ЛитМир - Электронная Библиотека

В шестнадцатитысячном «Севик сентре» тысячи две мест оставались незанятыми: в эти дни успешно выступала футбольная команда Питтсбурга и любители спорта разрывались на два фронта. (Ни в одном другом городе на матчах «суперсерии» не было ни одного непроданного билета.) Гости преподнесли хозяевам искусно сделанного на заводе в Москве пингвина, и это было встречено похлопыванием клюшек по льду игроками и аплодисментами зрителей. (Поначалу питтсбургские хоккеисты держали в клубе живого пингвина, но потом он заболел и его отдали в зоопарк.) После стартового свистка челябинца Виктора Домбровского, проводившего матч с двумя помощниками из НХЛ, гости не стали дожидаться, пока хозяева, как это было накануне в Нью-Йорке, сделают почин, и уже на второй минуте Анисин открыл счет.

С тренерским заданием наши хоккеисты особенно хорошо справились в первом периоде, заложив в дебюте прочный фундамент победы. Четыре сухих гола в первой двадцатиминутке произвели впечатление и на соперников, и на прибывших в Питтсбург тренеров команд Буффало, Чикаго и Нью-Йорка, с которыми в дальнейшем предстояло играть «Крыльям Советов».

Блестяще провела встречу пятерка Шадрина, выиграв свой микроматч с внушительным итогом – 5:0. Две шайбы забросил Ляпкин, по одной – Шалимов, Шадрин и Якушев. (Ляпкин, Шалимов и капитан гостей Шок были признаны лучшими игроками матча.) Еще один гол на счету Репнева.

Во второй половине встречи, когда счет стал 5:0, у хозяев, безуспешно пытавшихся отыграться, отличились Ляруш, Шок, Уилкинз и Моррисон. По стандартам профессионального хоккея, игра была просто ангельски мягкой – по три малых штрафа у соперников, да Ляруш за пререкания с арбитром отсидел на скамейке десять минут во втором периоде. (Когда удалили Якушева, на стадионе, словно приглашая хозяев воспользоваться отсутствием «звезды» соперников, пустили по трансляции «Эй, ухнем!».) Москвичи сделали 35 бросков, хозяева – 30.

Две победы в двух матчах произвели большое впечатление на боссов НХЛ. А. Иглссон с улыбкой, но довольно язвительно заметил: «Мы готовим вас к Олимпиаде, да еще прилично оплачиваем тренинг долларами и поражениями».

Рано утром мы на время покидаем США, летим в Канаду. По пути в Монреаль Кукулович делится последними новостями. Оказывается, едва мы стартовали из Нью-Йорка в Питтсбург, в том самом секторе аэропорта «Ла Гардия», где мы около получаса ждали самолета, произошел сильный взрыв, несколько десятков человек убито и ранено. Взорвалась бомба в чемодане одного из пассажиров.

Заметив, что от такой «новости» мы скисли, Агги пытается нас развеселить. Фила Эспозито вечером после матча в Питтсбурге замучили телефонные звонки – интересуются, когда, где и с чем он будет поедать свои хоккейные доспехи? На стадионе, а телевидение пригласит?…

Монреаль после дождливого Нью-Йорка встречает советских хоккеистов снегом и поистине невиданным ажиотажем вокруг предстоящего матча. «Если и „Канадиенс“ проиграет, – сетует знакомый канадский журналист, – это будет не только страшный удар по престижу НХЛ, но и трагедия для всех любителей хоккея страны».

Большинство прогнозов в прессе сводится к тому, что хозяева, хоть и с небольшим преимуществом, выиграют. Лишь форвард «Рейнджерсов» Жильбер, на себе испытавший мощь армейцев, настроен пессимистически, отдав победу гостям – 8:4. Тренер монреальцев Скотти Боумен для «страховки» заявил: «ЦСКА ныне – сильнее, чем сборная СССР 1972 года».

Поединок в Монреале очень много значил для выяснения соотношения сил в мировом хоккее. Это единственный матч в серии, проходивший на родине игры – в Канаде. Противник 19-кратного чемпиона СССР – команда-рекордсмен по числу побед в розыгрыше Кубка Стэнли, к тому времени 17-кратный его обладатель! Судил канадец – один из лучших арбитров НХЛ – Харрис. К тому новогоднему вечеру, когда соперники вышли на сверкающий под лучами многочисленных светильников лед двадцатитысячного монреальского «Форума», в первенстве СССР было проведено три круга, а в чемпионате НХЛ, стартовавшем седьмого октября, сыграно 327 из 720 матчей. Так что на издержки судейства или недостаточную спортивную форму игроков, на что не раз сетовали раньше соперники из Северной Америки, теперь неприлично было даже намекать.

