ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Куда ты?! Возвращайся, незачем нам забираться туда! – окликнула его Дагни. К ней присоединился Вислоухий, и северянин повернул назад, пожалев, что не догадался захватить с собой горящий факел. Он готов был поклясться, что какая-то тварь, испуганная возгласом молодой женщины, бросилась в дальний конец тоннеля, но говорить об этом не стал – теперь это уже не имело значения.

– Вперед, вперед, скоро будем на поверхности! – Вислоухий зашагал дальше, высоко держа факел над головой. – Ого, еще один ход!.. О, я уже чую запах травы…

«Ход спереди, ход сзади – самое время людоловке захлопнуться. Но трава… Откуда на склонах Гангози взяться траве и кому придет в голову ее там косить?» – Мгал тоже ощутил запах подсыхающего сена, однако донесся он почему-то не спереди, а сзади.

– Как хорошо-то! Я уж и не чаяла, что выберемся… – послышался откуда-то издалека счастливый голос Дагни.

Ноги северянина вдруг налились свинцом, он отчаянно замотал головой, пытаясь стряхнуть навалившуюся на него сонную одурь. Вот оно, то, о чем рассказывал Гиль, – запах, от которого людей валит в сон и их можно складывать подобно снопам. Но он еще в силах постоять за себя и за всех тех, с кем свела его судьба в этой проклятой горе! Мгал отвернулся от слабого света факела Вислоухого, факела, горевшего, судя по всему, уже на полу, и сделал на негнущихся ногах шаг, другой…

Он готов был встретиться лицом к лицу с любым противником, но в ушах его внезапно прозвучало напутствие Батигар, призывавшей не обнажать меча в недрах горы. Очевидно, совет младшей принцессы из рода Амаргеев крепко засел в мозгу Мгала, потому что даже сейчас, будучи в полубессознательном состоянии, Мгал сумел каким-то внутренним чутьем понять и принять заключенную в нем правду. Нехотя бросил северянин меч и, не сопротивляясь более накатывавшим на него радужным волнам беспечности, опустился на каменный пол тоннеля. На душе стало легко и спокойно, и удивило Мгала лишь то, что появившиеся из мрака значительно больше походили на обычных людей, чем на маленьких мохнатых кротолюдов с кривыми ногами, цепкими руками и глазами, горящими желтым огнем.

Глава четвертая

В недрах Гангози

1

Дверь, набранная из толстых, тесно пригнанных брусьев, беззвучно отворилась, и в комнату вошли три человека. Все трое были одеты в короткие, непомерно широкие в плечах куртки с жесткими стоячими воротниками, узкие темные штаны и низкие, явно сделанные на исфатейский манер сапожки с тупыми носами. Двое из вошедших держали в руках короткие, утолщающиеся к рукояти металлические трубки – вероятно, оружие, – и от всех троих исходило голубоватое свечение, подобное тому, которое излучали стены, потолок и пол лишенной иного освещения комнаты, такое же, как испускали руки и ноги самого Мгала.

– С пробуждением в недрах Горы, – после короткого молчания произнес самый старший из вошедших, заметив, что северянин, хотя и поднялся навстречу им со своего низкого ложа, первым начинать разговор не намерен.

– Спасибо, – коротко ответствовал Мгал, продолжая рассматривать хозяев горы. Кожа болезненно-белая, длинные до плеч волосы неопределенного серо-бурого цвета, но самое удивительное – это глаза, занимающие по меньшей мере треть лица.

По обстановке комнаты, в которой он проснулся, посуде, питью, пище, заботливо прикрытой и оставленной на деревянном столике у изголовья его ложа, Мгал догадался, что ему предстоит иметь дело с людьми, и что же касается огромных глаз его посетителей, то, если они большую часть времени проводили в подземном мраке, удивляться тут было нечему. Кому-то такие большеглазые лица могли даже показаться красивыми.

– Мое имя Ртон, – представился старший, пришедший без оружия, и сделал шаг вперед. Ростом он был не ниже северянина, но, несмотря на плечистую куртку, выглядел более тщедушным. – Я уже виделся с твоими товарищами и теперь хочу побеседовать с тобой. – Ртон говорил без акцента и слова произносил правильнее северянина, – по-видимому, наречие южан было его родным языком.

