ЛитМир - Электронная Библиотека

Билл говорил эвфемизмами, потому что девочка была рядом и все слышала.

– Да, он подобрался к нам близко. Но к счастью, никто не пострадал.

– Как мне и сообщили, – продолжал Картер. – И что никто не знает, где теперь наш большой друг.

– Именно так.

Он рассмеялся. Иногда надо мной подшучивают из-за моей манеры вставлять в разговор краткие и старомодные выражения. Я же всегда считал их просто более точными. К тому же, когда вам исполняется двадцать и вы заканчиваете колледж, ваша манера говорить уже формируется окончательно. И не надо пытаться изменить ее. Во-первых, все равно не получится. А во-вторых, какой смысл?

– По нашим сведениям, о вас ему ничего не известно, – продолжил я.

– Это очень хорошо.

– Как прошла поездка? – спросил я.

– Без особых приключений. Если не считать того, что я заблудился и проехал по одной и той же дороге три или даже четыре раза.

Так он давал мне понять, что использовал обычный прием обнаружения слежки.

– Отлично! Найдите для Аманды какое-нибудь увлекательное занятие и не подпускайте к своему городскому телефону.

– Ох, с этим у нас беда. Я вдруг обнаружил, что он почему-то не работает.

Мне все больше нравился этот старый сыщик.

– Спасибо за все.

– Берегите их, Корт.

– Будет сделано.

Он опять усмехнулся:

– Лично я не взялся бы за вашу работу ни за какие деньги.

9

Райан вышел из спальни, держа в руках свои бритвенные принадлежности. Он умылся. Сменил рубашку.

И выпил. Как я догадался, это был бурбон. Причем приложился к нему Райан основательно.

Я совсем не против того, чтобы пропустить иногда бокал вина или бутылочку пива, но для меня неоспоримый факт: алкоголь оглупляет и притупляет бдительность. Могу доказать на своем примере. Когда я играю в игру, где нужно больше полагаться на умение, чем на удачу – например в шахматы, аримаа или вей-чи, – и настроен не слишком серьезно, то могу позволить себе бокал сухого вина. Так вот число побед благодаря неожиданным и дерзким ходам, на которые меня вдохновило хорошее каберне, значительно уступает числу поражений из-за глупых «зевков» под воздействием спиртного.

Пристрастие Райана к бутылке приходилось теперь считать дополнительным фактором риска наряду с его постоянным желанием схватиться за пистолет и чересчур горячим стремлением любой ценой встать на защиту семьи. Я снова оценил ситуацию. У меня на руках пьющий и вооруженный коп с комплексом героя, глубоко потрясенная женщина – хотя это проявилось еще не до конца, – винившая мужа в том, что на них обрушились такие трагические испытания, и ее безответственная сестра, не ведавшая о чувстве собственного достоинства. Притом ее настроение постоянно металось от паники к безмозглому легкомыслию.

Конечно, почти у любого из моих клиентов обнаруживалась странность или слабость – их не лишен и я сам. И если это мешает выполнению задания, тебе необходимо как можно раньше выявить проблему и помочь им. Если же это невозможно, забудь обо всем и делай свое дело. В конце концов, ты их «пастух», а не папочка.

Джоанн тоже поняла, для чего ее супруг уединялся в спальне, но вида не подала. И уж конечно, не поделилась своими наблюдениями со мной.

Я сварил кофе и налил почти полную пластмассовую чашку. Потом отошел в угол и пригласил Райана присоединиться ко мне как полицейский к полицейскому. Мы уселись напротив друг друга. Но прежде чем я начал разговор, Райан сказал:

– Послушайте, Корт, я был не прав. То есть Джо верно заметила: если бы вас там не было, все могло пойти… Короче, я даже думать сейчас не хочу, что могло бы случиться.

Значит, он все-таки расслышал реплику своей жены.

Я скромно принял его благодарность, заметив, что выпивка размягчает его и делает скорее сентиментальным, чем агрессивным. Если бы у него на боку не болталась кобура с револьвером, я, пожалуй, предложил бы ему еще смочить горло.

Причем Райан говорил довольно громко, чтобы его слышала и Джоанн. Это его способ извиниться и перед ней, пусть не прямо, – решил я.

