ЛитМир - Электронная Библиотека

Канадские коллеги хором превозносили Третьяка. «На вашего вратаря впору смотреть с таким же благоговением, как на пришельца из космоса», – поделился один из журналистов. И так же дружно они упрекали Драйдена.

С. Шатт, отвечая на вопрос: «Почему Вы не выиграли?» бросил: «По двум причинам: первая – Третьяк, вторая – Драйден».

С. Боумен тоже был довольно резок: «Мы загнали русских в бутылку, но Третьяк не дал закрыть пробку».

Однако, поостыв, местные журналисты, да и сами игроки и тренеры «Канадиенс» дали объективную и восторженную оценку одной из самых блестящих встреч за всю историю мирового хоккея.

Для нас, советских любителей спорта, это был матч сбывшейся мечты! Именно такие состязания двигают хоккей вперед.

Репортажи в монреальской «Газэтт» были напечатаны под крупно набранной «шапкой» -«Матч матчей!». «Если клуб „Монреаль канадиенс“ просуществует еще тысячу лет, – писала „Газэтт“, – здесь все равно будут вспоминать о встрече с ЦСКА как о великолепной странице своей истории». Почти все газеты, и многие на первых полосах, поместили улыбающихся, обнимающихся лучших игроков матча Владислава Третьяка – в центре, Питера Маховлича и Ивэна Курнуайе – по краям. О Третьяке все писали только в восторженных тонах, хотя иногда чуточку смешно: «Его прыжки и стремительные повороты производят такое впечатление, словно» он провел половину своей жизни в танцевальном ансамбле казаков!»

– Я убежден, что все в Канаде получили огромное удовольствие от нашей игры с ЦСКА, – заявил Питер Маховлич, – и в первую очередь рады мы – хоккеисты «Канадиенс», встретившие на льду противника сильного, но корректного, техничного, бороться с которым трудно и интересно.

Армейцы остались в Монреале почти на неделю – следующий матч у них восьмого января в Бостоне, а мы опять возвратились в США к «Крылышкам», которые успели перебраться в Буффало или, как американцы произносят – Баффало. В монреальском аэропорту пограничники и таможенники – сама любезность. «Русские ребята такие стремительные на льду, что нам тоже неудобно копаться с вашими паспортами и багажом», – шутит усач таможенник. Пограничник тоже попался болельщик и с чувством юмора. «Нет ли с Вами Попова? – спрашивает он Кулагина. – Интересно было бы поглядеть на парня, броском в штангу заставившего содрогнуться всю Канаду. А Фил Эспозито должен бы послать ему ведерко с шампанским: теперь ему уж точно не придется есть хоккейную форму – все-таки одна ничья есть».

Пять очков из шести в первых трех матчах «суперсерии»! Да, жаль, не разрешили «Кленовым листьям» использовать девятерых профессионалов, начиная с чемпионата 1970 года. Намного сильнее, как теперь ясно, их сборная не стала бы, а хоккей в целом не задержался бы в своем прогрессе.

– Играть с профессионалами нам по силам, – как бы резюмирует матч Б. Кулагин, – а если их принимать на больших площадках у нас или где-то в Европе, да перерывы делать не по пятнадцать-двадцать минут, а по десять?

Есть, правда, и чему поучиться: вбрасывания почти все проигрываем, жесткости в рамках правил, самоотверженности при добивании у них больше, а как вратари мчатся с поля, когда отложенный штраф – как спринтеры! Потом наши массируются мало, а тут синяков и шишек куда больше. Приеду, доктора подкручу – дело поправимое.

Еще беспокоит – не зазнались бы наши? А с профессионалами чуть дай слабинку – и на лопатках.

В данном случае, к сожалению, Борис Павлович оказался провидцем: четвертый матч «суперсерии» между «Буффало сейбрс» и «Крыльями Советов» закончился крупным поражением нашей команды – 6:12 (2:4, 2:5, 2:3).

Причин этому было несколько, все вроде бы не очень значительные, но, как известно, из ручейков образуются реки.

В первый день нового года гости посетили матч будущих соперников с «Лос-Анджелес кингз». Обе команды играли плохо, многие хоккеисты, что называется, еле ползали по льду (возможно, после бурной встречи Нового года). «В НХЛ-то есть команды вроде наших цеховых, мы их в клочья разорвем», – заметил кто-то из наших игроков, и никто даже не среагировал на этот слишком уж шапкозакидательский прогноз.

