ЛитМир - Электронная Библиотека

С удовлетворением констатировав, что Лавинг никак не сможет найти эту зацепку, я сказал:

– Хорошо, позвоните ему. – И протянул Райану мобильник, черный и раскладной, немного крупнее, чем стандартные «Нокиа» или «Самсунг».

– Что это?

– Безопасный телефон. Разговоры по нему шифруются и проходят через сложную сеть подставных станций. С этого момента и до тех пор, пока я не разрешу вам, придется пользоваться только этим аппаратом.

Потом я забрал их телефоны и извлек элементы питания.

Райан нерешительно покрутил мой аппарат в руках (а Джоанн вообще смотрела на него, как на ядовитую змею), но все же набрал номер и переговорил с Картером.

– Он уже едет, – сообщил он, закончив разговор. Потом детектив на минуту задумался, формулируя то, что собирался сказать, и, повернувшись в сторону дверного проема, крикнул:

– Аманда! Спустись к нам, милая. Нам нужно с тобой поговорить.

Прошло всего мгновение, мелькнула тень на пороге, а потом в кухню вошла их дочь. Девушка носила очки в красной оправе, ее длинные темные волосы слегка растрепались. Сложением она пошла в отца – такие же узкие бедра и широкие плечи. Баскетболистка.

Взгляд быстрый и проницательный. Вероятно, она уже кое-что знала о том, зачем странные люди сидели в машине, припаркованной перед домом, но никакого страха ее глаза не выражали.

Меня она тоже внимательно оглядела.

– Аманда, это агент Корт, – сообщила ей мачеха. – Он работает на правительство. Что-то вроде ФБР.

– Привет, Аманда! – поздоровался я по-свойски.

– Привет! – ответила она, гораздо более заинтересованная моим компьютером, чем мною самим.

Объяснять детям, что они подвергаются опасности, – это особое искусство (причем мне по опыту известно, что девочки легче воспринимают дурные вести, чем мальчишки). Я овладел им весьма неплохо, но все же обычно предпочитаю, чтобы сначала с ними поговорили родители. Райан взял эту миссию на себя.

– Мэнди, у нас тут возникла небольшая проблема.

Девочка кивнула, ее взгляд стал еще более пристальным.

– Похоже, кому-то не понравилось, как я веду одно из своих расследований, и потому парни из нашего департамента и ФБР собираются арестовать этого человека. Но до тех пор, пока это не сделано, нам придется уехать из дома.

– Это кто-то из тех, кого ты прижал? – невозмутимо спросила Аманда.

– В этом мы еще не уверены.

– Но ты говорил, что в последнее время у тебя совсем мало работы.

Райан задумался.

– Возможно, это что-то из моего прошлого. Ясности пока нет.

– Мы не знаем, что именно нужно этому человеку, но зато знаем точно, насколько он опасен, – объяснил я девочке.

– Твоя мама и я поедем с агентом Кортом, чтобы обсудить ситуацию. Постараемся помочь им выяснить, кто за всем этим стоит.

– Значит, для вас – строгая изоляция?

Райан улыбнулся. Интересно, из какого сериала она почерпнула этот термин? – подумал я.

– Не совсем, но нам лучше покинуть дом. А пока мы будем помогать федералам, ты проведешь несколько дней с дядюшкой Биллом в его летнем доме на реке.

– Но я же не могу, папа! – воскликнула она, и ее хорошенькое круглое личико, лишь местами покрытое юношескими угрями, исказила капризная гримаса, показавшаяся мне чуть наигранной. – Никак нельзя пропускать школу.

И Аманда стала перечислять причины: у нее важная контрольная по биологии, баскетбольная тренировка, «горячая линия» для учеников с психологическими проблемами, организованная школьным советом, за которую она отвечала, заседание подготовительного комитета встречи бывших выпускников. Она протараторила все это быстро, надеясь, что хотя бы один из ее аргументов подействует.

– Я серьезно. Мне нельзя все это бросить и уехать!

Дети… Неуязвимые и бессмертные. И каждый считает, что Вселенная вращается именно вокруг него.

– Тебя не будет всего несколько дней. Считай это короткими каникулами.

– Каникулами? Ты, должно быть, шутишь, Джо?

– Пойди, собери свои вещи. И поскорее.

– Так мы уезжаем прямо сейчас?