– Знаю, вы считаете, что все это ошибка, – сказал я, – но все-таки хотелось бы попытаться с вашей помощью понять, кто нанял Лавинга.

– Вычислить заказчика. Я слышал ваш разговор. Так вы это называете.

– Верно.

– Поначалу я действительно думал, что происходит ерунда какая-то. Но после стрельбы по нашему дому… Я хочу сказать, никто не стал бы устраивать такое, не будь у него уверенности, что я действительно знаю что-то важное.

– По крайней мере не Генри Лавинг, это точно. – Подтвердив его мысль, я объяснил, что во всех подобных случаях мы пытаемся понять, кто мог заказать преступление. – Если нам удается арестовать его первым, то он почти всегда выводит на след исполнителя. Или «дознаватель» попросту исчезает с горизонта. Работает он исключительно за деньги, а если заказчик схвачен, шансов получить гонорар у него не остается. Приходится уносить ноги. Вот и все.

– Но я сейчас работаю только над двумя делами, которые с натяжкой можно считать серьезными.

И это все? Я был несказанно удивлен. Сыщик в его возрасте и с таким-то опытом, да еще служащий в столичном округе, обычно завален нераскрытыми делами.

– Не сообщите ли мне их подробности? – попросил я. – Я поручу своим подчиненным заняться ими. Крайне осторожно, разумеется. Они ничуть не помешают ходу ваших расследований.

– Но ведь я в свое время усадил за решетку добрую сотню мерзавцев, если не больше. Скорее всего это чья-то месть.

– Не думаю. – Я покачал головой.

– Почему же?

– Начнем с того, что вас не хотят просто прикончить. Им нужна какая-то информация. А во-вторых, вы все-таки хорошо знакомы именно с повседневной уличной преступностью.

– И что с того?

– Часто ли месть становилась мотивом? И кто кому мстил?

Райан озадаченно задумался.

– Помню с десяток таких случаев. Как правило, ревнивые любовники или бандиты, которых подставили. Вы правы, Корт, ни с чем подобным я не сталкивался.

– Так расскажите мне о тех двух делах.

Первое из них, как объяснил Райан, касалось поддельного чека, выписанного от имени человека, работавшего на Пентагон.

– Жертву зовут Эрик Грэм. Он гражданский аналитик.

По словам Райана, чековую книжку похитили из принадлежащей Грэму машины в центре Вашингтона. Преступник проявил изрядную смекалку. Он точно выяснил сумму, лежащую на счету, выписал чек практически на все эти деньги и перевел на анонимный счет, принимавший оплату через Интернет. Когда чек проверили, он обналичил его, купив у ювелира золотые монеты с доставкой в почтовый ящик, откуда благополучно забрал их, а затем, вероятно, снова обратил в наличные. Простая, но эффективная схема отмывания денег. Мошеннику нигде не пришлось предъявлять счет лично. Он появился только в почтовом отделении, чтобы взять посылку с монетами.

– Дурачок несчастный, – прокомментировал это Райан. – Знаете, на сколько он попал? Там было сорок тысяч.

Рядом с нами сидела Джоанн и смотрела на экран телевизора, работавшего почти без звука. Очевидно, она прислушивалась к нашей беседе, потому что вставила реплику:

– Такая крупная сумма на чековой книжке? Это несколько подозрительно, вам не кажется?

Как тут было не вспомнить, что в прошлом Джоанн работала статистиком, а значит, языком цифр владела свободно, и скорее всего именно она отвечала за семейный бюджет. Мне же показалось, что об этом деле она слышит впервые. Странно, подумал я, ведь, как правило, супруги много и охотно рассказывают друг другу о том, что происходит на службе. Но потом я вспомнил о ее болезненном восприятии негативных сторон жизни; возможно, в этой семье решили не разговаривать дома о преступлениях вообще, даже о тех, где речь не шла о насилии.

Однако ее супруг ответил, что его тоже заинтересовал этот вопрос.

– Выяснилось, что он как раз продал пакет принадлежавших ему ценных бумаг, а деньги положил на счет, намереваясь оплатить обучение своего сына в одном из престижных университетов Лиги плюща. Деньги увели с книжки за неделю до срока внесения взноса.

22
{"b":"201143","o":1}