ЛитМир - Электронная Библиотека

Доклад Г.К. Жукова продолжался немногим более часа. Его слушали внимательно. Все понимали, что жуковский доклад появился не случайно. Он был предварительно хорошо согласован с высшим руководством страны и РККА и косвенно является инструктажем о порядке действий на ближайшее будущее. Сам Георгий Константинович также нисколько не сомневался в этом.

– Красной Армии, где бы ее части в настоящее время ни находились, нужно быть готовой драться с искусным и технически оснащенным противником, – сказал Г.К. Жуков в заключение своего доклада. – Но для того, чтобы искусно вести современные наступательные операции, необходимо иметь отлично подготовленные войска, командиров и штабы. Надо помочь комсоставу овладеть искусством организации и проведения наступательных операций…

Собравшиеся в зале совещания военачальники внимательно слушали доклад Г.К. Жукова, согласно кивая головами. Для большинства из них вопрос был настолько понятен, что не вызывал никаких сомнений. Это был «козырной» доклад, который был призван не столько внести новизну в данную проблему, сколько еще раз показать высокое место докладчика в иерархии высшего командного состава РККА.

Затем в прениях по докладу Г.К. Жукова выступил начальник штаба Прибалтийского Особого военного округа генерал-лейтенант П.С. Кленов. Он подверг критике труд профессора Иссерсона «Новые формы борьбы», в котором автор утверждал, что начального периода современной войны, основываясь на агрессии Германии против Польши, не будет, что война начнется с вторжения уже развернутой группировки. «Я считаю такой вывод преждевременным, – резюмировал П.С. Кленов. – Он может быть допущен для такого государства, как Польша, которая, зазнавшись, потеряла всякую бдительность и у которой не было никакой разведки того, что делалось у немцев в период многомесячного сосредоточения войск».

Следующим в развитие доклада Г.К. Жукова выступили командир 1-го механизированного корпуса Лениградского военного округа генерал-лейтенант П.Л. Романенко, командующий войсками Дальневосточного фронта генерал-полковник Г.М. Штерн, заместитель начальника Генерального штаба РККА, начальник Разведывательного управления генерал-лейтенант Ф.И. Голиков, начальник штаба Дальневосточного фронта генерал-майор М.А. Кузнецов, командующий войсками Орловского военного округа генерал-лейтенант Ф.Н. Ремизов, начальник Главного управления ВВС РККА генерал-лейтенант П.В. Рычагов, начальник Главного управления противовоздушной обороны РККА генерал-лейтенант Д.Т. Козлов и многие другие.

Стенограмма выступления Г.К. Жукова была отпечатана в тот же день и роздана для ознакомления всем основным участникам совещания. Но сам Георгий Константинович был недоволен записью своего доклада. Он оставил много пометок и замечаний на листах стенограммы. Первый вариант распечатки стенограммы он отказался подписывать и потребовал ее откорректировать и перепечатать по тексту доклада.

После совещания на следующий день С.К. Тимошенко и Г.К. Жукова неожиданно вызвал И.В. Сталин. Сам Георгий Константинович об этой встрече пишет следующее:

«И.В. Сталин встретил нас довольно сухо, поздоровался еле заметным кивком и предложил сесть за стол.

Он сделал замечание С.К. Тимошенко за то, что тот закрыл совещание, не узнав его мнения о заключительном выступлении наркома. На это С.К. Тимошенко ответил, что он послал ему проект своего выступления и полагал, что он с ним ознакомился и замечаний не имеет.

– Когда начнется у вас военная игра? – спросил И.В. Сталин.

– Завтра утром, – ответил С.К. Тимошенко.

– Хорошо, проводите ее, но не распускайте командующих. Кто играет за «синюю» сторону, кто за «красную»?

– За «синюю» (западную) играет генерал армии Жуков, за «красную» (восточную) – генерал-полковник Павлов».

Получается, что на этом разговор был окончен. Но, видимо, разговор в Кремле тогда произошел более обстоятельный.

Жуков против Гальдера. Схватка военных гениев - i_004.jpg
С. К. Тимошенко – нарком обороны СССР (май 1940 – июнь 1941 г.)

