ЛитМир - Электронная Библиотека

– через Нарев на дороге Замбрув – Мезенин – Белосток.

2. Железнодорожные мосты:

– через Муховец на линии Брест – Береза Карткузская;

– через Нарев на линии Малкиня – Белосток.

3. Кроме того, содействие войсковым частям при овладении:

– дорожным мостом через Буг и Коден (между Брестом и Влодава);

– железнодорожным мостом через Буг у Фронолов (6 км южнее н/п Семятыче на линии Седльце – Бельск)».

Получив эту задачу и ее детально проанализировав, оперативный отдел 800-го учебного полка особого назначения «Бранденбург» подтвердил свою готовность выполнить ряд задач. В то же время указал на нецелесообразность поставки и выполнения некоторых из них. Так, в ответ на пожелания группы армий «Б» об использовании специальных групп в полосе наступления 4-й германской армии говорится:

«Дорожный мост через Муховец в Кобрине, дорожный мост между Кобрином и н/п Илосск, дорожный мост в Пружанах и дорожный мост через Слину на дороге Замбрув – Мезенин – Белосток расположены в 50 км и более от границы. Захват их ко времени «х» исключается. Объекты должны быть взяты с ходу при непосредственном взаимодействии подразделений учебного полка с соответствующими передовыми отрядами…

Железнодорожный мост через Муховец на линии Брест – Береза Карткузская, железнодорожный мост через Нарев на линии Малкиня – Белосток расположены во всяком случае за 50 км от границы, поэтому могут быть взяты с марша и удержаны только в непосредственном взаимодействии с войсками…»

15 мая 1941 года состоялось очередное совещание у генерал-квартирмейстера германской армии с обер-квартирмейстерами армий, предназначенных для действий на Востоке, в присутствии начальника Генерального штаба Сухопутных войск Германии. На нем были оговорены некоторые детали предстоящей операции, вплоть до того, сколько и где создавать складов с военным имуществом и порядок регулирования движения войск и грузов на дорогах.

17 мая 1941 года. Ф. Гальдер отмечает: «Войска 3-го эшелона по плану «Барбаросса» отправляются 21.5. До настоящего времени ежедневно на восток отправлялось в среднем 300 поездов».

22 мая 1941 года. «Майор Шильдкнехт (отдел «Иностранные армии – Восток») докладывает о группировке русских Сухопутных войск у немецкой границы. Войска сильно выдвинуты вперед. Оборонительная группировка состоит из трех групп армий.

Прибалтика: одна группа армий в составе двух общевойсковых армий; за ней в тылу – группа оперативных резервов и одна группа стратегических резервов.

Центральный участок: одна группа армий в составе трех армий; за ней в тылу – еще одна армия (оперативный резерв) и одна группа стратегических резервов.

Южный участок: одна группа армий в составе трех армий; за ней в тылу – одна группа оперативных резервов.

Отдельный фронт – на р. Прут: одна группа армий».

В период с 23 по 25 мая Ф. Гальдер вылетел самолетом на восточную границу рейха и лично провел совещания с командованием группы армий «Б», готовившейся к наступлению на советскую территорию. Он посетил ряд армейских корпусов, ознакомился с проведением подготовительных мероприятий на местах. 26 мая он посетил Финляндию и провел совещание с начальником Генерального штаба финской армии о порядке и характере совместных действий германских и финских войск против Советского Союза.

30 мая 1941 года. Ф. Гальдером были заслушаны уточненные решения командующих группами армий «Север» и «Центр» о действиях их войск, прежде всего танковых формирований, по плану «Барбаросса».

31 мая 1941 года. Ф. Гальдер отмечает, что «полеты самолетов разведывательной авиации вдоль восточной границы разрешены». С этого момента начинается непосредственная подготовка к вторжению на территорию СССР на уровне соединений и частей Сухопутных войск Германии.

