ЛитМир - Электронная Библиотека

Но и престиж советского хоккея очень выгадал от этой серии матчей. С точки зрения спортивно-физической подготовки, советские игроки уже в самом начале показали свое превосходство. Их замечательное мастерство проявлялось на всех этапах игры. На сотни миллионов зрителей, наблюдавших за этими матчами по телевидению в Северной Америке, Европе и на других материках, оно произвело большое впечатление.

А что еще более важно, эти матчи, несомненно, будут способствовать сближению народов СССР и Северной Америки…»

В дни «серии» и сразу после ее окончания во Всесоюзный спорткомитет приходило множество писем и телеграмм из всех уголков СССР и самых разных стран мира. «Благодарим вас и хоккеистов сборной СССР за величайшее удовольствие, которое мы получили, – писали 250 студентов и профессоров из университета канадского города Калгари. – С нетерпением ожидаем новых встреч!»

Даже старейший из советских долгожителей Ширали-Баба Муслимов смотрел у себя в Азербайджане по телевидению встречи «серии» и тепло благодарил хоккеистов в телеграмме за «незабываемые матчи».

Наши хоккеисты и тренеры немало извлекли полезного из «серии». В напряженных матчах чемпионатов мира 1973 и 1974 годов они не ослабляли усилий до конца и получили в награду золотые медали. В СССР и Чехословакии перешли на тройное судейство, как, несомненно, более прогрессивное.

Полезными были встречи с советскими хоккеистами и канадцам. Весной 1973 года руководители НХЛ пригласили на финальные матчи розыгрыша Кубка Стэнли Боброва, Кулагина и Харламова. Гостям был оказан радушный прием. Хозяева считали большой удачей, если им удавалось сфотографироваться рядом с Валерием Харламовым. Скотти Боумен, к этому времени возглавивший «Монреаль канадиенс», не скрывал от гостей в радостный день победы над «Чикаго блэк хоукс», что по образцу советских хоккеистов его подопечные теперь гораздо больше внимания уделяют физической подготовке, чаще пасуют в игре и даже комбинируют на чужой половине поля. Все это во многом способствовало их успеху. Президент КАХА Д. Кричка предложил наладить обмен юниорскими командами.

В главе о «серии-72» сознательно предоставлено так много места высказываниям непосредственных участников матчей, их тренеров, авторитетов и болельщиков из разных стран мира, думается, картина от этого получается полнее и объективнее. Однако закончить хотелось бы упоминанием об эпизоде из личных впечатлений.

…Несколько журналистов ТАСС, завершив работу после последнего матча «серии» далеко за полночь, в числе последних покидали Дворец спорта в Лужниках. И вдруг в дверях служебного входа, где привыкли видеть лишь особо в эти дни придирчивых контролеров, что называется нос к носу столкнулись с Филом Эспозито.

Усталость как рукой сняло.

– Довольны ли вы результатами матчей? – не медля ни секунды, атаковали мы кумира хоккейной публики тех дней.

– Все закончилось хорошо, – ответил, почему-то загадочно улыбаясь, гость.

– Вам понравилась Москва? Хотели бы вы снова приехать в наш город. Тут наш собеседник громко расхохотался.

– Вы приняли меня за Фила Эспозито? Он уже поужинал и давно спит. А я – врач команды.

Нам тоже ничего не оставалось, как рассмеяться.

Да, подумалось тогда, на много лет запомнятся любителям спорта матчи «серии-72» и еще долго перед глазами будут стоять Третьяк и Хендерсон, Харламов и Якушев и этот гигант Эспозито – «Филя» из сборной Канады…

По Канаде со сборной

Рано утром 14 сентября 1974 года хоккейная сборная страны поднималась по трапу советского авиалайнера, который стартовал на Монреаль.

Начиналась вторая хоккейная серия встреч сборных СССР с «Командой Канады», составленной на этот раз из сильнейших профессиональных игроков Всемирной хоккейной ассоциации (ВХА).

С самого начала заокеанского путешествия и до того момента, как канадцы улетели из Москвы, я записывал все заслуживающее внимания. Большая часть этих заметок и предлагается читателям.

