ЛитМир - Электронная Библиотека

Эту мысль я тут же отогнал от себя.

Сейчас мы направлялись на запад, то въезжая в пределы округа Принц Уильям, то покидая его и оказываясь в Фэрфаксе, а потом снова возвращаясь в него. Мимо часто пролетали конвейерными линиями одноэтажные торговые центры с их псевдотюдоровскими башенками по углам, почти везде переполненные рестораны быстрого питания, где персонал состоял в основном из старшеклассников, считавших часы до конца смены, мелькали сверкающие бамперы выставленных вдоль дороги на продажу подержанных автомобилей с ценами на ветровых стеклах и восклицательными знаками, приемные врачей и страховые компании, редкие антикварные лавки, а потом не столь уж редкие оружейные магазины и склады оптовых торговцев спиртным. То там, то здесь виднелся покосившийся сарай, а потом вдруг вырастал неуместный здесь небоскреб, окруженный огромной парковкой.

Словом, северная Виргиния никак не могла решить, хотела она походить на пригород Нью-Йорка или оставаться сельской Америкой.

Я посмотрел на часы. Чуть больше половины второго. Мы находились в пути меньше, чем мне казалось. К этому моменту я уже решил не направляться прямиком на явку, а сделать промежуточную остановку в часто используемом нами безопасном месте – расположенном теперь уже неподалеку мотеле, – чтобы сбить с толку возможных преследователей и сменить машину. К такому приему я прибегал довольно часто, перемещая клиентов в две стадии. Мы проведем там часа три-четыре, а потом отправимся дальше к явочному дому. Наша организация имела список из полутора десятков гостиниц и мотелей, находившихся в округе, но на отдалении от шоссе. Мотель, выбранный мною, был, пожалуй, самым удобным и спокойным из всех.

Еще раз всмотревшись в поток машин, я нажал кнопку быстрого вызова на своем телефоне.

– Дюбойс слушает.

– Кто мы такие, когда селимся в «Хиллсайде»? – спросил я.

Мы используем различные имена, делая такие промежуточные остановки. И даже если я уверен, что все помню, неизменно перепроверяю себя.

Я слышал в трубке щелканье клавиш компьютера и позвякивание браслета с подвесками-амулетами. Потом Дюбойс сказала:

– Ты – Фрэнк Робертс, директор по продажам фирмы «Артезиан. Компьютерный дизайн». Последний раз заезжал к ним восемь месяцев назад с Петром Смолицем и его подругой.

Последнее слово было произнесено ледяным тоном – Дюбойс крайне возмутило высокомерие любовницы этого моего клиента, сопровождавшей его.

– Робертс, то есть ты сам, и твой коллега из Москвы объезжали тогда клиентов в Тайсонсе и Рестоне. Дырки от пуль в стене мы заделали до того, как их могли заметить.

– Как же, помню.

Нет, на нас никто не нападал. Просто у этого бешеного русского оказалось припрятано оружие, и он достал его, поглотив изрядное количество тоже провезенной тайком водки. Пули из пистолета с глушителем он выпустил совершенно случайно, чего не скажешь о заряде электричества, который я всадил из «тайзера» ему в спину.

– Я снова сейчас заселюсь туда. Перезвоню через двадцать минут, – сказал я Дюбойс.

– Поняла.

Проехав еще несколько километров, я притормозил, включил указатель поворота и свернул на длинную подъездную дорожку к «Хиллсайд Инн». Это белое, в колониальном стиле здание с оштукатуренными колоннами и впечатляющим фронтоном стояло на обширном участке земли, превращенном в сад с четко очерченными лужайками, постриженными кустами и английскими клумбами, на которых все еще пышно цвели розы. Сомневаясь, что у Джоанн сейчас подходящее настроение, я все же надеялся, что ее хоть немного отвлечет от грустных мыслей красота окружающего, ведь она питала страстный интерес к садоводству. Я раздражался, когда Мари саркастически называла меня гидом, но охотно выполнял эту роль, когда видел, что она необходима для дела. Например, чтобы чем-то занять своих подопечных или доставить им удовольствие.

