ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В наступление немецкие войска, как правило, переходили на очень узком участке фронта, выбирая для атаки слабо укрепленные участки в обороне противника или стыки между обороняющимися частями и соединениями. Главную полосу обороны прорывала пехота при поддержке танков. Усиленный танковый полк наступал обычно на фронте шириной один километр, танковая дивизия – 2–3 километра. Перед наступающими ставилась задача как можно быстрее вклиниваться в глубину советской обороны, а затем предпринимать мобильные действия с целью ее прорыва, в которых более всего проявлялись профессиональная подготовка немецких войск, инициатива командиров подразделений и частей.

Хотя одним из широко практиковавшихся способов у немцев было наступление с ходу, они тем не менее стали его постепенно избегать. Опыт войны на советско-германском фронте показал, что даже кратковременная подготовка наступления облегчала прорыв обороны и уменьшала потери. Большое внимание уделялось при этом обеспечению безопасности флангов наступающих войск (их прикрытие артиллерийским огнем, дымовыми завесами и т.д.). Пехота покидала танки и бронетранспортеры как можно позже, чтобы сделать наступление более динамичным. Все машины продвигались вперед «скачками», от одного укрытия к другому.

Немецкая оборона на Востоке обычно готовилась заранее и была довольно глубокой. На главных направлениях пехотная дивизия, как правило, обороняла полосу шириной до 10 километров и глубиной 8–9 километра, имея два полка в первом эшелоне и один – во втором. В 4–5 километрах перед передним краем часто создавалась полоса прикрытия, состоявшая из отдельных опорных пунктов. В случае необходимости их могла поддержать дивизионная артиллерия, позиции которой оборудовались в 5 километрах от переднего края.

В обороне немцы широко применяли противопехотные и противотанковые мины. Минные поля создавались на подступах к оборонительным рубежам и на танкоопасных направлениях, вокруг артиллерийских позиций. Для их преодоления наступающим советским войскам требовалось постоянно иметь в своих боевых порядках значительное количество саперов.

Большое значение в германской обороне придавалось пулеметам. Один пулемет при хорошо подготовленном секторе обстрела мог сдерживать наступление пехоты на фронте до 1 километра. Обычно у немцев на 1 километр фронта приходилось от 30 до 65 пулеметов. Для того чтобы преодолеть их огонь, наступающим необходимо было использовать танки или САУ.

На открытой местности и при недостатке сил германские войска значительно чаще, чем советские, прибегали к мобильной обороне, когда одновременно оказывалось сопротивление на выгодных рубежах и наносились неоднократные контратаки или контрудары. Важнейшее условие успеха такой обороны – умение быстро перемещать силы, сосредоточивая их в нужном месте. Это можно было осуществить, если имелось достаточное количество подвижных средств.

После поражения под Москвой немецкие войска впервые перешли к обороне. При этом основная задача состояла в удержании ее главной полосы. Она во многом напоминала позиционную оборону, примененную немцами в Первую мировую войну, точнее, до конца 1916 года.

Со второй половины 1944 года наряду с позиционной обороной создавались укрепленные районы. При вынужденном отступлении противник оставлял в тылу отдельные гарнизоны, которые отвлекали значительные советские силы, что сокращало количество войск Красной Армии, продолжавших наступление. У немцев появлялись таким образом возможности для проведения контрударов. Но подобные их расчеты оправдались лишь однажды – в 1944 году под Ковелем. В дальнейшем такие «крепости» (Бреслау, Глагау и другие) не принесли противнику ожидаемых результатов.

При ведении боевых действий немцы получали определенное преимущество за счет того, что на подготовку артиллерийского огня с закрытых позиций им обычно требовалось в три раза меньше времени, чем советским войскам. Достигалось это за счет использования более совершенных средств связи, четкого функционирования тыловых служб, обеспечивавших артиллерию боеприпасами, согласованности действий между артиллерией и пехотой, профессионализма самих артиллеристов.

Отдельными страницами в военном искусстве Вермахта можно считать вопросы, связанные с борьбой за небо и осуществление управления войсками.

Таким образом, военное искусство Вермахта с учетом достижения Германией и ее союзниками побед во Второй мировой войне имеет безусловное право на его достаточно подробное изучение. Только очень ограниченный человек пренебрегает положительным историческим опытом или стремится до всего дойти на своем собственном опыте. Это приводит к ошибкам, которые в военном деле чаще всего называются поражением. Военный опыт Вермахта настолько богатый, что его отдельные стороны должны внедряться в том числе и в современную практику подготовки командующих, командиров, штабов и войск.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

Heusinger A. Befehl im Widerstreit. – Tubingen, 1950. – P. 346.

Алексеев П. Д. Подготовка и ведение наступления с выдвижением из глубины соединениями 10-й армии в контрнаступлении под Москвой. Учебное пособие. Военная академия имени М. В. Фрунзе, 1997. 44 с.

Альтговзен М. Л. Наступление 27-й общевойсковой и 6-й танковой армий 2-го Украинского фронта в Ясско-Кишиневской операции (август 1944). Учебное пособие. – М.: Военная академия имени М. В. Фрунзе. 40 с.

Архив оргуправления ГОМУ Генерального штаба. Оп. 2314, т. 2.

Балашов П. И. Наступательная операция 5-й танковой армии Юго-Западного фронта в контрнаступлении под Сталинградом. Учебное пособие. М.: Военная академия имени В. И. Ленина, 1974. 80 с.

Божедомов Б. А., Копылов А. В. Развитие военного искусства сухопутных войск фашистской Германии в годы Второй мировой войны. – М.: Гуманитарная академия Вооруженных Сил, 1992.

Вернер Х. Сражения группы армий «Центр». – М.: «Яуза», ЭКСМО. – 352 с.

Военное искусство во Второй мировой войне (стратегия и оперативное искусство). – М.: Издание Военной академии Генерального штаба, 1973. С. 80–87.

Гудериан Г. Воспоминания солдата. – Смоленск, 1998. 654 с.

Дьяков Ю. Л., Бушуева Т. С. Фашистский меч ковался в СССР. Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922–1933. – М., 1992. 384 с.

Кожевников М. Н. Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. – М.: Наука, 1985.

Миддельдорф Э. Тактика в русской кампании. – М.: Воениздат, 1958.

Митчем С. Фельдмаршалы Гитлера и их битвы. – М.: 1998.

Митчем С., Мюллер Д. Командиры «Третьего рейха». (Пер. с англ.). – М.: 1995.

Мягков М. Ю. Вермахт у ворот Москвы, 1941–1942. – М.:РАН, 1999. – М.: 1999. 303 с.

От «Барбароссы» до «Терминала». Взгляд с Запада. – М.: Политиздат, 1988. 463 с.

Португальский Р. М. Маршал Конев. – М, 2007. 318 с.

Россия и СССР в войнах ХХ века. – М.: 2001. С. 220–221, 468.

Русский архив. Великая Отечественная война. Т. 15 (4–1). Битва под Москвой. Сборник документов. – М.: ТЕРРА, 1997. 464 с.

Семиряга М. И. Эхо Сталинградской битвы. – Волгоград, 1969. 248 с.

Синицин А. Н. Окружение и уничтожение противника в Белорусской операции. – М.: Военная академия имени М. В. Фрунзе, 1984. 40 с.

Совершенно секретно! Только для командования! Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. – М.: Наука, 1967.

Ширрер У. Взлет и падение Третьего рейха. В двух томах. – М.: 1991.

Эндрюс Г. Вальтер Модель. Мастер отступления. – М.: 2007. 318 с.

97
{"b":"201138","o":1}