзники, к которым она всегда может обратиться за помощью. Она была благодарна обоим партнерам Майкла за их поддержку.

Потом мысли ее снова вернулись к Майклу. Калли уже давно поняла, что он не просто детское увлечение, а единственная настоящая любовь. Может быть, он не разделяет ее чувства, но то, что он не забыл ее все эти годы, не могло не радовать.

12
{"b":"20099","o":1}