ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Слушая Хар-Лу, Батигар чувствовала нарастающее желание как-то утешить этого странного, похожего на обиженного мальчика маленького мужчину, приласкать его, сказать ему что-нибудь ободряющее. Однако она понимала, что делать этого ни в коем случае не следует, – он ее враг и поступать с ним надо как с врагом. Не следовало даже слушать его – не желает она ничего знать о его жизни, о бедах и надеждах. Чтобы заглушить в себе жалость, девушка начала думать о Чаг, и это помогло ей вернуть необходимую для выполнения задуманного плана твердость.

– Дорогой, я действительно послана тебе Зажигающим Небесный Светильник. Поверь, теперь твои беды кончатся, я буду тебя любить так сильно, что ты, конечно же, войдешь в Круг Совета и передашь Жезл Силы кому-нибудь другому, – вкрадчиво сказала принцесса, прихлебывая мелкими глоточками душистую воду из кувшина. – Кстати, не покажешь ли ты мне этот самый убийственный Жезл, полученный вами от ваших друзей и кровных братьев из Большого мира? Я много слышала о нем, еще когда жила в Исфатее, но видеть его мне не приходилось. Мне всегда казалось, что метать огненные стрелы может только Небесный Отец, которого вы зовете Зажигающим Небесный Светильник.

– Ты хочешь посмотреть на Жезл Силы? – переспросил Хар-Лу, и Батигар почудилась в его голосе усмешка и понимание. «Неужели он обо всем догадался?» – в ужасе подумала она, глядя, как скарус направляется в дальний конец комнаты, роется в том самом углу, откуда он принес еду и питье.

– Вот эта штука и есть Жезл. На вид не скажешь, что он способен убивать, и до поры до времени смерть и разрушение спят в нем, не способные сами по себе вырваться на волю. Но если передвинуть это колечко, повернуть железную загогулину и нажать сюда… – Хар-Лу направил конец Жезла на стену, и из него вырвался белый луч. – Если я поверну другое кольцо, вот оно, смотри, этот луч может прожечь даже камень. А эта железка определяет длину луча. Это очень опасная вещь, друзья и кровные братья…

В воздухе запахло прошедшей грозой, Батигар придвинулась к Хар-Лу, и когда тот, убрав палец со спускового крючка, заставил луч исчезнуть, резко ударила его ребром ладони по выступающему кадыку. Скарус замолк на полуслове и мягко осел на пол. Жезл Силы, выпав из его ладони, упал на циновку.

Батигар всхлипнула и коснулась запястья своего бывшего мужа. Мертв. Однажды таким же точно ударом она сломала руку кундалагскому хадасу, понявшему согласие младшей дочери Бергола на верховую прогулку за городскими стенами как намек на ее готовность познакомиться с ним поближе.

Девушка подняла Жезл Силы. Покрутила указанные Хар-Лу кольца, пощелкала рычажками, осваиваясь со смертоносным оружием. Потом, надавив на спусковой крючок, развалила лучом стоявший поблизости кувшин и, убедившись, что, попав в другие руки, Жезл не утратил своей силы, быстро начала одеваться.

Веселье на поверхности острова, как и предсказывал ее бывший муж, было в полном разгаре, и принцессе не стоило большого труда проскользнуть мимо завывающих у трех костров охотников к лазу, который вел в помещения для неженатых мужчин – именно сюда, по словам Хар-Лу, отвели Чаг. Девушка бесшумно спустилась по лестнице, заглянула в один коридор, во второй, и тут снизу до нее донеслись приглушенные голоса. Она миновала еще два марша, освещенные коптящими и вонючими жировыми светильниками, и увидела в одном из коридоров группу беседовавших охотников. Двумя руками подняла ставший вдруг удивительно тяжелым Жезл Силы и нажала на спуск.

Разговор оборвался. Луч прошел на уровне груди скарусов, и они разом, словно перерезанные надвое раскаленной добела проволокой, начали рушиться на истоптанный земляной пол. Опустив руку с Жезлом, другой рукой Батигар схватилась за горло, ей показалось, что сейчас ее вывернет наизнанку. Но вот еще один охотник появился из ближайшего дверного проема, и девушка, мгновенно справившись с накатившей тошнотой, вновь подняла Жезл Силы.