«Хиллсайд Инн» располагался у подножия холма. Позади мотеля тянулись голые сейчас поля фермеров. Справа рос такой жиденький лесок, что убийца или «дознаватель» едва ли подобрались бы с той стороны незамеченными.

Я проехал до конца подъездной дорожки и срезал угол вправо, миновав основную стоянку и большие окна вестибюля, чтобы оказаться позади здания. Остановившись, велел никому не покидать машину. Потом прошел через арку между двумя крыльями мотеля, где находились номера, и попал к главному входу. На парковке я насчитал двадцать два автомобиля. У меня всегда при себе специальный сканер, напрямую связанный с национальной компьютерной базой данных, включающей список всех транспортных средств в стране. Однако, начни я сейчас проверять такое количество машин, это заняло бы слишком много времени и привлекло ненужное внимание. Да и не встречал я еще никогда ни одного киллера или охотника за информацией, который бросил бы легко опознаваемое авто прямо перед общественным зданием.

Я порылся в бумажнике и среди десятка кредитных карточек, выпущенных на разные имена и компании, отыскал корпоративную карту фирмы «Артезиан», принадлежащую Фрэнку Робертсу. Уверяю вас, компания «Артезиан» существует на самом деле, хотя как филиал другого бизнеса, и у нее внушительный сайт в Интернете. Случись нам когда-нибудь докатиться до того, чтобы действительно заняться разработкой программного обеспечения, нас уже ожидал бы длинный список потенциальных клиентов и мы получали бы от них запросы по электронной почте. У нашей организации несколько таких «крыш» в виде подставных фирм, и эксперты исследовательского отдела, как та же Дюбойс, с удовольствием глумятся над нами, придумывая для каждой из них историю и всю необходимую информацию, куда входят биографии всего «начальства», экзотические места, где мы якобы проводим конференции, и даже рекламные кампании. «Пастухам» приходится часами заучивать всю эту чушь наизусть. К тому же, чтобы не выглядеть подозрительно, они должны уметь поддержать почти профессиональный разговор о компьютерном дизайне, авиационной гидравлике, особенностях мясопродуктов, сыров и еще десятке тем, связанных со сферой производства или услуг. К счастью, по отзывам тех, кто это слышал, я начинаю говорить так занудно, что собеседники почти сразу теряют интерес к продолжению дискуссии. К чему я, собственно, и стремлюсь.

Сняв номер и не заметив ничего подозрительного в поведении молодого человека из службы размещения или мальчишки-коридорного, я вернулся к своему внедорожнику. На стоянке тоже было по-прежнему тихо.

Я открыл водительскую дверь и объявил:

– Весь багаж берем с собой.

– Вот уж не думала, что мы здесь задержимся, – заявила Мари.

– Это ненадолго. Нам нужно сменить машину.

– Вы считаете, есть необходимость? – спросил Райан.

– Всего лишь мера предосторожности. – Если в профессии телохранителя есть мантры, то это – одна из них.

– Надеюсь, здесь есть джакузи? – поинтересовалась Мари. – И хорошо бы с мускулистым массажистом по имени, скажем, Рауль.

– Боюсь, вам придется оставаться в номере, – ответил я.

Мари промолчала, но, думаю, про себя снова назвала меня вожаком группы.

Потом я быстро препроводил их всех в апартаменты с двумя спальнями. С тактической точки зрения они представлялись мне наилучшими во всем мотеле, поскольку снаружи не было ни одной точки, где мог бы пристроиться снайпер. Войдя, Джоанн растерянно огляделась. Зато ее сестра не скрывала недовольства тем, что здесь мало места и удобств. Она явно считала, что государство экономит на ее комфорте. Играя в спецназовца, Райан распахнул двери двух ванных комнат и стенного шкафа. Потом подкрался к окну и осторожно отодвинул штору, чтобы в узкую щелку увидеть в трех метрах от себя глухую стену – это была тыльная сторона банкетного зала. Тем не менее Райан проделал все это на полном серьезе, словно ожидал узреть прямо за стеклом самого Лавинга.

Вид серого кирпича вместо цели, в которую можно было бы всадить пулю, откровенно разочаровал его, но он лишь заметил:

– Отменный выбор. Здесь легко держать оборону.

20
{"b":"201143","o":1}