– Меня зовут Мгал. Мои товарищи живы и здоровы?

– Конечно. Им ничто не грозит, и они рассказали о тебе кое-что интересное. Ты проник в святилище Амайгерассы, чтобы похитить кристалл Калиместиара?

– Да, – неожиданно для самого себя сказал Мгал. – Я проник в храм Дарителя Жизни, чтобы взять кристалл. Ключ от сокровищницы Маронды никогда не принадлежал роду Амаргеев.

– Ах даже так! – Ртон слегка склонил голову набок, подобно петуху, готовящемуся клюнуть приглянувшееся ему зерно. – Значит, ты считаешь, что ключ от сокровищницы Маронды волен взять каждый, кто намерен воспользоваться знаниями древних?

– Каждый, кто может его взять, – уточнил Мгал, с интересом разглядывая суровое лицо своего собеседника. «Лет ему этак пятьдесят, и человек он явно не последний среди обитателей горы».

– «Каждый, кто может взять»… – повторил Ртон, не спуская с Мгала огромных, пугающе-неподвижных глаз. – Рассуждение кощунственное, но вполне в духе времени. – Он повернулся и сделал сопровождающим знак удалиться.

– Итак, ты проник в святилище, но завладеть кристаллом не сумел. Это сделал кто-то из твоих сообщников?

– Из моих друзей.

– И ты сможешь отыскать этих друзей, если попадешь в Исфатею?

– М-м-мм… Если я вернусь в Исфатею, то меня скорее всего незамедлительно казнят и… Во всяком случае, моим друзьям будет легче разыскать меня, чем мне их, – Мгал почувствовал, что судьба его зависит от этого разговора, и слегка заострил тему, пытаясь понять, чего же от него ждет большеглазый. – Однако даже если кристалл и попадет когда-нибудь в мои руки, я вовсе не намерен возвращать его на прежнее место или отдавать кому-либо.

– Этого, пожалуй, и не потребуется. – Ртон опустил голову и надолго замолчал.

– Похититель кристалла Калиместиара вряд ли уживется в Горе, и в то же время грех не попытаться извлечь пользу из его возвращения в Исфатею… – пробормотал наконец большеглазый, словно позабыв о присутствии Мгала. – Возникнет довольно скандальная ситуация, и, поскольку друзьям его будет нетрудно овладеть секретом Жезла Силы, результаты такого «посольства» могут превзойти все ожидания. Но даже если этого не случится, в Исфатее они все равно не задержатся, а как только кристалл окажется вне города, у нас будут развязаны руки, и Бергол примет наши условия…

Ртон поднял голову и снова вперил в северянина неподвижный взгляд. Тонкие губы его сложились в жесткую улыбку, и, подводя итог каким-то своим непонятным Мгалу соображениям, он сказал:

– Я сообщу о тебе остальным Хранителям Горы. Думаю, ты именно тот человек, который нам нужен… – и, заметив, что северянин хочет что-то спросить, добавил: – Твое заключение, я полагаю, не будет долгим, скоро ты сможешь задать все интересующие тебя вопросы и получить ответы на них. Надеюсь, ты многое сумеешь узнать и понять, прежде чем предстанешь перед Хранителями Горы и они примут относительно тебя окончательное решение.

2

Как и предсказывал Ртон, заключение Мгала оказалось недолгим. Сообщил ему об освобождении пришедший без охраны высокий хрупкий юноша с медленной речью и огромными печальными глазами, в глубине которых стояла безысходная стариковская тоска.

– Меня зовут Фалигол, я – Вопрошатель Сферы, – представился он и, жестом руки остановив готового задать вопрос Мгала, неторопливо продолжал: – Хранители Горы выслушали Воспитателя людей Ртона и поручили мне рассказать тебе обо всем, что тебя заинтересует, и показать тебе все, что ты пожелаешь увидеть. Тебя не задержат здесь надолго, а потому в твоих же интересах узнать как можно больше и не пытаться самовольно покинуть Гору.

Мгал изумленно уставился на юношу, стараясь проникнуть в смысл его чудных слов.

– Значит ли это, что я не пленник, а скорее желанный гость и что Хранители Горы заинтересованы, чтобы я задавал вопросы и получал на них правдивые ответы?

26
{"b":"20101","o":1}