ЛитМир - Электронная Библиотека

Если гости и проявили в матчах в Канаде какую-то слабость, то это их склонность делать порой излишние передачи перед воротами соперников.

Во время тренировок и матчей гости строго придерживались выхода на лед пятерками. Иными словами, у них в игре неизменно участвовали одна и та же тройка нападающих и два постоянных защитника.

– Это способствует лучшей коллективной игре, – заметил Синден, – а в НХЛ клубы обычно поочередно используют три звена нападающих, но две пары защитников.

Унижение Канады при всей его глубине отнюдь не означает, что будет обязательно предпринята далеко идущая реформа.

– Мы исповедуем разные принципы, – сказал Фергюссон. – Не думаю, чтобы североамериканцы пожелали вести спартанский образ жизни.

Синден добавил:

– Не думаю, чтобы мне удалось после тренировки отправить своих ребят на трамплин и приказать им прыгать с него пару часов.

Другая причина, объясняющая, почему НХЛ воспротивится переменам, носит сугубо экономический характер. Если говорить о долларах, НХЛ функционирует достаточно успешно. В прошлом году в 11 из 14 городов, представленных в Лиге своими командами, стадионы, где они играли, были заполнены почти на сто процентов. «Ванкувер канукс» заняла в своей группе последнее место. И как вы думаете, сколько владельцев сезонных абонементов отказались от них на следующий год? Всего семь. Так зачем же что-нибудь менять?

Но если бы Синден, под руководством которого бостонская команда завоевала в 1970 году Кубок Стэнли, вернулся к деятельности тренера, он, несомненно, попытался бы использовать некоторые из тех методов, с которыми канадцев познакомили гости. «В конце концов, – заметил он, – кто утверждает, что канадцам все известно о хоккее?».

Когда советские игроки улетали в Москву, они говорили примерно то же самое. «Мы приехали сюда, чтобы поучиться у канадских профессионалов, – заявил Кулагин. – А теперь, возможно, хозяева смогут чему-нибудь научиться у нас».

Эта статья напомнила о семинаре тренеров во время чемпионата мира 1972 года в Праге. Тогда, еще за несколько месяцев до «серии», известный в свое время форвард сборной Чехословакии Ладислав Букач говорил: «В прошлом признаком хорошего тона считалось приглашать канадских тренеров. В большинстве своем играющих. Канада была вершиной мирового хоккея. Сегодня для лучших европейских команд канадские тренеры не совсем подходят».

Билл Харрис, к тому времени почти сезон проработавший со шведской сборной, с некоторой грустью заметил: «В Европе все чаще слышишь слово „тактика“, которое в Канаде является почти неизвестным понятием».

Участники семинара из 14 стран пришли к единодушному выводу: европейские болельщики видят красоту хоккея в творческой игре, североамериканские– в силе и жесткости. К сожалению для канадцев, от них на семинаре был только один Билл Харрис.

13 сентября, за неделю до первого матча в Москве, канадцы, не такие теперь самоуверенные, прилетели в Стокгольм, чтобы в дни торжеств по случаю пятидесятилетия Шведского хоккейного союза провести два матча с «Тре крунур», а самое главное – потренироваться на площадках больших размеров и акклиматизироваться в Европе перед ответственными встречами с советскими хоккеистами.

На пресс-конференции гости являли пример скромности.

– Я бы хотел, чтобы наши ребята играли в Европе так, как они это умеют делать, – вот все, что сказал Гарри Синден.

Он, правда, не показал себя дипломатом, сказав, что Ульф Стернер – любимец шведской прессы и публики – «не имел бы шансов быть включенным в состав сборной Канады с ее нынешним подбором игроков, а Юха Видинг мог бы рассматриваться, как весьма серьезный кандидат».

Председатель Союза профессиональных хоккеистов А. Иглсон, руководитель делегации, заявил, что канадцы не рассчитывают на легкие победы в Швеции: «Памятуя о той весьма сомнительной информации, на основе которой мы готовились к первым матчам со сборной СССР, нам следует серьезнее относиться к соперникам».

