ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Таким образом, можно сделать вывод о том, что репрессии 1937–1938 гг. нанесли стране большой вред в то время, когда нужна была консолидация всех ее сил для будущей войны. Конечно, трудно сказать уверенно, как бы повели себя расстрелянные маршалы, командармы, комиссары и флагманы флота при встрече с сильным врагом? Но выдвинутые на смену им люди не выдержали проверки боем: командующий Белорусским Особым военным округом Г. Д. Павлов и его заместители за военные неудачи были расстреляны, командующий Киевским Особым военным округом М. П. Кирпонос погиб в окружении, погубив вверенные ему войска, командующий Одесским военным округом Я. Т. Черевиченко закончил войну командиром стрелкового корпуса. Командующий войсками Северо-Западного фронта (Прибалтийского военного округа) Ф.И. Кузнецов утром 22 июня 1941 года потерял практически всю свою авиацию, которая была сожжена на аэродромах. Он отдал приказ об отходе разгромленных войск и в тот же день был отстранен Сталиным от командования. В последующем его имя не звучало в победных реляциях Красной Армии. Не оправдали себя и прославленные сталинские маршалы К.Е. Ворошилов, С.М. Буденный, Г.И. Кулик, многие командармы, командиры корпусов и дивизий.

Но также не следует забывать, что накануне Великой Отечественной войны потребность в кадрах возрастала в связи с техническим переоснащением, организационным совершенствованием и стратегическим развертыванием армии и флота. Только в 1940 году в СССР было сформировано семь военных округов и армий, шесть стрелковых корпусов, 22 стрелковые дивизии, 120 бригад и полков. На 1941 год планировалось иметь 16 управлений военных округов, одно фронтовое управление, 20 управлений полевых армий, 62 управления стрелковых корпусов, 29 управлений механизированных корпусов, около 300 управлений дивизий сухопутных войск. Для комплектования командных и штабных кадров этих объединений и соединений требовались тысячи генералов и офицеров, имеющих необходимые знания и стаж командования войсками.

Таким образом, подготовка СССР к будущей войне в 30-е годы шла полным ходом одновременно по многим направлениям. Безусловно, ходом этой работы руководили Наркомат обороны и Генеральный штаб РККА, но за ее результатами зорко следили члены Политбюро и лично сам И. В. Сталин. Он практиковал периодическое заслушивание лиц, отвечавших за состояние армии и Военно-морского флота, бывал на демонстрации новых образцов вооружения и боевой техники, на парадах войск. Он лично вникал во многие кадровые вопросы и участвовал в обсуждении кандидатов на высшие командные должности. Все это дает полное основание утверждать, что военная работа была одним из главных направлений деятельности И. В. Сталина и что он добился больших результатов в выполнении этой работы. Благодаря ему в вопросах обороноспособности Советский Союз за сравнительно короткий срок сделал невиданный рывок вперед, превратившись в военном отношении в одну из самых мощных стран не только Европы, но и всего мира.

«Превентивный» удар Красной Армии

Некоторые читатели и даже историки могут заметить, что неготовность СССР к отражению германской агрессии в июне 1941 года была вызвана не плохим качеством отработки планирующих документов, а тем, что Советский Союз не готовился к оборонительной войне, а сам готовил агрессию против Германии. Об этом впервые написал в начале 90-х «историк» Виктор Суворов (Резун). Об этом же говорит и другой историк Марк Солонин в своей книге «25 июня: Глупость или агрессия». Он, ссылаясь на архивные документы, пишет, что в «прямом соответствии с майскими «соображениями» Н.Ф. Ватутиным была разработана и представлена 13 июня 1941 года справка «О развертывании Вооруженных Сил СССР на случай войны на Западе» и что ударные группировки Красной Армии у западной границы к 22 июня были развернуты в строгом соответствии с замыслом на наступление. На этом основании он делает вывод о том, что это «является самым важным и неопровержимым доказательством того, что планы эти вовсе не были предметом «кабинетных изысканий», а последовательно и твердо претворялись в жизнь».

