ЛитМир - Электронная Библиотека

Чемпионат НХЛ начнется в конце первой декады октября, а сейчас, в середине сентября, все игроки «Мэйпл лифс» – и основные, и претенденты – разбиты на четыре группы. Списки вывешены на стенке около выхода на лед. Глядя на белые листочки с колонками густо напечатанных на машинке фамилий, чувствуешь себя не на хоккейном стадионе, а как бы в университете около деканата в пору приемных экзаменов. Тренировки проходят ежедневно поточным методом; пока одни спят, другие едят, третьи занимаются в зале для физической подготовки, четвертые – на льду.

Мы с Юрзиновым с разрешения хозяев осмотрели «комбайны» для физической подготовки. На каждом из приспособлений могут тренироваться одновременно шестнадцать человек. «Нам бы такие в сборную и в „Динамо“! – не удержался Юрзинов, поупражнявшись во всех отделениях одного из „комбайнов“.

Потом пошли на ледовую арену. Здесь занятия проводил тренер «Мэйпл лифс», в свое время один из самых знаменитых ее игроков– «Ред» Келли (вообще-то его имя Леонард, но в мире спорта он известен, как «Ред» – Рыжий» Келли). Тот самый, что с 1962 по 1965 годы играл в хоккей и заседал в парламенте.

После тренировки Келли зашел в нашу раздевалку посмотреть, как Авсеенко готовит свое хозяйство к тренировке. Разговорились.

– В парламент меня провел, – рассказывал, чуть иронически улыбаясь, Келли, крепко сколоченный мужчина средних лет, с почти красными волосами, – мой давний приятель мистер Пирсон, в то время лидер либеральной партии. Он сам, когда учился в Оксфорде, играл в хоккей. Сейчас у меня табачная ферма, там управляет брат, работают родственники, а я без хоккея не могу.

Помогал тренеру Бовер. По указанию Келли, игроки выполняли различные упражнения. Мчались с шайбой через всю площадку вдвоем, часто перепасовывая ее друг другу. Бросали по воротам (только низом и, если с близкого расстояния, то вполсилы). Демонстрировали дриблинг. Проводили двусторонние игры. Половина игроков на льду в жилетах белого цвета, чтобы тренерам легче было следить за абитуриентами, номера у игроков не только сзади, но и впереди и на обоих рукавах. У большинства не совсем обычные для хоккея – 57, 64, 82, 99. Много находилось на льду усачей, тренировался даже бородач. Один совсем молодой хоккеист, желая, видимо, немного повеселить товарищей, а заодно и намекнуть тренеру на свой высокий класс, написал на груди – «СССР». Большинство кандидатов рослые, крепкие, интересные парни, но почти все без зубов…

Завтра утром наша делегация улетает в Виннипег (канадцы – вечером, а мы снова – только утром), поэтому из «Сада кленового листа» спешу на другой конец Торонто, где расположена постоянно действующая национальная выставка. Здесь в одном из павильонов разместился «Музей хоккейной славы» – единственный в своем роде. Это павильон спорта, но ровно половину его занимает «Музей хоккейной славы» – еще одно свидетельство огромной популярности хоккея в Канаде.

Мне в голову не приходило, что наши хоккеисты, тренеры, большинство которых ранее неоднократно приезжали в Торонто, ни разу не были в «Музее хоккейной славы», а то бы обязательно уговорил поехать туда всех, хотя бы на полчасика.

Из уважения к высокому классу советского хоккея директор павильона Морис Рид самолично познакомил гостя из Москвы с экспонатами музея. В просторном, светлом помещении хранятся все переходящие призы НХЛ и К.АХА. Особое внимание публики обычно вызывает Кубок Стэнли.

Интересны экспозиции коньков и клюшек – эволюция инвентаря у вас перед глазами. Большинство клюшек «звезд» последних лет – с изогнутыми крюками.

В истории игры, как изобретатель и первый популяризатор хоккейной «пращи», останется форвард из «Чикаго блэк хоукс» Стен Микита. Интересная у него судьба. Стэн (а точнее Станислав) родился в Чехословакии и попал в Канаду с родителями пятилетним мальчиком. Когда «Команда Канады», завершая турне по Европе осенью 1972 года, выступала в Праге, выводил гостей на лед земляк хозяев – Микита. Весь стадион бурно аплодировал, когда Стэн обменивался рукопожатием с Франтишеком Поспишилом.

