ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщины удалились, Нэш посмотрел им вслед и с облегчением вздохнул. Есть надежда, что этот вечер не будет испорчен.

Если бы Нэш не видел все своими глазами, ни за что бы не поверил. Нина отплясывала степ! И с кем? С Гейбом, руки, ноги и водительское мастерство которого она нещадно критиковала каких-то полчаса назад. Сейчас глаза Нины радостно блестели. Может быть, ей не хватало общения? Она редко выходила из дома и не виделась ни с кем, кроме Нэша и Колби. Наверное, такое дружеское общение поможет развеять ее печаль.

Нэш хотел пригласить на танец Сэм. Но ее нигде не было видно.

– Ищете Сэм?

Нэш обернулся на звук мелодичного голоса и увидел Мередит. В широких шелковых брюках цвета слоновой кости и блузке того же цвета она напоминала парус в океане голубых джинсов.

– Честно говоря, да. Я собирался пригласить Сэм на танец. Вы ее не видели?

– Пару минут назад она пробежала в конюшню. Сказала, что одна из лошадей повредила себе ногу.

Нэш улыбнулся.

– Конечно, речь шла о Джаде. Его лягнул бычок.

Мередит кокетливо прикрыла глаза.

– Сэм здесь нет, может быть, вы пригласите меня?

Искушение было велико, но Нэшу хотелось видеть рядом другую. Сэм.

– Спасибо. Но мне нужно помочь Сэм.

Мередит придумала это приглашение на танец, чтобы проверить его. Нэш прошел проверку, девушка лучезарно улыбнулась.

– Уверена, что Сэм с радостью примет от вас любую помощь.

Нэш невольно рассмеялся.

– Извините, что оставляю вас в одиночестве.

В конюшне было темно – это не удивило Нэша. Сэм могла ухаживать за лошадьми на ощупь, даже в полной темноте. Он постоял минуту, давая глазам возможность привыкнуть. Ее нигде не было видно, но неподалеку послышалось тихое пение.

– Сэм? – тихо позвал Нэш.

– Я здесь, – услышал он в ответ.

Сэм вышла из боковой двери, отряхивая руки.

– Я осматривала Джада.

– С ним все в порядке?

– Да. Всего лишь ушиб. Я смазала ему ногу мазью, скоро он будет в норме.

Нэш подошел поближе, чтобы видеть ее лицо.

– Спасибо за прекрасный ужин и гостеприимство твоей семьи.

Сэм взмахнула рукой.

– Не стоит благодарностей. За нашим столом всегда найдется место.

– Все равно я в восторге. – Нэш взял ее за руку. – Я искал тебя в надежде пригласить на танец.

Сэм стало не по себе. Она не танцевала много лет. Если быть точной, целых десять.

– Я плохо танцую, – возразила Сэм.

– Вот и прекрасно, мне не очень хотелось танцевать. – Нэш обнял ее. – Это предлог, чтобы еще раз увидеться с тобой.

– Правда? – Она смотрела на него невероятно большими глазами.

– Да. – Нэш обнял ее еще крепче. – Хотелось слышать твой голос, – шепнул он, наклонившись к ее уху. – Почувствовать твой запах.

Сэм, смеясь, оттолкнула его, уверенная, что он шутит.

– От меня исходит прекрасный аромат после сегодняшнего дня. Полный букет из конского пота и пыли.

– Все равно. – Он прижался щекой к ее волосам. – Я чувствую запах жасмина.

Сэм понравилось прикосновение его жесткой щеки. Если так пойдет дальше, то она скоро привыкнет к нему. К тому же раньше ей не приходилось ощущать ничего подобного.

Преодолевая страх, она обняла Нэша за плечи и провела рукой по крепким мышцам его спины.

– Но еще больше мне нравится другое. – И он снова ее поцеловал. – Я не в силах отказаться от этого.

Прикосновение его губ, медленное, осторожное, откликнулось в Сэм яркой вспышкой.

– Я тоже... не в силах, – беззвучно шепнула она, прижимаясь к его щеке. – Я чувствую... пиво. Еще запах кокосового торта Мэнди.

Вместо ответа Нэш обнял ее еще крепче.

Они оказались у стены, Нэш обхватил запястья Сэм и поднял ее руки высоко над головой, жадно припав к ее устам.

Сэм будто окаменела, охваченная ледяным холодом. Образы, мысли вихрем закрутились в голове, как в кошмарном сне. Она ощущала вес и тепло прильнувшего к ней тела, шероховатую, грубую стену и руки, стискивающие ее запястья. Губы, готовые поглотить се.

Рид Уэстер. Он вернулся, чтобы вновь причинить ей боль.

