ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поэтому можно понять, почему главнокомандующий сухопутными силами не согласился со всеми противоречивыми предложениями Гитлера по оперативным вопросам, тем более что целесообразность этих предложений в то время еще нельзя было установить.

Со свойственной ему настойчивостью Гитлер, однако, добился того, что его предложение о быстром захвате Прибалтики и уничтожении действующих там сил противника в результате поворота подвижных соединений группы армий «Центр» на север было поддержано. Он обосновывал этот план не только политическими и экономическими, но и оперативными соображениями: «Узкое пространство, на котором сосредоточивалась 4-я танковая группа, и продвижение группы севернее Немана давали мало возможностей для окружения глубоко эшелонированных войск противника, расположенных в Прибалтике. Для того чтобы обеспечить войскам северного крыла свободу действий, необходимую для нанесения удара на Москву, надо было не просто отбросить противника, а уничтожить его».

Вероятно, при составлении директивы о развертывании эти военные соображения побудили главнокомандующего сухопутными силами учесть пожелания Гитлера в большей степени, чем ему хотелось. Поэтому в докладе начальника Генерального штаба от 3 февраля 1941 года было ясно выражено намерение наступать тремя танковыми группами в северо-восточном направлении через Западную Двину на Смоленск, чтобы обеспечить взаимодействие этих крупных сил (в их состав входили танковые и моторизованные дивизии). В действительности сосредоточение не было обеспечено по причинам, на которых мы остановимся ниже. Гитлер на основе доклада от 3 февраля 1941 года мог считать, что его желания будут учтены, и отказался от дальнейшего вмешательства.

Настоящие разногласия между Гитлером и командующим сухопутными силами начались в июле и августе 1941 года в связи с другим вопросом, а именно желанием Гитлера повернуть крупные силы группы армий «Центр» на юг с целью обеспечить ей возможность захвата Украины. Но перед началом войны этот вопрос не возникал».

Генерал-фельдмаршал Э. фон Манштейн считал, что главным недостатком плана «Барбаросса» было то, что «Гитлером и ОКХ не удалось выработать единой стратегической концепции, что было необходимо как при разработке общего плана операций, так и в ходе проведения самой кампании 1941 года.

Стратегические цели Гитлера покоились преимущественно на политических и военно-экономических соображениях. Это был в первую очередь захват Ленинграда, который он рассматривал как колыбель большевизма и который должен был принести ему одновременно и связь с финнами, и господство над Прибалтикой. Далее, овладение источниками сырья на Украине и военными ресурсами Донбасса, а затем нефтяными промыслами Кавказа. Путем овладения этими районами он надеялся, по существу, парализовать Советский Союз в военном отношении.

В противовес этому ОКХ правильно полагало, что завоеванию и овладению этими, несомненно, важными в стратегическом отношении областями должно предшествовать уничтожение Красной Армии. Главным силам Красной Армии должно быть навязано решительное сражение путем нанесения удара на Москву (этот план не соответствовал полностью фактической группировке советских сил, как это выявилось позже). Москва представляет собой главный центр советской державы, потерей которого страна не стала бы рисковать, во-первых, потому, что Москва – в противоположность 1812 года – была действительно политическим центром России; во-вторых, потому, что потеря военно-промышленных районов вокруг Москвы и восточнее ее, по крайней мере, значительно ослабила бы советскую военную промышленность; в-третьих, что по стратегическим соображениям было наиболее важно, потому что Москва является центральным узлом коммуникаций европейской части России. С потерей Москвы советская оборона практически раскололась бы на две части и советское командование не было бы в состоянии организовать единые операции по всему фронту.

В стратегическом отношении разногласия между Гитлером и ОКХ сводились к следующему: Гитлер хотел добиться военного успеха на обоих флангах (для чего немецких сил ввиду соотношения сил и ширины оперативного района было недостаточно), ОКХ же стремилось достичь успеха в центре общего фронта.

В результате расхождения между этими принципиальными стратегическими концепциями немецкое командование в конечном счете потерпело поражение...

Указанная Гитлером в плане «Барбаросса» «общая цель» («необходимо уничтожить основную массу войск, расположенных в Западной России, путем смелых операций, выдвигая далеко вперед танковые клинья; воспрепятствовать отходу боеспособных соединений в глубину русского пространства») была, в конце концов, не чем иным, как лишь оперативным или тактическим «рецептом». И только благодаря превосходному военному руководству германской армии были достигнуты чрезвычайно большие успехи, поставившие Советскую Армию на край пропасти. Но этот «рецепт» никогда не мог заменить оперативного плана, относительно разработки и выполнения которого Главное командование должно было быть единого мнения, оперативного плана, который, ввиду соотношения сил и протяженности театра военных действий, заранее должен был предусматривать возможность уничтожения Советской Армии в случае необходимости в результате двух кампаний».

В разработке замысла плана «Барбаросса», кроме самого Гитлера, большая роль принадлежала его главному военному советнику генерал-фельдмаршалу В. Кейтелю.

Вильгельм Боведин Йоганн Густав Кейтель родился 22 сентября 1882 года в семье помещика. Но отец готовил ему совсем другую судьбу. В 1901 году Вильгельм был определен на военную службу, а в следующем году, после сдачи экзаменов, он был произведен в младшие лейтенанты. В 1908 году он окончил Военную кавалерийскую академию и был назначен полковым адъютантом.

Участник Первой мировой войны. Был командиром артиллерийской батареи, затем был назначен представителем Генерального штаба в штаб резервного корпуса. В конце 1917 года был переведен в Генеральный штаб в Берлин.

После окончания Первой мировой войны В. Кейтель был оставлен на службе в рейхсвере и три года трудился в должности преподавателя Ганноверской кавалерийской школы. Затем он снова вернулся в строй, а в 1925 году был переведен на службу в организационный отдел военного ведомства, который являлся составной частью засекреченного Генерального штаба. Он занялся формированием резервных сил, на которые по Версальскому договору Германия не имела прав. Затем, после непродолжительного пребывания в войсках, в 1929 году Кейтель снова вернулся в Генеральный штаб уже в качестве начальника организационного отдела. Он принял активное участие в разработке планов трехкратного увеличения численности германской армии, в 1931 году совершил ознакомительную поездку в Советский Союз.

С приходом к власти Гитлера В. Кейтель сразу же принял его сторону. Он был назначен командиром пехотной дивизии, а в 1935 году был переведен начальником одного из управлений военного министерства. Это управление занималось вопросами стратегического планирования, а также отвечало за военную разведку. После отставки военного министра Блюмберга по решению Гитлера в феврале 1938 года Кейтель был назначен главнокомандующим Верховного командования Вермахта. Ему подчинялись оперативный штаб, абвер (разведка и контрразведка), управление вооруженных сил и экономическое управление.

В. Кейтель активно участвовал в разработке планов военных действий германских войск накануне Второй мировой войны. Но, как свидетельствуют современники, в оперативные вопросы глубоко не вникал, довольствуясь поддержкой идей, высказанных Гитлером и другими генералами. Он имел неосторожность высказаться против войны с Францией, но не сумел отстоять свое мнение перед Гитлером. После этого Кейтель успешно провел переговоры о капитуляции Франции, за что был произведен в генерал-фельдмаршалы.

В. Кейтель также высказался и против начала войны с СССР до окончания кампании на Западе, чем вызвал взрыв недовольства к себе со стороны Гитлера. После этого он затаился и беспрекословно выполнял все указания фюрера с чисто немецкой пунктуальностью.

24
{"b":"201138","o":1}