Затем состоялась оперативно-стратегическая игра на картах. Общее руководство этой игрой осуществляли нарком обороны С.К. Тимошенко и начальник Генерального штаба К.А. Мерецков, которые, по словам Г.К. Жукова, откровенно «подыгрывали за юго-западное стратегическое направление». Северо-Западный фронт «восточных», или «красных», возглавлял командующий войсками Западного Особого военного округа Д.Г. Павлов, начальником штаба был начальник штаба Прибалтийского Особого военного округа П.С. Кленов, начальником оперативного отдела – начальник штаба Западного Особого военного округа В.Е. Климовских. Армиями командовали командующий Северо-Кавказским военным округом Ф.И. Кузнецов, генерал-инспектор пехоты Красной Армии А.К. Смирнов, командующий Закавказским военным округом М.Г. Ефремов, командующий Среднеазиатским военным округом И.Р. Апанасенко, командующий Забайкальским военным округом И.С. Конев.

Против этого коллектива играло командование Северо-Восточного фронта «западных», или «синих», которое возглавлял командующий войсками Киевского Особого военного округа Г.К. Жуков, начальником штаба фронта был М.А. Пуркаев – начальник штаба Киевского Особого военного округа, начальником оперативного отдела – начальник штаба Забайкальского военного округа Е.Г. Троценко. Командующими армиями были командующий Одесским военным округом Я.Т. Черевиченко, командующий Ленинградским военным округом М.П. Кирпонос и командующий Дальневосточным фронтом Г.М. Штерн.

Фронт стратегической игры простирался от Восточной Пруссии до Полесья. В этой полосе стороны должны были сосредоточить значительные силы: «синяя» сторона – 60 дивизий, «красная» – свыше 50 дивизий. Г. К. Жуков отмечает, что «во всех подготовленных для игры Генеральным штабом материалах в значительной степени были отражены последние действия немецко-фашистских войск в Европе».

Оперативная игра состояла из двух этапов. По замыслу первого этапа оперативной игры, проходившего 2–6 января, наступательную операцию фронта, проводившуюся в условиях начала войны, предусматривалось начать с прорыва «синими» сильно укрепленных полос «красных». При этом «красные» (Северо-Западный фронт) перед началом прорыва обороны противника должны были частными операциями остановить его наступление и обеспечить развертывание главных сил своих войск.

Отражение наступления «противника» на этом этапе было завершено успешно. Но уже итоги этого этапа оперативной игры показали, что оперативно-стратегический кругозор многих командиров высшего звена был далек от совершенства и требовал еще очень много работы для оттачивания искусства управления и вождения крупными соединениями, организации взаимодействия разнородными силами и средствами.

По замыслу второго этапа игры, проходившего 8-11 января, главный удар «восточные» наносили на Украине – Юго-Западный фронт, который действовал от Бреста до Черного моря. Его возглавлял Д.Г. Павлов, начальником штаба был В.Е. Климовских. Им противостояли войска Юго-Западного фронта, которым командовал Г.К. Жуков, а начальником штаба был М.А. Пуркаев.

В рамках этой игры отрабатывались вопросы преодоления предполья и овладения укрепленными районами противника, преследование противника, форсирование конно-механизированной армией крупных рек и преодоление горных районов, прорыв полевой обороны врага, отражение крупных контрударов в ходе наступления. Новым было то, что на начальном этапе этой игры отрабатывался отход «восточных» на заранее подготовленные рубежи в сочетании с обороной промежуточных рубежей.

В ходе этой игры «синие» обыграли «красных», хотя, как отмечает сам Георгий Константинович, «красной» обороняющейся стороне подыгрывали и нарком обороны С.К. Тимошенко, и начальник Генерального штаба К.А. Мерецков.

Разбор игры проводился в Кремле в присутствии И.В. Сталина, куда пригласили не только участников совещания высшего командного состава, но также всех членов Политбюро. Ход игры докладывал К.А. Мерецков. Когда он привел данные о соотношении сил сторон и преимуществе «синих» в начале игры, особенно в танках и авиации, И.В. Сталин, будучи раздосадован неудачей «красных», остановил его и заявил:

3
{"b":"201140","o":1}