ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Донован рассмеялся:

— Ну, ты даешь! Кстати, Росс и я считаем, что ты должна стать нашим четвертым партнером и остаться здесь. Ты не можешь нас бросить.

— Наверняка Майкл в восторге от вашего предложения, — пробормотала Калли.

— Он не против.

Калли вздрогнула и посмотрела на Донована, пытаясь определить, серьезно он говорит или нет.

— Ты шутишь? — спросила она, пристально разглядывая его.

— Нет. Впервые за эту неделю он на нас не накричал и не стал учить уму разуму. Наверное, он увидел некоторые плюсы в том, что ты остаешься. Может быть, ему понравилось приносить тебе ирисы каждый день? Кто его теперь поймет?

Калли задумалась. Предложение Росса и Донована выглядело заманчивым, но сейчас ее заинтересовало лишь то обстоятельство, что Майкл не возражает против ее партнерства. Неужели он не хочет, чтобы она уезжала? Он любит ее?

Вот она точно его любит. С каждым днем все сильнее и сильнее.

Как все запуталось…

Они с Майклом должны найти решение. И если они любят друг друга, то обязательно его найдут.

Майкл разрубил очередное полено пополам. С тех пор как Калли приехала на Аляску, он значительно пополнил запасы дров — хватит на несколько лет!

Бесконечное махание топором уже порядком надоело Майклу, но не сидеть же дома! Там было слишком одиноко и тихо!

Единственное о чем он мог думать, сидя в любимом кресле на кухне, было то, что Калли живет не у него, а у Донована. Наблюдения давали основания предположить, что они не спят вместе — эта тема даже ни разу не обсуждалась, но… Майкла все-таки мучили сомнения. Он то и дело вспоминал угрозы Калли найти себе мужчину, который будет относиться к ней как к желанной женщине.

В любом случае Майкл был уверен, что в отличие от него, бессонницей Калли не страдает. К тому же Донован и Росс всячески развлекали ее и веселили, а вот ему приходилось рубить дрова.

Проклятие!

Как заставить Калли вернуться домой? После ее отъезда комнаты сделались еще больше и пустыннее.

Это была главная причина, почему Калли должна была вернуться, но кто, кроме него самого, воспримет ее всерьез. Даже признание в любви казалось ему недостаточным для того, чтобы Калли вернулась.

Очень важно не ошибиться и сохранить шанс на дружеские отношения в будущем. Если она отвергнет его объяснение в любви, дверь перед ним окончательно захлопнется. Майкл поморщился: он уже понял, что эта женщина сумела войти в его жизнь и стать самым дорогим для него человеком на земле.

Трудно сказать, когда он умудрился влюбиться в Калли, но, несмотря на все его предосторожности, это произошло. К сожалению, он слишком долго пребывал в неведении. И теперь ему оставалось лишь мучиться от осознания того, что счастье прошло мимо.

Телефонный звонок отвлек Майкла от его печальных мыслей. Бросив топор, он бросился в дом.

— Да.

— Привет, Майкл. Как у тебя дела?

Приятный голос отца Калли заставил его похолодеть.

— Э… здравствуйте, мистер Уэбстер.

— Можешь позвать Калли?

Майкл сжал трубку и стиснул зубы. Значит, Калли не сказала отцу, что переехала к Доновану. Непонятно! Зачем она вынуждает его лгать ее отцу?

— Извините. Но ее сейчас нет. Она вышла, — ответил Майкл, боясь, что небеса разверзнутся над ним и праведный гнев падет на него. Он, конечно, не был ангелом и до этого, но раньше врать священнику ему не приходилось.

— Ничего. Надеюсь, она хорошо проводит свой отпуск. Передайте ей, пожалуйста, что я звонил. И пусть она перезвонит мне, когда вернется.

— Обязательно.

Положив с громким стуком трубку на место, Майкл бросился из дома к машине. Он был зол на себя за свое нетерпение, но упустить такую возможность вернуть Калли домой было грешно.

Когда Майкл подъехал к дому Донована, нервы у него были напряжены до предела. Припарковав машину, он увидел Калли, лежащую в гамаке в саду.

Если она и слышала, что подъехала машина, то не обратила на это никакого внимания. Майкл остановился в нерешительности, любуясь ею. Укол ревности вызвало то, что на ней был тот самый топ, в котором она приехала на Аляску.

