ЛитМир - Электронная Библиотека

В сентябре, почти одновременно со школьниками и студентами, начинающими учебный год, наши хоккеисты стартуют в очередном чемпионате страны или ответственных международных встречах. До середины (а то и до конца) мая, когда завершается сезон большого хоккея, я почти ежедневно на матчах. За последние полтора десятка лет, пожалуй, довелось посетить больше всех в нашей стране хоккейных матчей. Даже строгие билетерши в Лужниках теперь раскланиваются и обычно не спрашивают пропуск.

Ну, а во время хоккейных каникул – в июне и начале июля? Каким будет новый календарь, переходы игроков, изменения в руководстве команд, что слышно из Канады, Чехословакии, США, Швеции? Вопросы, вопросы… Хоккейный репортер обязан дать на них ответы. Работа нелегкая. Но не думаю, чтобы кто-нибудь из нас захотел бы поменять профессию – на адвокатскую или какую другую. Хоккей держит крепко.

Однако вернемся в Канаду. В огромном «Локхиде» победителям отвели отдельный салон. Экипаж, пассажиры поздравляют хоккеистов, приходят за автографами. – Канадцы проиграли, – говорит наш попутчик бизнесмен из Ванкувера, – но матч, как и два предыдущих, был великолепным. Ваши были в ударе, но и наш Хендерсон – молодчина!

Когда самолет набирал высоту, Агги Кукулович воскликнул: «Ребята, посмотрите, вон „Арена“, на которой вы вчера летали!» Агги не очень хорошо говорит по-русски, но в данном случае выразился чрезвычайно образно.

У нас множество восторженных телеграмм с родины, из различных городов Канады, США (там тоже показывают по телевидению матчи «серии»), из других стран. Они переходят из рук в руки, все читают их с удовольствием.

Одну депешу из Монреаля Озеров забирает себе. – Завтра расскажу болельщикам, – поясняет.-Представители Морфлота СССР обещают в случае успешного завершения «серии» будущим летом бесплатное морское путешествие по Черному морю. Чтобы потом не запамятовали, «застолбим» по телевидению…

В газетах хвалят советских хоккеистов.

«В третьем матче советская сборная выглядела, как мощная динамомашина» – аншлаг в «Виннипег трибюн».

«Мы позволили соперникам оторваться в счете на две шайбы, – приводит репортер „Канадиен пресс“ слова Бобби Халла, – после этого их игра стала поистине вдохновенной, реактивной по скорости. Мы ничего не могли с ними поделать!»

«Русские хоккеисты играли так же великолепно, как танцуют артисты балета Большого театра», – констатировал Д. Гросс в «Торонто сан».

«Мы рискнули, тем более что и запасным хочется выйти на лед, и проиграли, но если бы нас в Виннипеге не победили, можно было бы не сомневаться в успехе всей „серии“. Эксперимент себя не оправдал, будем играть только лучшим составом», – цитируют почти все обозреватели заявление Харриса.

Абзацем, двумя ниже недавнему любимцу достается по первое число. Вот только заголовки разносных статей: «Виннипег – Ватерлоо „Команды Канады“!», «Слишком много гостеприимства!», «Нельзя менять лошадей на переправе!», «Харрис хорошо поступил по отношению к трем десяткам игроков сборной, но огорчил двадцать миллионов канадцев». Такова тренерская доля. Победила команда – он умница, проиграл – к ответу.

Утром, когда заезжали за амуницией на «Арену», там тренировались готовящиеся к чемпионату ВХА хоккеисты «Виннипег джетс». Почти треть игроков здесь европейцы – хорошие знакомые по чемпионатам мира шведы Хэдберг, Шеберг, Ларссон, Нильсон, финны Риихиранта и Кетола. Тренировка мгновенно прервалась. Наших ребят все поздравили с победой.

Риихиранта и Кетола сияют – с Юрзиновым можно поговорить по-фински. Как ни хорошо платят в Виннипеге, а вдали от маленькой, но такой любимой Финляндии нелегко.

