ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Живой?!

– Живой, что мне сделается… – прошептал Мгал, борясь с застилавшей глаза темнотой.

– Тогда не будем терять времени. – Эмрик подхватил с пола факел и огляделся: – Надо нам быстренько выбираться отсюда, пока весь дворец на ноги не поднялся.

Неожиданно взгляд его упал на слабо шевелившегося у ног северянина юношу.

– Тюремщик? Клянусь Усатой змеей, это как раз то, что нам сейчас нужно! Гиль, спрысни-ка его водичкой.

Мальчишка вылил на юношу остатки воды из кожаной фляги, и тот со стоном открыл глаза. Эмрик рывком поднял тюремщика с пола, поставил на подгибающиеся ноги:

– Покажешь, как выйти из дворца, или сразу тебя прикончить?

– По-каж-жу! – щелкнул зубами юноша.

– Тогда вперед! – Эмрик поднял руку, в которой блеснул странно изогнутый черный короткий жезл, и направил его на дверь камеры. От последовавшей затем вспышки Мгал зажмурился и вновь едва не потерял сознание, а открыв глаза, обнаружил, что двери нет. Вынесенные огненным смерчем в коридор, обломки ее звездной россыпью дотлевали во тьме.

– Веди к главному входу! – рявкнул Эмрик и отвесил тюремщику столь мощный тумак, что тот пушинкой вылетел в коридор.

– Обопрись на меня, и пойдем. Мешкать нельзя. – Гиль подставил северянину плечо, и тот, тяжко опершись на него, сделал первый шаг…

Темные коридоры переходили из одного в другой, в конце их то и дело мелькал свет факелов, резкие голоса кричали что-то угрожающее, но жезл в руке Эмрика выплевывал очередную порцию ослепительного пламени, крики затихали, и друзья снова бежали куда-то вперед. Падали, поднимались, карабкались по лестницам вверх, скатывались вниз. Мгал чувствовал, что силы покидают его, сердце заходится, ноги слабеют, но Гиль упрямо тянул и тащил его все вперед и вперед, то ласково что-то шепча, то взвизгивая от злости, ругаясь и призывая на помощь Самаата и всех добрых духов, и северянин опять бежал, шагал, ковылял, полз, плача от невыносимой боли и ненависти к маленькому чернокожему мучителю. А жезл в руках Эмрика все харкал огнем, и тошнотворный запах горелой плоти лез в ноздри, и весь этот кошмар, казалось, будет тянуться вечно.

– Все, пришли! – неожиданно остановился тюремщик.

Вспышка черного жезла высветила большой, виденный уже когда-то Мгалом зал, ряды строенных колонн, высокие инкрустированные медью двери, у которых копошились какие-то уродливые фигуры…

– Твое счастье, что не ошибся! – Эмрик толкнул проводника в темноту.

Огненный шквал сжег и сорвал с петель двери, словно сухие листья разметал толпившихся поблизости стражников, и Мгал неожиданно ощутил, как повеяло на него из звездного мрака ночной свежестью, прохладой и покоем.

«Свобода!» – с облегчением вздохнул он, но Гиль – маленький неугомонный негодяй – все продолжал тащить и тянуть его. Сначала вниз по лестнице с широкими и низкими неудобными ступенями, потом куда-то вправо, вдоль нескончаемо-длинного здания, украшенного затейливой каменной резьбой, в окнах-бойницах которого метались тревожные факельные огни. Ага, да это же та самая коновязь…

Мгал смутно помнил, что Эмрик и Гиль усадили его на коня и опутали ноги стременами, а вот от бешеной скачки через спящий город у него осталось лишь чувство пронизывающего насквозь, обжигающего холода. Зато в памяти отчетливо запечатлелся треск мгновенно обуглившихся, разлетевшихся в щепы от огненного удара восточных ворот, бестолковая суета заспанных стражников, свист ветра в ушах, восторженные вопли Гиля и бледная полоска зари, занимавшейся где-то у горизонта, за которым исчезала пустынная, зовущая в дальние дали дорога.

4

– К Исфатее движется то ли караван, то ли большой отряд всадников, – сообщил Гиль, возвращаясь к товарищам.

– Те, что едут в сторону Исфатеи, едва ли нас потревожат. Странно, я был уверен, что Бергол вышлет за нами погоню.

– Может, и выслал, но, зная, что мы владеем Жезлом Силы, и испытав на себе его действие, гвардейцы не будут особенно стремиться к встрече с нами, – лениво заметил Эмрик и, продолжая прерванный разговор, спросил: – Выходит, подвели тебя Хранители Горы?