Все это прекрасно понимали. И президент НХЛ К. Кэмпбелл – газеты позже поместили огромный фотоснимок, на котором он запечатлен… творящим молитву, и болельщики, что называется, не щадя живота, громогласно поддерживавшие своих кумиров, и даже давние противники монреальцев – боссы клуба «Торонто мэйпл лифс», во главе со своим президентом Гаральдом Биллардом прибывшие на матч и впервые в своей жизни размахивавшие по ходу встречи со своих мест вымпелами… «Канадиенс», и, конечно, игроки монреальской команды, с первых же секунд обрушившие шквал атак на ворота Третьяка.

Считалось, что главная ударная сила монреальцев – две тройки Шатт – Питер Маховлич – Курнуайе и Лафлер – Ламэр – Ламбер. Однако перед матчем К. Локтев говорил: «Хорошо, если бы удалось петровскому звену сыграть против тройки Маховлича – эти „звезды“, особенно Курнуайе, позволяют себе много вольностей и ими можно было бы воспользоваться при быстрых контратаках».

Но Баумен учел это обстоятельство и сделал все, чтобы сбить армейцев с привычной комбинационной игры звеньями: монреальцы задали ураганный темп, а менялись часто по одному-два игрока, «подстроиться» к ним было практически невозможно. Игра была негрубой – пять удалений у гостей и три – у хозяев, профессионалы показали, что могут с успехом играть в жесткий, но чистый хоккей.

Дебют был за канадцами. «Не научились мы настраиваться на яростную борьбу по всей площадке с первых же секунд, опять дали канадцам фору», – посетовал позже Владимир Петров.

Большие мастера из монреальского клуба не преминули воспользоваться этой форой. За первую десятиминутку канадцы сделали десять прицельных, мощных бросков по воротам Третьяка, два из которых – Шатта и Ламбера – достигли цели, а армейцы ни разу не заставили Драйдена вступить в игру. Постепенно, однако, набрали обороты и наши пятерки. После двух шайб хозяева чуть сбавили ураганный темп, а гости, напротив, наладили комбинационную игру, и, если бы защитники не запаздывали с первым пасом, могли бы, возможно, сравнять счет еще до первого перерыва.

Этот матч, особенно второй и третий периоды, прекрасно провел Третьяк. Он отразил 35 могучих бросков (из 38!) После игры Третьяк только и сказал: «Ну и устал я сегодня!» Драйден же из 13 бросков три не смог парировать.

На 25-й минуте первый ответцый гол забил наш капитан Михайлов. Вскоре армейцы остались втроем. Когда четвертый игрок – Солодухин уже выскочил на лед, Курнуайе вновь сделал разрыв в счете в две шайбы. Это был единственный случай реализации численного преимущества. Так что канадцам еще и повезло в этой встрече – обычно петровцы четко используют лишнего игрока. Спортивное счастье было на стороне хозяев и на 54-й минуте, когда штанга отразила сильнейший бросок Попова.

Незадолго до второго перерыва рейд Михайлова завершил голом Харламов. Получив шайбу, он виртуозно на маленьком клочке льда обыграл опекуна, показал Драйдену, что бросает влево, а сам отправил шайбу в правый угол ворот.

Г. Синден, прилетевший в Монреаль, на сей раз отважился предсказать счет встречи: 3:2 в пользу хозяев. Его прогноз продержался до 46-й минуты, когда недавний юниор из казахстанского города Усть-Каменогорска Борис Александров отквитал третью шайбу. В последние пять минут хозяева, казалось, делали невозможное, чтобы вырвать первую в «суперсерии» победу. Но это им не удалось, и матч принес единственную в этих состязаниях ничью.

И в ближнем «бою» феноменально проявил себя в эти минуты Третьяк. С дальних дистанций монреальцы бросать ему почти перестали, видя всю тщетность таких атак. После финальной сирены наши хоккеисты выглядели как после обычного трудного матча, а хозяева едва держались на ногах.

В первые минуты после матча канадские хоккеисты и журналисты были явно огорчены; им казалось, что победа над армейцами упущена из рук. Защитник Серж Савар, выступавший в 1972 году за сборную Канады, в сердцах воскликнул: «В новогодний вечер бог был советским!»

34
{"b":"201","o":1}