— Калли, — позвал Майкл, — нам нужно поговорить.

Та лениво открыла глаза и бросила на него быстрый взгляд.

— Мы не в офисе, а личное время я могу проводить так, как мне заблагорассудится, — сказала она, и ее веки снова опустились.

— Ты со мной и в офисе не разговариваешь!

— И что? Если ты недоволен таким положением дел, можешь меня уволить.

Майкл подошел к ней ближе. Самым большим утешением для него явилось то, что она была одна, без Донована. Всю дорогу, пока он ехал, его мучила перспектива застать их вдвоем.

— Где Донован?

Калли пожала плечами:

— Не знаю. Мы с ним соседи, а не…

— Черт! — воскликнул Майкл и одним движением заставил ее встать. — Я не позволю ему спать с тобой.

Положив руки на грудь Майкла и стараясь его оттолкнуть, Калли ответила:

— Я ведь сказала «соседи», а не «любовники», глупец., — Раньше ты говорила, что обязательно найдешь мужчину, который будет относиться к тебе как к желанной женщине. Как я предполагаю, это означает, что вы будете заниматься любовью.

— Не начинай все сначала! — простонала она. Росс и Донован — мои друзья. Но я не понимаю, из-за чего ты так волнуешься. Ты не хочешь заниматься сексом со мной, так почему тебя тревожит моя личная жизнь?

— Я никогда не говорил, что не хочу любить тебя, Калли!

— Замечательно сказано! Ну и что с того? — Она покачала головой и вопросительно посмотрела на него. Что ты вообще здесь делаешь?

Майкл наконец вспомнил о цели своего визита и бросился в атаку:

— Звонил твой отец Мне пришлось солгать ему, Калли! Я сказал, что ты вышла и скоро вернешься. Поэтому мы возвращаемся домой, прямо сейчас. Собирайся! Я больше не буду выгораживать тебя перед ним.

— Тебе и не нужно этого делать, Майкл. Мог бы все ему объяснить сразу же.

— Твой отец не понял бы, почему ты теперь живешь с Донованом, — вскричал он. — Я этого тоже не понимаю!

— Потому что ты упрямый и самовлюбленный, ответила Калли. — Это мой выбор, в конце концов.

Отец и не думает вмешиваться в мою жизнь. Хотя имеет на это право, в отличие от тебя. Поэтому извини, но я не понимаю, по какому праву ты пытаешься мной руководить.

Майкл замолчал, оглушенный: Калли сказала чистую правду.

— У тебя для всех разные стандарты поведения! продолжила свою обвинительную речь Калли. — Себе ты позволяешь целовать меня, а, например, Доновану нет. Свою свободу ты бережешь как зеницу ока, а остальное тебя не волнует. Ты жуткий эгоист, Майкл. Тебе только на Аляске и жить.

— Мне нравится Аляска.

— Мне тоже. Каждый имеет право жить так, как ему хочется. Если тебе любо одиночество, возвращайся к себе в свой особняк и наслаждайся им.

— Ты ошибаешься. Это не то, что мне нужно для счастья.

— Вот и прекрасно. Когда поймешь, что тебе нужно для счастья, можешь поделиться со мной. Очень интересно, честное слово. А сейчас я хочу тишины и покоя. До свидания, Майкл, — с этими словами Калли решительно залезла обратно в гамак и закрыла глаза.

Как она поняла, аргументы Майкла на этом истощились и продолжения ждать не следовало.

Пусть он разбивает другие сердца. С нее достаточно.

Хотя то, как Майкл смотрит на нее, доказывает, что она далеко небезразлична ему. Его глаза выдают тайные желания, но… он еще ни разу не сказал, что любит ее Требование вернуться в его дом, чтобы ему не пришлось «лгать» ее отцу, мало похоже на любовное признание.

Майкл прошел мимо нее, и по звуку шагов она определила, что он направился в дом. Пусть идет! Капли скрестила руки на груди и продолжила раскачиваться в гамаке. Назойливый и подозрительный. Видимо, не поверил, что они с Донованом спят в разных спальных, и отправился проверять.

Через несколько минут Калли услышала, как открывается дверь, и, повернувшись, бросила взгляд на дом. В руках у Майкла были ее чемоданы. Из одного из них торчал лифчик, так как молния была застегнута не до конца. Мог бы и закрыть!

27
{"b":"20099","o":1}