14 сентября. Мощный ИЛ-62 взял курс на Запад. «Компания» у нас солидная: руководство делегации – Г. Рогульский и В. Сыч, старший тренер сборной СССР Б. Кулагин, его помощники К– Локтев, В. Юрзинов, врач команды О. Белаковский, «талисман» команды массажист и большой мастер точить коньки Г. Авсеенко, переводчик Л. Зарахович. Двадцать семь игроков: вратари В. Третьяк, A. Сидельников и В. Полупанов; защитники В. Васильев, А. Гусев, B. Лутченко, Г. Цыганков, Ю. Ляпкин, В. Кузнецов, Ю. Федоров, A. Сапелкин и А. Филиппов; нападающие Б. Михайлов, В. Петров, B. Харламов, Ю. Лебедев, В. Шадрин, А. Якушев, А. Мальцев, В. Анисин, А. Бодунов, С. Капустин, А. Волчков, С. Котов, К. Климов, В. Шалимов и В. Попов. В Канаде к нам присоединятся еще три советских арбитра – В. Домбровский, В. Никульцев, С. Гущин.

Борис Павлович Кулагин настроен на то, чтобы все посражались с канадцами. Удастся ли? Многое будет зависеть от результатов первых встреч. В сборных по спортивным играм не делят игроков на «основных» и «запасных» лишь тогда, когда все идет гладко, а чуть осечка – и в команде сразу появляются «ударная группа» и «туристы».

…Далеко все-таки до Канады! Теоретически я это и раньше знал, но теперь расстояние кажется еще большим. Нашим ребятам не раз приходилось выступать сразу же после двадцати часов полета. Играли и побеждали. Вот что значит отличная физическая подготовленность!

Первая посадка в Киеве. Взяли группу канадцев украинского происхождения, приезжавших проведать родственников или просто познакомиться с родиной предков.

Еще три часа летели до Парижа. Заправились горючим и затем почти десять часов в воздухе – до Монреаля. Маршрут авиалайнера существенно отличается от путей океанских кораблей. Сначала мы летели над Англией, потом недалеко от Исландии и Гренландии, вышли на северную Канаду и приземлились в Монреале. Так что, если бы случилась какая-то неприятность, до берега было бы все-таки не три тысячи километров, а только две… После взлета в Париже стюардессы проинструктировали пассажиров, как пользоваться спасательными нагрудниками, продемонстрировали, как надо подавать сигналы свистком, чтобы вас заметили со спасательных плотиков,… К счастью, нам, как и другим многочисленным пассажирам «Аэрофлота» за годы существования линии Москва – Монреаль, этот инструктаж не пригодился.

Стартовали из Москвы в двенадцать часов дня, почти сутки в пути, а в Монреаль прибыли около восьми вечера – летели вслед за солнцем. В Монреале, Торонто и Квебек-Сити разница во времени с московским семь часов, в Виннипеге – восемь, а в Ванкувере – десять часов.

Длинными получились у нас сутки четырнадцатого сентября.

И вот мы в Канаде. Международный аэропорт Монреаля живет по напряженному графику. Около сотни его «причалов» – коридорчиков, по которым прямо из залов ожидания попадаешь на борт авиалайнера, – почти никогда не пустуют: только автотягач отбуксирует на взлетную полосу один самолет, как на смену ему подруливает другой.

Наш ИЛ-62 подрулил к причалу № 36. Несколько минут на разные формальности, и гости попали в плен к журналистам.

В Монреале нет клуба ВХА, и во второй хоккейной «серии» сборная СССР здесь не выступала. Мы должны были пересесть на самолет компании «Эйр Кэнада», чтобы совершить получасовой перелет до Квебек-Сити, откуда, собственно, и начиналось турне советских хоккеистов. Но поскольку многие крупнейшие газеты выходят в Монреале, организаторы, по просьбе журналистов, предусмотрели здесь часовую остановку.

Буквально с первых же слов на пресс-конференции между советскими хоккеистами и канадскими спортивными обозревателями установился, что называется, полный контакт: вопросы были интересными и доброжелательными, ответы – исчерпывающими, искренними и остроумными, что особенно ценится коллегами на североамериканском континенте.

– Кого из игроков в команде соперников вы знаете? – спросили капитана советской ледовой дружины.

– По матчам первой «серии» Стэплтона, Хендерсона, Фрэнка Маховлича. Наслышан о Хоу, Халле, Чиверсе и многих других, – ответил Михайлов.

15
{"b":"201","o":1}