ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В полосе обороны войск 9-й армии в первые дни Великой Отечественной войны противник вел наступление так называемыми ударно-поисковыми группами, но масштабных наступательных операций не начинал. В течение 24 июня его отдельные части и подразделения на всем фронте продолжали попытки форсировать реки Прут и Дунай, но все эти попытки, за исключением одного направления, были отражены советскими войсками. Только в районе Скулени врагу утром этого дня удалось силами до двух-трех пехотных полков с двадцатью танками и большим отрядом мотоциклистов форсировать реку Прут и закрепиться на ее восточном берегу.

Таким образом, прорыв, а точнее – первые наступательные операции немецких войск на советскую территорию были проведены успешно в строгом соответствии с ранее разработанным планом. На всех направлениях главных ударов войскам Вермахта удалось прорваться через расположенную по линии государственной границы СССР полосу укрепленных районов, нанести поражение основным силам выдвигавшихся из глубины армий первого стратегического эшелона противника, ввести в сражение все имевшиеся четыре танковые группы и выйти на оперативный простор. Одновременно с этим немецкая авиация, нанеся ощутимое поражение советской авиации, захватила господство в воздухе. В результате этого в течение первых трех суток после начала войны Вермахт создал условия для захвата стратегической инициативы на всем советско-германском фронте.

О потерях сторон в первые дни войны, как об одном из важнейших критериев военного искусства, до сих пор не известно. Первая запись на этот счет в Военном дневнике начальника Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковника Ф. Гальдера появилась только за 30 июня 1941 года: 41 тысяча человек, в том числе 8,9 тысячи убитыми. Советское командование в эти дни потерь в войсках Красной Армии не считало. Но если учитывать, что эти первые три дня после начала войны были самыми трудными и с точки зрения управления для советского командования самыми бестолковыми, то вполне закономерным будет утверждение, что потери советских войск 22–24 июня превысили потери Вермахта на порядок.

Логика таких рассуждений подтверждается и другими фактическими материалами. Так, в дневнике Ф. Гальдера указано, что с 22 июня по 13 июля 1941 года общие потери сухопутных войск Вермахта на Восточном фронте составили 92,1 тысячи человек. При этом известно, что в ходе стратегической оборонительной операции в Прибалтике за первые 18 суток войны советские войска потеряли 88,5 тысячи человек, в Белоруссии – 417,8 тысячи человек, в Западной Украине – 241,6 тысячи человек. Таким образом, только за первые 18 суток войны потери советских войск (не считая Заполярья) достигли почти 748 тысяч человек.

Безусловно, боевые действия на советско-германском фронте к концу первой декады июля 1941 года со стороны немецких войск приобрели уже не только характер прорыва. Получили развитие такие более эффективные способы и приемы разгрома противника, как фронтальное и параллельное преследование, выход во фланг и тыл, охват и даже окружение. Известно, что при реализации этих приемов и способов обороняющаяся сторона несет большие потери, чем наступающая, но соотношение потери на 13 июля стало 1:8 в пользу Вермахта. Это говорит не только о возросшем сопротивлении советских войск, но и о том, что война в целом начала приобретать более системный характер.

ЛЕТНИЕ ПОБЕДЫ 1941 ГОДА

В первые месяцы Великой Отечественной войны выполнение германским командованием плана «Барбаросса» у А. Гитлера не вызывало никакого сомнения. Доклады, постоянно поступавшие из Генерального штаба сухопутных войск, с главных штабов видов вооруженных сил, непосредственно с фронта буквально пестрели победными реляциями. Ежедневно немецкие войска, потеснив или даже разгромив соединения и части противника, занимали новые советские города, захватывали большое количество пленных и различные трофеи. К наступлению германских войск присоединились многочисленные союзники: Финляндия, Румыния, Венгрия, Италия, Словакия, Испания. Крестовый поход на Восток под германским флагом набирал силу.