Готовились к состязанию с «Буффало сейбрс» слишком спокойно. Правда, было два «острых» момента. Но… во время культурной программы. Первый возник, когда смотрели боевик «Челюсти» о страшной акуле-людоедке. Второй – во время экскурсии на знаменитый Ниагарский водопад. Несколько человек, когда по традиции фотографировались группой на фоне низвергающейся водной лавины, перелезли через ограду и стояли на тонких металлических прутьях ограждения, держась за плечи товарищей по команде. Среди смельчаков был и Александр Якушев. Это мгновенно заметили и стали взывать хором: «Саша, давай обратно, ты нам еще очень нужен…»

– Выступает выигравший состав, – сказал на установке Б. Кулагин, – такова традиция и не будем ее нарушать. Вратарь, напомню, должен здесь обязательно выкатываться под броски – они сильные и издалека. А их вратаря мы разогревать не будем, первый бросок пусть будет и голом. Тому, кто сделает почин, – слава. Как говорится, за первую шайбу – коня! Еще раз напоминаю – соперник сегодня очень сильный, пожалуй, самый могучий из четырех наших противников. Прошу вас, еще раз, настройтесь на битву!

«Буффало сейбрс» («Буффальские клинки») появились в НХЛ лишь в 1970 году, но под руководством маститого менеджера Панча Имлаха, многие годы правившего в «Торонто мэйпл лифс», быстро стали заметной силой. Весной 1975 года они даже пробились в финал розыгрыша Кубка Стэнли. Владельцы буффальского клуба удачно перекупили у «Монреаль канадиенс» молодых форвардов Мартина и Перро, которые вскоре с Робером составили ударное звено нападения.

В матче с «Крыльями Советов» отлично сыграли нападающий Гэр, защитники Хаит, Говремон и особенно Кораб. Джерри Кораба отчислили из «Чикаго блэк хоукс», а в Буффало двухметровый гигант разыгрался.

Выходят на лед «Клинки» под музыку «Танца с саблями» Арама Хачатуряна. И этот зажигательный ритм сразу настраивает их на боевую, скоростную игру.

А наших хоккеистов, когда они выезжали на представление, хозяева встретили медленным вальсом. Сидельников появился на льду первым и выронил… «ловушку». Пришлось, описав плавный полукруг под музыку Штрауса, возвращаться. Плохая примета. На сей раз она, к сожалению, подтвердилась.

С первых же минут канадцы взяли под жесткую опеку форвардов самого результативного в питтсбургском матче шадринского звена и особенно Якушева. Кораб позже признался: «Тренер мне сказал – для тебя нет хоккея, а есть только Якушев, которого ты должен выключить из игры». Кораб справился со своей трудной задачей (хотя его трижды удаляли), да еще и гол забил, когда вышел играть в большинстве.

На сей раз хозяева по всем статьям превосходили гостей: были быстрее, самоотверженнее, сделали 46 точных бросков в то время, как наши хоккеисты только 21. Разве что вратари обеих команд – Сидельников (и на короткое время заменявший его Куликов) да Дежарден – сыграли одинаково слабо.

Помимо Кораба, у буффальцев запомнились защитник с мощным броском Говремон, верткий, бесстрашный снайпер нападающий Мартин.

Мартин, Кораб и Гэр были названы лучшими игроками встречи.

В «Крылышках» лишь пятерка Репнева выиграла свой микроматч– 3:2, сам центрфорвард забил две шайбы и сражался, как и подобает хоккейному бойцу. И еще ветеран Расько, бывший в тот вечер в запасе, поначалу пытался подбадривать товарищей. После каждого нашего гола он, стараясь придать голосу уверенность, провозглашал: «Кончаются профессионалы, задохнулись!» Но следовала очередная ошибка наших защитников или вратаря и даже у Расько энтузиазм таял на глазах…

Наставник «Буффало» Флойд Смит после окончания встречи говорил: «Мы тщательно готовились к матчу, проанализировали видеозапись выступления „Крыльев Советов“ в Питтсбурге, после чего полностью изменили план игры – защитникам было строго-настрого запрещено выходить за свою синюю линию, они должны были встречать нападающих соперников в своей зоне и как можно жестче. Это был лучший матч „Клинков“ за всю историю клуба!»

35
{"b":"201","o":1}