Из глаз хлынули слезы, из горла вырвался сдавленный крик. Сейчас эти горячие пальцы будут расстегивать пуговицы на рубашке. Сэм задыхалась. Нужно спасаться, бежать! Она изо всех сил ударила его ботинком в пах. Нэш, застонав, разжал руки, покачнулся в сторону и согнулся от боли, присев на корточки.

– Господи, Сэм! – крикнул он. – Зачем ты это сделала?

Судорожно дыша, Сэм смотрела в темноту. Страх отступал, и она с ужасом поняла, что перед ней стоит Нэш... а не Рид.

Всхлипнув, Сэм развернулась и бросилась бежать прочь.

Глава шестая

– Сэм! Постой! – Нэш хотел двинуться следом, но в этот момент на его плечо опустилась маленькая женская рука.

– Что вы с ней сделали? – разгневанно спросила Мередит.

– Ничего! Мы просто целовались, и она... – Нэш беспомощно вздохнул, вспоминая ее дикие, полные ужаса глаза. – В нее будто бес вселился.

Длинный ноготок Мередит впился в его плечо.

– Вы принуждали ее? Насильно?

Нэш открыл рот от удивления.

– Конечно, нет! Я только поцеловал Сэм.

– Раньше вы ее целовали?

– Да. – Разговор, напоминающий допрос времен инквизиции, стал его раздражать. – Несколько раз.

– Но в этот раз Сэм вела себя по-другому?

Он нахмурился, вспоминая.

– Она проявила агрессию. Это произошло, когда я обнял ее у стены. Она обезумела. Немного.

Мередит сникла, отпустив его плечо.

– Этого я и боялась.

– Боялись чего? – безнадежно спросил Нэш. Она посмотрела на дверь, за которой исчезла Сэм.

– Боялась, что однажды это случится.

Нэш взъерошил волосы. Он боялся, что вот-вот сойдет с ума.

– Пожалуйста, объясните, что вы имели в виду. Я уже ничего не понимаю.

В ее глазах появилось удивление.

– Разве Сэм вам не рассказала?

– Ради бога, о чем она должна была рассказать?

Тихо вздохнув, Мередит подвела его к брикетам соломы, сваленным у стены. Жестом пригласила сесть и устроилась рядом.

– Сэм пытались изнасиловать.

Потеряв дар речи, Нэш какое-то время смотрел на нее, потом опустил голову, сжав ладонями.

– О нет, – простонал он.

– Ей было восемнадцать лет, – продолжила Мередит. – Один из местных рабочих поздней ночью подкараулил Сэм здесь, когда она вернулась с родео. Прижал к этой стене, заломил руки за голову и хотел сорвать с нее одежду. Когда Сэм закричала, он потащил ее в стойло, все могло кончиться плохо, но Гейб услышал крик и прибежал на помощь.

Нэш вспомнил то, что произошло здесь совсем недавно. Теперь понятно, почему она испугалась и убежала.

– Не может быть, – тихо сказал он.

– И это еще не все.

Он повернулся к Мередит, со страхом ожидая продолжения рассказа.

Она молчала и вертела в руках соломинку.

– В ту ночь умер наш отец. Он пришел в конюшню, когда услышал шум. Выяснив, что Гейб прогнал рабочего с ранчо, он пришел в ярость. Потом у него стало плохо с сердцем, и он умер. Все знали, что у папы повышенное давление. Но Сэм винила во всем себя. Оба события – насилие и смерть отца – остались в ее душе навсегда, Сэм до сих пор не может забыть о них.

Нэш услышал более чем достаточно. Он быстро поднялся.

– Мне нужно найти ее, поговорить.

– Вряд ли Сэм захочет вас видеть. Она сейчас не в том состоянии.

– Может быть, и так, но я должен ее увидеть. Господи, Мередит, вы понимаете, какие могут быть последствия?

– Нет, даже представить себе не могу. – Она пристально посмотрела на него. – Но, пожалуй, только вы сможете ей помочь. – Мередит встала, стряхнув солому с шелкового костюма. – Видите старый дом у подножья холма? Она часто пряталась там в детстве, когда ей было грустно.

Всю дорогу Нэш проклинал себя. Он должен был вовремя догадаться, что что-то не так. Если бы был внимательней к поведению Сэм. Теперь он знал все, и многое стало понятным. Стало ясно, почему она всеми силами пыталась быть безликой. Тревожные признаки бросались в глаза с самого начала. Самоуверенная, грубоватая манера держаться, странный испуг, когда Нэш дотрагивался до нее. Беспокойство во время ужина. То, что в своем возрасте Сэм отправилась на свидание в первый раз. Трепет во время их первого поцелуя.

21
{"b":"20100","o":1}