Я выдал Аманде один из своих безопасных мобильных телефонов, а ее трубку забрал. Она рассталась с ней крайне неохотно. А мне пришлось еще подсыпать соли на ее раны.

– И боюсь, пока я не разрешу, тебе нельзя выходить в Интернет.

– Что?! – Хуже наказания для современного подростка невозможно придумать.

– Это скорее всего тоже ненадолго. Но мы предполагаем, что преступнику известно, как отследить твой компьютер.

– Вот это уже совсем, типа, дерьмово!

– Аманда! – строго одернул ее отец.

– Извините, но мне нужно подключиться к Сети. Понимаете, по крайней мере войти в Фейсбук и Твиттер. И потом, я обновляю свой блог каждый день. Еще не пропустила ни…

– Только когда агент Корт разрешит, – перебила ее Джоанн. – Ты отлично оторвешься у дяди Билла. Можешь смотреть телик сколько душе угодно, читать, играть в любые игры. И потом, у вас будет возможность порыбачить. Ты же любишь рыбалку.

– Ах, но это же все совершенно… – Девичье личико сморщилось от искреннего огорчения.

– Ты весело проведешь время. А теперь иди и собирайся. Билл будет здесь совсем скоро.

– Куда уж веселее, – пробормотала Аманда с сарказмом.

Когда девочка ушла, я снова обратился к Кесслерам:

– У вас есть еще близкие родственники в этом районе?

Джоанн вздрогнула от неожиданности.

– О Господи! А моя сестра! Я совершенно забыла о Мари. – Имя звучало странно, на французский манер. – Она живет с нами уже месяц. Придется взять ее с собой.

– Ее сейчас нет? – спросил я, потому что никакого дополнительного движения в доме до сих пор не замечал.

– Она здесь, просто до сих пор спит.

– Моя свояченица по натуре «сова», – объяснил Райан.

– Разбудите ее, – сказал я. – Нам надо уезжать… Да, и не позволяйте ей пользоваться своим мобильным.

Джоанн часто заморгала, усваивая мои инструкции, а потом указала на стоявший рядом поднос:

– Вот ее телефон.

Я тут же отключил его, вынул батарейку и сунул все это в свою сумку. Джоанн вышла из кухни, и я слышал ее шаги вверх по лестнице.

Райан отправился в кабинет, где начал наполнять большой дипломат и дорожную сумку папками с бумагами. Большая часть документов была напечатана на бланках столичного управления полиции. Я между тем продолжал расспрашивать его о других родственниках, которые могли попасть в руки преступника и быть использованы как заложники. Выяснилось, что родители Райана уже умерли. Его единственный брат жил в штате Вашингтон, то есть на другом конце страны. Отец Джоанн и его вторая жена – в свое время он овдовел – обитали неподалеку, но сейчас проводили отпуск в Европе. Мари – ее единственная сестра. Сама Джоанн прежде замужем не была.

– И все же я должен спросить: других детей у Джоанн нет?

После довольно тяжелой паузы Райан ответил:

– Нет.

Разумеется, у Кесслеров были друзья, но для «дознавателей» реальный интерес представляли в основном люди, связанные с намеченной жертвой кровным родством.

Я еще раз выглянул наружу, осмотрел задний двор дома и окрестности. На лужайке через два дома от Кесслеров мужчина возился с зеленым садовым поливочным шлангом, а потом начал не спеша скручивать его между локтем и растопыренными пальцами руки. Другой домовладелец снимал с окон сетки от насекомых. А еще в одном доме по соседству все было как будто тихо, но жалюзи на одном из окон чуть заметно шевельнулись.

– Тот дом, что слева наискосок позади вашего… Не знаете, случайно, уехали сегодня хозяева или нет?

Райан тоже выглянул из окна и посмотрел на дом, который я имел в виду.

– Должны быть у себя. Я видел, как Тедди нынче утром шел в «Старбакс». – Он оглянулся на дверь, проверяя, не слышит ли его слов жена. – Знаете, Корт, наш с вами мир и то, чем мы занимаемся… Для Джоанн это порой чересчур. Ее выбивает из колеи то, чему мы не придаем значения. Она иногда выходит из гостиной, когда по телевизору начинают передавать новости о совершенных преступлениях. Я был бы очень признателен, если бы вы имели это в виду.

12
{"b":"201143","o":1}