Первый матч канадцы выиграли – 4:1. А во втором ушли от поражения лишь за 47 секунд до финальной сирены, когда после броска Эспозито счет стал 4:4. Шведская пресса, не жалея пороха, описывала жесткую игру канадцев. А те давали для этого немало поводов, в одном из перерывов даже устроив побоище у входа в раздевалку хозяев.

Вернувшиеся из Швеции наблюдатели Б. Майоров и П. Шелешнев резюмировали свои впечатления так: «Особенного ничего канадцы не показали, но сражаются до последней секунды и едут к нам очень сердитые».

А в Москве тем временем кто только не мечтал о «билетике на Канаду». У касс в Лужниках я видел приезжих с Камчатки и Сахалина, приурочивших свои отпуска к матчам «серии» и тщетно пытавшихся разжалобить работников стадиона.

Поистине жаркие дни стояли во Дворце спорта – здесь завершалась реконструкция к матчам «серии» и предстоящему весной чемпионату мира.

Почти каждый день мне приходилось совершать дальние поездки в аэропорт «Шереметьево». Сначала писать о прилете армады туристов с родины хоккея – всего их прибыло около трех тысяч, потом – правительственной делегации и, наконец, встречать героев дня – хоккеистов.

«Кленовые листья» прилетели двадцатого сентября. Гости разместились в подогнанных прямо к самолету автобусах. Но уехать быстро канадцы не смогли: немногих минут «открытой границы» хватило нескольким советским и иностранным журналистам, оказавшимся чуть расторопнее своих многочисленных коллег, прибывших встречать команду, чтобы взять в «плен» Фила Эспозито.

Ко времени приезда в Москву он уже стал среди «Кленовых листьев» фигурой номер один, а здесь его реноме центрфорварда экстра-класса еще возросло. Даже когда во время представления публике перед первой встречей в Лужниках «Филя» поскользнулся и, может случайно, а может шутки ради, упал па лед, это было встречено улыбками и аплодисментами.

Далеко не сразу Фил Эспозито стал кумиром хоккейной публики. В «Чикаго блэк хоукс» его сначала взяли по просьбе брата Тони, в то время уже одного из вратарей клуба, лишь на пробные четыре матча, которые по положению может провести в НХЛ любой хоккеист, не теряя при этом статуса любителя. В команде его оставили, но особых успехов рядом с Бобби Халлом и Стэном Микитой он не добился, а у зрителей получил весьма нелестное прозвище «мусорщик».

«Пусть они говорят что угодно, – позднее заявил в связи с этим журналистам Фил, – мне все равно, влетает ли шайба в чужие ворота после снайперского броска или отскочит туда от моей головы. Главное, чтобы был гол!»

В 1967 году новый тренер «Бостон брюинс» Гарри Синден пригласил Эспозито в команду. Чикагцы расстались с 25-летним дублером Халла без сожаления. А на следующий сезон Фил стал первым снайпером НХЛ и потом еще раз завоевывал этот титул. В компании с Бобби Орром, Ходжем и Кэшменом на флангах, освободившись от мешавшего ему «комплекса Бобби Халла», Эспозито стал суперзвездой. Ни одна команда в мире, будь то клуб или сборная, не может себе позволить роскоши оставить Эспозито хоть на долю секунды без пристального присмотра неподалеку от собственных ворот– гол в таком случае практически неминуем. Впрочем, и в условиях плотной опеки удержать стокилограммового, высоченного центрфорварда задача весьма сложная. «Толкаешь его с „пятачка“, – сетовал один из наших защитников, – пытаешься хоть бы клюшку его со льда приподнять, а толку мало».

«Надеюсь, предстоящие встречи в Москве пройдут еще интереснее, чем в Канаде, – сказал журналистам на аэродроме Эспозито. – Жаль, что я раньше не наблюдал за игрой советских хоккеистов, когда они приезжали в Канаду и США. Все они отличные конькобежцы и блестяще подготовлены физически.

Перейму ли я что-нибудь у советских хоккеистов? Уже перенял. Что именно? Пока это секрет, ведь мы все-таки еще проигрываем два очка. Надеюсь, «острых» моментов в матчах будет немного, хотя хоккей не балет. Лично я в потасовках участвовать не люблю, мне уже сломали один раз руку, потом нос, с меня хватит.

11
{"b":"201","o":1}