Далее, развивая эту мысль, Солонин в качестве доказательства приводит ряд фактов. Он пишет, что на заседании Комитета Обороны 12 апреля 1941 года были рассмотрены вопросы «О денежном довольствии личного состава Красной Армии, Военно-морского флота и войск НКВД на военное время» и «О создании комиссии по представлению отсрочек от призыва по мобилизации и во время войны». Также указывает, что 10 мая 1941 года в Комитете Обороны был утвержден перечень вопросов, подлежащих рассмотрению на совещании, в числе которых был вопрос «О дополнительных сметах расходов на период мобилизации и первый месяц войны», а 12 мая 1941 года в перечне вопросов в ЦК ВКП(б) был включен пункт «О работе ГВФ (Гражданский Воздушный флот) в военное время». Наконец Солонин говорит о том, что 4 июня 1941 года нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов направил заместителю Председателя СНК Н. А. Вознесенскому докладную записку следующего содержания: «Представляю при этом ведомость потребности Наркомата ВМФ по минно-торпедному вооружению на военное время с 1.07.41 по 1.01.43».

Безусловно, все эти документы косвенно подтверждают подготовку СССР к войне, но специалисты хорошо знают, что все они могли разрабатываться и в мирное время на случай войны. Следовательно, прямым доказательством подготовки Советского Союза к войне против Германии летом 1941 года являться не могут.

Крупный исследователь начального периода войны за Западном стратегическом направлении ведущий сотрудник Института военной истории Вооруженных Сил России В. В. Абатуров в книге «На западном направлении» пишет, что в «Стратегической разработке оперативного отдела верховного командования вермахта по подготовке и ведению кампании против СССР» от 15 сентября 1940 года немецким военно-политическим руководством прогнозировалось три варианта возможных действий Красной Армии в начале войны. В числе первых рассматривался вариант нанесения Советским Союзом упреждающего удара по развертывающимся немецким войскам. Но, по мнению разработчиков плана, этот вариант отпадал из-за неспособности командования и войск Красной Армии нанести мощный удар по Восточной Пруссии и Северной Польше.

Никаких других документов, подтверждающих наличие планов Советского Союза первыми нападать на Германию, ни у кого в настоящее время нет. Поэтому и я не буду категоричным при ответе на этот вопрос, но хочу предложить читателю некоторые документы, оперативно-тактические выкладки и собственные рассуждения, сделанные на этой основе.

Военное искусство предопределяет решение задач вооруженной борьбы двумя видами военных действий – наступлением или обороной. Оборона считается пассивным видом боевых действий и применяется в том случае, если нет сил для наступления или если одна из сторон хочет ослабить другую для последующего наступления. Наступление считается видом военных действий, который приводит к победе. Поэтому и Советский Союз, зная о приготовлениях Германии в войне в 1941 году, должен был готовиться либо к обороне, либо к нанесению по противнику упреждающего удара.

В начале 1940 года осторожный Б. М. Шапошников на посту начальника Генерального штаба РККА был сменен участником войны в Испании и советско-финляндской войны К. А. Мерецковым. Но и Мерецков оказался осторожным человеком. Набив «шишки» в войне с финнами, особенно при штурме линии Маннергейма, он правильно оценил низкие наступательные возможности Красной Армии и также стал в позицию оборонца. Как результат, он поддержал решение Б. М. Шапошникова о строительстве линии укрепленных районов на новой границе СССР и начал разработку оперативных планов прикрытия государственной границы. К концу 1940 года эти планы на уровне Генеральный штаб – военный округ практически были готовы.

Однако эти оборонческие настроения не разделялись С. К. Тимошенко, который также был участником советско-финляндской войны, а в мае 1940 года был назначен наркомом обороны СССР. Выходец из 1-й Конной армии, он считал, что бить врага нужно наступлением и на его территории.

17
{"b":"201139","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гомункул. Конец… Или начало?
Метро. Трилогия под одной обложкой
Модицина. Encyclopedia Pathologica
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Балканский рубеж России. Время собирать камни
Черная ведьма в Академии драконов
Записки упрямого человека. Быль
Ведунья против князя