23 сентября. Из всех городов, которые довелось мне повидать за рубежом – в Европе, Азии и Америке, Ванкувер, пожалуй, самый красивый. Всего восемьдесят лет назад в небольшой канадский поселок по пересекшей страну трансканадской железной дороге пришел первый поезд. С появлением железной дороги началось бурное развитие тихоокеанского порта. Сейчас в Ванкувере более семисот тысяч жителей. (В США есть свой Ванкувер – меньше канадского, там в 1937 году приземлился советский самолет АНТ-25 под управлением В. Чкалова, В. Байдукова и А. Белякова, совершивших первый беспосадочный перелет из СССР через Северный полюс в Америку.) Центр города многоэтажный: гостиницы, банки, офисы. Большинство же горожан живет в протянувшихся на много километров в различных направлениях одно– двухэтажных домиках. В самом городе отличные пляжи, от громадных волн Тихого океана отгороженные островом Виктория. В нескольких километрах от центра – горы, покрытые лесами и снегами. С пляжа очень быстро можно попасть на горнолыжные трассы, На них, кстати, выросла олимпийская чемпионка Нэнси Грин, приветствовавшая команды перед началом четвертого матча.

Хоккей, как и везде в Канаде, в Ванкувере спорт № 1, состязания проходят в шестнадцатитысячном «Колизее» – просторном, оригинальном по архитектуре Дворце спорта.

Сегодня предстоит трудный матч. На установке (после победы в Виннипеге журналисты опять допущены на собрание команды) Кулагин сказал:

– Как сообщили присутствующие здесь журналисты, Лякруа со страниц газет призывает играть с советскими хоккеистами «жестко и грубо». Пишет, надо чаще бить нас. Видно, забыл, что можно и сдачи получить. Маккензи, как вы знаете, играет в местной команде «Ванкувер блейзере». «Ковбой» тоже взывает в главной ванкуверской газете – «Покажем мужской хоккей!» В общем, готовьтесь к жесткой игре!

Многое будет зависеть от дуэли Третьяк – Чиверс. Мы все надеемся на нашего вратаря.

Харламов отлично провел первую встречу, Михайлов – третью, требуется обоим сыграть как надо в четвертой.

Прошу строже в защите. В нападении – не лезть в углы. Канадцы зовут нас в углы, а нам там делать нечего.

Днем с Иваном Мироновым, корреспондентом ТАСС в Канаде, совершили автомобильную прогулку по городу. Произошло все случайно. Спортивный обозреватель «Глоб энд мэйл» Дик Беддос любезно предложил подвезти нас в местное отделение Ассошиэйтед Пресс, откуда я должен был передать по бильду в Москву фотоснимки. Ехали мы на машине знакомой Беддоса – адвоката из Ванкувера и страстной болельщицы «Команды Канады». Наш «водитель» и предложила совершить, когда освободимся, экскурсию по городу, на что мы с большой охотой согласились.

– Я предсказал счет в нынешней серии – 6:2 в пользу России, если ошибусь, готов вновь съесть свою статью,-желательно с украинским борщом, – сообщил, улыбаясь, Беддос, едва мы уселись в автомобиль. И дальше говорили только о хоккее. Нашему «водителю» и гиду одновременно лишь изредка удавалось вклиниться короткими репликами: «Это университет… Посмотрите направо – какой вид… Вот Тихий океан…»

Когда я рассказал, что Сашу Якушева после чемпионата мира в Праге называют ЯК-15, Беддос готов был выскочить из автомобиля и мчаться к телефону: «Это великолепно! Якушев действительно, как истребитель Яковлева! Я об этом напишу в репортаже о сегодняшней игре».

Мы расспрашиваем Беддоса о канадских хоккеистах. Он, еще более подробно, – о советских.

– Мало вы пишите для зарубежных читателей о своих «звездах», – совершенно справедливо упрекнул нас канадский коллега, – тем более что отсутствие информации нередко порождает слухи, мягко говоря, далекие от истины.

24 сентября. В хоккей играют до последней секунды. Два года назад эту истину забыли наши ребята и поплатились. В ванкуверском «Колизее» хозяева-хоккеисты «Команды Канады» на последних минутах позволили сборной СССР забить два гола и завершить вничью – 5:5 (2:5, 1:0, 2:0) напряженную встречу.

– А нельзя было заключительный матч сыграть где-нибудь поближе к восточному побережью? – поинтересовался я у Горди Хоу.

– Можно, – ответил прославленный хоккеист. – Все билеты на четыре подряд встречи сборных СССР и Канады в Торонто или Монреале были бы раскуплены мгновенно, но тогда очень бы обиделись болельщики в других городах. А кроме того, «Команда Канады» летит прямо с тихоокеанского побережья в Европу, где играем 27 сентября со сборной Финляндии, потом 29-го – матч в Гётеборге с «Тре крунур», а тридцатого, надеюсь, встретимся в Москве на тренировке на вашем знаменитом стадионе в Лужниках.

26
{"b":"201","o":1}