В раннем детстве эмигранту пришлось немало перенести обид и в хоккее. Микита был, несмотря на свою «миниатюрность» – рост сто семьдесят три сантиметра, вес – семьдесят пять килограммов, отчаянным забиякой. Подле мощных гигантов с такими данными Микита себе мировой славы не снискал бы. В «Чикаго блэк хоукс», рядом с «самим» Халлом, Стэн прославился, как умница и первый хитрец на площадке.

В 1972 году Микита приезжал в Москву, но ни в одном матче не играл. В сентябре, по объяснению самого Микиты, он не в форме, а форсировать подготовку к сезону, как это сделал, например, Пол Хендерсон, Стэн не смог или не пожелал. И несколько лет спустя после «серии-72.» Микита – «маленький старичок» – по-прежнему высоко котировался в НХЛ. В ВХА не раз предлагали ему контракт на очень выгодных условиях…

…Словно живой смотрит на вас со снимка легендарный голкипер «Детройта» и «Нью-Йорка» Терри Савчук. Уроженец Виннипега, Терри(а попросту – Тарас), сыграл за 21 сезон в НХЛ в 971 матче. Четырежды признавался лучшим вратарем. Самый выдающийся его рекорд-103 встречи без гола – вряд ли будет когда-либо побит.

На тренировке Савчук получил травму и через месяц умер в госпитале.

В разделе голкиперов на почетном месте шесть довольно примитивных плексигласовых вратарских масок. Одна раздроблена на куски. Почему их держат под стеклом, словно берестяные грамоты далеких веков? Дело в том, что это первые в мире маски хоккеистов-вратарей, введенные в употребление стражем ворот «Монреаль канадиенс» Жаком Плантом.

Плант вместе с партнерами по «Канадиенс» многократно завоевывал Кубок Стэнли, трижды назывался лучшим вратарем сезона и входил в первый состав «Олл старз».

Плант – первый из суперзвезд, с которым советские хоккеисты встретились непосредственно на ледяной площадке в монреальском «Форуме» в декабре 1965 года в матче между сборной СССР и дублерами «Канадиенс» («киты» большого хоккея не могут полностью полагаться на юниорские клубы-питомники, они имеют и собственные юношеские и молодежные команды), усиленными шестеркой игроков из основного состава.

Жак Плант дебютировал в 1952 году, когда ему было 23 года. Сразу же стал выходить из ворот далеко в поле, за что на первых порах получил прозвище «клоуна». Но потом за Плантом признали право быть шестым полевым игроком – голов-то ему забивали меньше, чем другим.

Долгое время тренер Гектор Блейк позволял голкиперу пользоваться маской лишь на тренировках, он опасался, что, предохраняясь, вратарь будет не так собран. Но второго ноября 1959 года в матче против «Нью-Йорк рейнджерс» вратарь вышел на лед в маске. На первых порах голкипер в маске, конечно, выглядел немного странно. Публика смеялась. Но Планту было не до смеха – к этому времени он имел уже четыре перелома носа, множество травм головы.

На матче сборной СССР с «молодняком» «Монреаля» в «Форуме» трибуны были забиты до отказа. В основном, пришли посмотреть на Планта, завершавшего свои выступления за монреальский клуб. И он сыграл выше всяких похвал. Сборная СССР значительно превосходила соперников, но проиграла – 1:2. Раз тридцать атаковали ворота Планта, но цели достиг лишь один щелчок защитника Владимира Брежнева. В этот момент голкипер был закрыт игроками.

Когда кончилась игра, партнеры унесли Планга с поля на руках, «Форум» аплодировал стоя.

…На главнейших призах, хранящихся в музее хоккейной славы, много раз выгравировано имя защитника атакующего плана из «Бостон брюинс» Бобби Орра.

Рассказывая об Орре, приходится вспомнить такую прописную истину, что нет правил без исключения, а исключения подтверждают правила. Задатки большого хоккеиста обнаружились у Орра, еще когда он был мальчиком лет девяти-десяти. Для «Бостон брюинс» его открыл в городке Перри-Саундз, в провинции Онтарио, тренер-селекционер, в свое время наставник «Уитби данлопс» – чемпион мира 1958 года Рене Блейер. Родителей Бобби ссудили деньгами на ремонт дома, и их четырнадцатилетний сын подписал контракт. Это было, пожалуй, столь же важное событие в мировом спорте, как приглашение Пеле в «Сантос».

21
{"b":"201","o":1}