4 июня 1941 года состоялось очередное совещание Ф. Гальдера с начальниками штабов армий и групп армий, находящихся на востоке. Обсуждение восточных проблем. Были отданы указания по организации взаимодействия пехоты с танками в начале наступления и об организации артиллерийской подготовки наступления.

Жуков против Гальдера. Схватка военных гениев - i_019.jpg
Г. Гиммлер. Смотр войск перед вторжением

5 июня 1941 года. Состоялось совещание с начальниками штабов объединений Восточного фронта, на котором обсуждались многие вопросы применения сил и средств в предстоящей операции. В частности, дымовых завес при форсировании рек, применение химических отравляющих веществ, ввод в бой пехотных дивизий с началом наступления с целью обеспечения (прикрытия) действий танков, порядок использования артиллерии и других родов войск в операции, многие специальные вопросы. На этом совещании были оговорены основные способы оперативных действий Сухопутных войск при наступлении на противника в ходе приграничных сражений. Предлагалось наступать на широком фронте при надежном обеспечении флангов, используя танковые клинья и массированный огонь артиллерии, не придерживаясь «локтевой» связи с соседом. Германское командование исходило из того, что советское командование вначале для проведения контратак будет использовать небольшие танковые подразделения и части, а в глубине обороны для контрударов – танковые соединения. Причем наличие этих крупных танковых формирований в составе приграничных округов Красной Армии начальником германского Генерального штаба было воспринято как новость.

6 июня 1941 года. Начальник Генерального штаба Сухопутных войск Германии провел совещание с генералом Гудерианом о порядке использования танковых войск во время наступления на советскую территорию. В результате этого совещания он приходит к выводу, что «главной задачей танковых групп являются не действия в начале наступления, а действия в глубине… Поэтому в самом начале наступления необходимо использовать поддержку пехоты. 2-й танковой группе должны быть подчинены 267-я и 293-я пехотные дивизии».

7 июня 1941 года. В очередной раз на самом высоком уровне оговариваются сроки и порядок вступления в войну против СССР Финляндии. Также уточняются основные направления главных ударов ее войск с тем, чтобы в кратчайшие сроки отрезать от основной территории Советского Союза северные порты (Мурманск и др.) и выйти в район Ленинграда.

9 июня 1941 года. Генерал Ф. Гальдер совершил облет на самолете германо-советской границы и ряда приграничных районов, где происходило развертывание ударных группировок германских войск. Попутно он провел совещание у начальников 12-го и 47-го армейских корпусов, отметив: «Все хорошо проинструктированы, у всех превосходное настроение. Подготовка будет закончена к 22.6».

10 июня 1941 года. На самом высоком уровне заслушивается отчет о подготовке разведки (абвер) к операции по плану «Барбаросса». Руководители разведки докладывают войсковому командованию о наличии широкой разведывательной сети на территории СССР и о готовности ее к интенсивной работе.

11 июня 1941 года Ф. Гальдер отмечает в своем Военном дневнике, что «переброска войск осуществляется по плану…».

13 июня 1941 года. Впервые в Ставке А. Гитлера обсуждается вопрос, как объяснить войскам необходимость нападения на Советский Союз, а также уточняется время начала военных действий (в 3 часа 30 минут или на рассвете). Кроме того, заслушиваются доклады об инспекторских поездках представителей Генерального штаба Сухопутных войск в соединения, предназначенные для участия в плане «Барбаросса».

14 июня 1941 года. У А. Гитлера проходит большое совещание, на котором командующие группами армий, армиями и танковыми группами докладывают фюреру о готовности к предстоящим действиям по плану «Барбаросса». На этом совещании возникли разногласия в отношении того, какие трудности возникнут перед германским командованием в ходе окружения советских войск в районе Белостока. В результате произошло уточнение ряда оперативных вопросов, а также было решено начать наступление массированным ударом авиации в три часа утра.

20
{"b":"201140","o":1}