– Да нет, скорее всего действия Бергола и для них были неожиданными, – ответил Мгал неторопливо, любуясь залитыми солнцем полями. Почти двое суток отсыпался он после побега из Исфатеи и теперь чувствовал себя вполне окрепшим и, как заново рожденный, не уставал радоваться просторному, светлому миру, каждой травинке, малейшему дуновению ветерка. – Но в главном, в том, что мне удастся выбраться живым из этой заварухи, файголиты не ошиблись. Думаю, что на вас-то они в основном и рассчитывали.

– Наверное, узнали, что мы выбрались из храма Дарителя Жизни с помощью Жезла Силы, и были уверены, что пустим его в ход для твоего освобождения, – предположил Гиль.

– Пожалуй, – согласился Мгал. – Потому-то Бергол и решил отменить показательную казнь и разделаться со мной без лишнего шума. – А кстати, почему вы не отбили меня у гвардейцев еще раньше?

– Эмрик так занемог…

– «Занемог»! После того, как мы выбрались из святилища Амайгерассы, я чуть было прямиком на свидание с Небесным Отцом не отправился. Раны загноились, и если бы не Гиль со своим колдовством…

– Надо же! А я тогда только ушибами и царапинами отделался. И сейчас, казалось, вот-вот лягу и умру, а на самом деле волосы слегка опалил да кожу малость обжег. – Северянин взглянул на свои руки, жирно блестевшие от изготовленной Гилем мази. – До сих пор поражаюсь, как это вам удалось проскользнуть во дворец Владыки Исфатеи. Столько стражников, а вы под самым их носом…

– Я же тебе рассказывал, это все Гиль. Это он тогда, сообразив, как Жезл Силы действует, решил из святилища Дарителя Жизни без трофеев не уходить. Мы, говорит, теперь не грабители храмов, а воины, вступившие в схватку с Берголом. И нечего нам от законной добычи отказываться – еще пригодится. И прихватил-таки с собой пяток золотых блюд.

– Так ведь пригодились же! – вмешался Гиль. – Эти блюда нам двери во дворец и открыли.

– Затаились мы там и стали за оконцами камер наблюдать. Около одного весь вечер человек какой-то бродил, а ночью в нем же огонь блеснул. Вот мы и решили – не иначе как тут-то ты и прохлаждаешься. Между прочим, о том, что тебе опасность угрожает, тоже Гиль узнал. И от кого бы ты думал? От Батигар!

– От кого? От младшей дочери Бергола?

– Ну да. Призвал он на помощь все свое колдовское умение и… Нет, не сумею я объяснить, как это ему удалось.

– Я… ну как бы стал мысленно искать того, кто к тебе во дворце расположен и знает, что тебя в ближайшем будущем ждет. Первой была Чаг – я сразу к ней обратился. Не словами, а… – Мальчишка поморщился, покрутил пальцами и безнадежно махнул рукой. – В общем, это не важно. Так вот, с Чаг у меня ничего не вышло, уж очень она невосприимчива, хотя и сочувствует тебе. А от Батигар прямо-таки исходили волны тревоги и страха, и я понял, что медлить нельзя.

– И похож был Гиль после своего колдовства на живого мертвеца, – добавил Эмрик, ласково поглядывая на мальчишку.

– Вот оно что… – протянул Мгал. – Задал, выходит, я вам работы…

Под взглядами мужчин Гиль смутился, опустил голову, но тут же поднял ее, прислушиваясь.

– Слышите? Эти, которые в Исфатею скачут, уже в ущелье въехали.

– Пойдем посмотрим, что за люди. – Эмрик поднялся и первым зашагал к краю утеса.

Друзья затаились между валунами, глядя на колонну всадников, занявшую всю ширину дороги. Теперь уже не было сомнений в том, что это воинский – отряд по меньшей мере из тысячи верховых, одетых в белые плащи, на которых красовалось стилизованное изображение петуха – провозвестника зари.

– Белые дьяволы! – с ненавистью прошептал Гиль.

– Белые Братья, – эхом повторил Мгал, вглядываясь в группу ехавших впереди отряда командиров. Один из них – в роскошном медном нагруднике – показался северянину странно знакомым. Где-то он уже видел этого светловолосого моложавого мужчину со спокойным, уверенным лицом… – Да это же мастер Донгам! – Выходит, он сам является членом Белого Братства, и не из последних! Вот чем можно объяснить его снисходительную уверенность, все намеки и недомолвки в отношениях с Владыкой Исфатеи, которые бросились в глаза Мгалу еще во время первого свидания во дворце! – Вот, стало быть, с чьей помощью Бергол надумал усмирить обитателей Горы.

35
{"b":"20101","o":1}