ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно.

– Их ведь было всего двое? Там, рядом с нашим домом. Сам Лавинг и его напарник?

– Скорее всего. Хотя могло быть трое и даже больше. Но, судя по нашему досье на Лавинга, он предпочитает работать только с одним партнером.

– Тогда я не совсем понимаю… Там было пятеро вас, агентов плюс я сам. Мы могли бы справиться с ними.

Он продолжал раздумывать о том совершенно нереальном плане, который я изложил ему прежде, – взять Лавинга на месте преступления.

Я ответил ему понимающим взглядом, а потом опять сосредоточился на дороге.

– Если иметь в виду двух агентов в машине, то ведь их вывели из игры.

– Верно, но все же…

– Я рассматривал вариант захвата Лавинга, но пришел к выводу, что наша позиция не давала нам преимуществ, – продолжил я. – Он мог использовать в качестве живого щита миссис Нокс или взять других заложников из числа ваших соседей. Лавинг всегда вовлекает в свои операции ни о чем не подозревающих мирных граждан. Это, так сказать, его фирменный стиль.

– Вероятно, вы правы, – тихо произнес он. – Я как-то не подумал об этом.

И Райан углубился в свои мысли. Снова бегло посмотрев на него, я убедился – ему и в голову не приходило, что его водили за нос.

Как учил меня мой наставник и чему я теперь учу Дюбойс, нужно прежде всего задаться вопросом: какова стоящая передо мной цель и каков наиболее эффективный путь к ее достижению? Все прочее не имеет значения. Это правило действует в бизнесе, медицине, науке, искусстве. И оно же полностью применимо к профессии телохранителя, представляющей собой лишь разновидность бизнеса, что не уставал повторять нам Эйб Фэллоу. Разочарования, обиды, жажда мести, радость, гордость – обо всем этом следовало забыть раз и навсегда.

«Ты исчезаешь. У тебя больше нет чувств, нет эмоций. Тебя невозможно оскорбить. Ты – ничто. Ты – просто пар без цвета и запаха».

Хороший «пастух» должен владеть одним из важнейших искусств – умением спокойно найти метод, позволяющий заставить клиентов послушно делать то, чего ты от них добиваешься. Кому-то из них приходится отдавать приказания – так ими легче управлять. Других нужно уметь уговорить.

А в иных случаях лучше всего прибегнуть к хитрости.

Конечно же, план, предложенный мною Райану Кесслеру, в котором тому отводилась роль охотника на Генри Лавинга, был абсурден от начала и до конца. Правда состояла только в том, что я действительно хотел бы однажды добраться до Лавинга. Но в данном случае это стало для меня всего лишь линией поведения с копом после того, как я повстречал его лично, зная по рассказу Дюбойс подробности инцидента в магазине, который сделал его героем. Спасение покупателей и последовавшая затем любовная история не имели сами по себе никакого значения. Для меня важно было только то, как это происшествие повлияло на характер Райана. Активному в прошлом человеку пришлось из-за хромоты оставить работу патрульного, которую он так любил, и заняться расследованием экономических преступлений, то есть торчать целыми днями за письменным столом и возиться в основном с финансовой отчетностью. Мне нужно было сыграть на этом: вернуть ему ощущение опасности, позволить вновь почувствовать в себе ковбойское начало настоящего мужчины.

И на словах я сделал его своим напарником. С самого начала я знал, что ему не придется по-настоящему сыграть эту роль, поэтому вы скажете, что я вел себя по отношению к нему нечестно, пожалуй, даже подло. И в известной мере так оно и есть.

Но какова стоящая передо мной цель и каков наиболее эффективный путь к ее достижению?

Мне необходимо было убедить Райана, что мы сможем вот так просто взять Лавинга. Мне-то казалось, что я перегнул палку, но, как теперь стало очевидно, он все воспринял всерьез. Различного рода трюки с использованием склонностей или слабостей клиента, к которым приходилось прибегать, чтобы заставить его подчиняться, мы называли «ловлей на блесну». Эйб Фэллоу обучил меня и этому. Разумеется, речь не шла о том, чтобы позволить подопечному вступить с перестрелку с противником, но тем не менее детектив Райан Кесслер, с которым я познакомился у двери его дома всего полтора часа назад, и человек, сидевший сейчас рядом со мной в машине, были совершенно разными личностями.