Первая крупная операция на окружение была проведена войсками группы армий «Центр» в районе белостокского выступа. В этом выступе на фронте 145 километров оборонялись войска 10-й армии Западного фронта. В ее состав (с учетом средств усиления) входили: 1-й (2-я и 8-я стрелковые дивизии), 5-й (13-я и 86-я стрелковые дивизии) стрелковые корпуса, 6-й кавалерийский корпус (6-я и 36-я кавалерийские дивизии), 6-й (4-я и 7-я танковые, 29-я моторизованная дивизии) и 13-й (25-я и 31-я танковые, 208-я моторизованная дивизии) механизированные корпуса, части корпусного подчинения и Осовецкий укрепленный район. Всего в армии насчитывалось 99 тысяч человек личного состава, 571 танк (113 тяжелых, 122 средних, 336 легких), 964 пушки и гаубицы, более 300 минометов, 944 противотанковых и 84 зенитных орудий. Командующим армией был генерал-майор К. Д. Голубев, членом Военного совета – бригадный комиссар Д. Г. Дубровский, начальником штаба – генерал-майор П. И. Ляпин. Штаб армии находился в Белостоке.

Непосредственно на линии государственной границы находились пограничные отряды. Белостокский выступ также прикрывался Гродненским, Осовецким и Замбровским укрепленными районами общей протяженностью по фронту до 210 километров. В этих укрепленных районах имелось 338 уже построенных и около 2 тысяч строящихся долговременных огневых сооружений.

Южный фланг белостокской группировки прикрывался Брестским укрепленным районом, в котором находились части 6-й и 42-й стрелковых дивизий 28-го стрелкового корпуса 4-й армии Западного фронта.

Остальные дивизии располагались на удалении от 15 до 40 километров от государственной границы и принять участие в боях в первый день войны практически не могли.

Суть операции, разработанной штабом группы армий «Центр», заключалась в том, что одновременно с фронтальным наступлением двух полевых немецких армий на флангах группировки ввести в сражение две танковые группы (2-я и 3-я), которые должны были нанести удары по сходящимся направлениям на Минск.

Северная ударная группировка в составе 3-й танковой группы (командующий – генерал Г. Гот, передана в состав группы армий «Центр» 25 июня) и соединений 9-й полевой армии была развернута в сувалкском выступе. В составе этой группировки действовало 5 пехотных, 4 танковые и 2 моторизованные дивизии 3-й танковой группы и два армейских корпуса 9-й полевой армии.

На южном крыле фронта из района Бреста должна была наступать 2-я танковая группа (командующий – генерал Г. Гудериан), усиленная соединениями 4-й полевой армии. В составе этой танковой группы действовало 5 танковых, 4 механизированные, 7 пехотных и 1 кавалерийская дивизии.

В целом фронт наступления группы армий «Центр» составлял 550 километров. Глубина ее ближайшей задачи в зависимости от задач войск колебалась от 130 до 350 километров, дальнейшей – 670 километров. Для авиационного обеспечения операции группы армий был выделен 2-й воздушный флот (командующий – фельдмаршал Кессельринг).

Для усиления мощи первоначального удара против войск Западного Особого военного округа командование группы армий «Центр» сконцентрировало основную массу войск и техники в первом оперативном эшелоне, который включал в себя 28 дивизий, в том числе 22 пехотные и 4 танковые. На участках прорыва обороны советских войск были созданы высокие оперативные плотности. Дивизия наступала в полосе от 5 до 6 километров. Это позволило обеспечить превосходство над оборонявшимися там советскими войсками по живой силе – в 6,5 раза, по танкам – в 1,8 раза, по орудиям и минометам – в 3,3 раза.

Во втором эшелоне группы армий «Центр» находилось 11 дивизий, в том числе 5 пехотных, 3 моторизованные и 1 танковая. Кроме того, из резерва ОКХ туда направлялось еще 6 пехотных дивизий. Это должно было обеспечить своевременное наращивание силы удара немецких войск на главных направлениях в ходе операции.

31
{"b":"201138","o":1}