Лужа крови и груда расчлененных лучом тел перегородили ей проход в комнату. Принцесса сделала несколько шагов наугад, зажмурив глаза и стараясь не слышать, как чавкает под сапогами кровавая жижа. Остановившись у дверного проема, она осторожно заглянула в комнату и замерла, не в силах оторвать взгляд от происходившего. Посреди ярко освещенного помещения на груде циновок извивалось и корчилось совершенно обнаженное, неправдоподобно большое и белое женское тело. На нем елозил маленький серо-голубой человечек, цеплявшийся за женщину с отчаянием неумелого наездника, впервые очутившегося на норовистой необъезженной лошади. Чуть в стороне три голых скаруса с серьезными лицами давали своему товарищу ценные советы. Зрелище было столь отвратительным и притягательным одновременно, что Батигар не могла отвести от него глаз до тех пор, пока до нее не дошло, что эта женщина, которую насилуют голубокожие, – не кто иная, как ее старшая сестра, принцесса Чаг из рода Амаргеев.

Находившиеся в комнате скарусы заметили Батигар, как только та появилась в дверях, но осознать, что она здесь делает, и должным образом отреагировать не успели. Троих сверкающих луч расчленил сразу, четвертый, оседлавший Чаг, пережил их всего на несколько мгновений. Принцесса опасалась применять против него Жезл Силы, боясь задеть сестру, однако видевший гибель товарищей голубокожий не понял этого и потому не сумел воспользоваться единственно ему выпавшим шансом на спасение. Повинуясь охотничьему инстинкту встречать неизбежную опасность лицом к лицу, он, оставив свою жертву, прыгнул на Батигар, но девушка оказалась проворнее.

Огненный луч располовинил скаруса в прыжке, и Батигар, удостоверившись, что больше голубокожих поблизости нет, шагнула к Чаг. Стараясь не смотреть на ее обнаженное, перепачканное кровью, потом и слизью тело, склонилась она над сестрой и заглянула в мутные, не видевшие ничего вокруг глаза. Вырвала изо рта тряпичный кляп и, перевернув на живот, перерезала взятым в комнате Хар-Лу ножом веревки, стягивавшие руки за спиной. Чаг выгнулась, захрипела, застонала, по большому белому телу прошла судорога, и ее вырвало.

Оставив сестру, Батигар, брезгливо и жалостливо скривив губы, выглянула в коридор: никого, все тихо. Вернулась в комнату и осмотрелась, но ничего подходящего из одежды не обнаружила. Тогда девушка сорвала с двух скарусов плетеные юбки, одной, как могла, наскоро обтерла сестру, другую завязала на ее талии. Протянула Чаг найденный в углу кувшин с водой и кусок лепешки. Дрожащими руками молодая женщина оттолкнула лепешку и припала распухшими губами к неровному краю кое-как обожженного кувшина. Лязгая зубами, сделала глоток, другой, муть из глаз стала постепенно уходить, взгляд сделался осмысленным.

– Поднимайся, надо бежать, пока нас не хватились.

Чаг залопотала что-то неразборчивое и вновь припала к кувшину. Видя, что сестре надо дать хоть немного времени, чтобы прийти в себя, Батигар принялась обшаривать комнату, время от времени опасливо поглядывая в сторону коридора.

Сети, похожие на остроги копья, обрывки циновок, кувшины с водой, корзины с объедками черствых лепешек, метла, стопка грубо сработанных чашек… Из кучи всего этого девушка выбрала барабан, сделанный из похожего на длинную тыкву высушенного плода, верхняя часть которого была срезана и затянута тонкой кожей. Сорвала кожу, побросала в барабан огрызки лепешек, высыпала несколько горстей сушеных ягод, найденных в одном из глиняных горшков, кресало, моток бечевки. Больше ничего, из того что могло бы пригодиться в джунглях, под руку не попалось. Хорошо было бы взять с собой копья, но они будут мешать во время бегства. Батигар махнула рукой, перекинула ремень от барабана через голову и, подойдя к Чаг, рывком подняла ее на ноги:

– Больше медлить нельзя. Если хочешь спастись, надо выбираться отсюда.

Чаг кивнула, сделала несколько нетвердых шагов к двери; лицо ее перекосила гримаса боли, но она продолжала ковылять вперед. Батигар обогнала ее и первая вышла в коридор, держа наготове Жезл Силы.

56
{"b":"20101","o":1}