В этот момент я почувствовал, как он вдруг напрягся. Взглянув в зеркало заднего вида, я тотчас понял причину. Бежевая машина вновь следовала за нами. Причем двигалась с той же скоростью, что и мы, то есть чуть превышая ограничение на этом участке трассы.

От Мари не укрылось, что мы оба стали чаще смотреть назад, чем вперед на дорогу.

– Что происходит? – спросила она озабоченно, привстав с сиденья.

– Какое-то время назад нас, видимо, преследовала машина. Потом она вроде бы пропала, но теперь появилась снова.

Райан повернулся ко мне, ожидая распоряжений.

Настало время принимать решение.

И я принял его. Сбросил газ и позволил бежевой машине сблизиться с нами. А потом оглянулся и отдал приказ:

– Давай! Сними его!

8

Райан Кесслер вскинулся и тоже обернулся, доставая свой револьвер.

– Вы хотите, чтобы я снял водителя? Быть может, дать сначала предупредительный по колесам?

– Нет-нет! – Я поспешно остановил его, поскольку обращался не к нему, а к женщине на заднем сиденье. – Мари, воспользуйтесь своей камерой. Снимите машину, а главное – передний номер.

На ее «Кэноне» был установлен мощный длиннофокусный объектив. Мне необходимо было прочитать номер преследователя. Невооруженным глазом я не мог ничего разобрать на таком расстоянии.

Райан снова обмяк на своем сиденье, явно разочарованный происходящим.

Мари изменила экспозицию, повернулась и сделала снимок с характерным щелчком затвора зеркальной камеры. Но, как я догадался, в современной цифровой версии это была лишь звуковая имитация.

Через секунду она уже разглядывала дисплей.

– Номер читается отлично.

– Прекрасная работа! А теперь подождите немного.

Я связался с Фредди и сказал, что мне нужно срочно проверить по базе данных номер автомобиля.

Мари продиктовала мне буквы и цифры, и я передал их по телефону.

Райан озирался по сторонам, держась за рукоятку своего оружия.

Не прошло и минуты, как Фредди снова заговорил, причем со смехом:

– Машина зарегистрирована на Джимми Чанга, владельца китайского ресторана в округе Принц Уильям. Его сын сейчас разъезжает по округе, распространяя рекламу их заведения. Я добыл номер мобильника и поговорил с парнем. Он сказал, что видит перед собой большой серый внедорожник, который, между прочим, не мешало бы помыть, и из него кто-то только что сфотографировал его машину, чем он не очень доволен. Между прочим, у них отличная кухня, Корт. Рекомендую цыпленка «генерал Цо». Как думаешь, такой генерал действительно существовал?

– Спасибо, Фредди.

Я отключил телефон, заметив, как пристально уставились на меня мои пассажиры.

– Все в порядке. Никаких проблем. Это машина из китайского ресторана.

Не прошло и секунды, как Мари сказала:

– Давайте закажем что-нибудь с доставкой.

Ее сестра нервно хихикнула. Райан же словно и не слышал ее слов.

Теперь, когда выяснилось, что машина сзади не представляет угрозы, я немного успокоился и почувствовал ритм дороги. Я обожаю сидеть за рулем. В подростковом возрасте машины у меня не было, но мой отец, юрист в страховой компании – и к тому же очень высокой квалификации, – сделал все, чтобы я научился водить виртуозно и безопасно. Пришлось только проникнуться сознанием, что большинство других водителей – идиоты (а уж кому, как не моему отцу, это было знать при его работе), и понять, где надо соблюдать осторожность. После этого процесс вождения автомобиля действительно превращался в удовольствие.

Сам он всем машинам предпочитал «вольво», утверждая, что это самое безопасное транспортное средство в мире.

Так или иначе, но водить автомобиль мне нравилось. Я даже не до конца понимал почему. Совершенно точно не из-за любви к скорости. В этом смысле шофер я очень сдержанный. Вполне вероятно, что как «пастух», перевозя клиента в автомобиле, я превращался в движущуюся мишень, по определению менее уязвимую. Хотя, конечно же, далеко не всегда. Генри Лавинг перехватил и убил Эйба Фэллоу именно во время транспортировочной операции. Мне невольно вспомнился тот злосчастный грузовичок для курятины, который не спас его в Северной Каролине.

19
{"b":"201143","o":1}