ЛитМир - Электронная Библиотека

А однажды Барбара, личный секретарь, которую мы делим между собой с еще одним «пастухом» из нашей организации, застала меня пристально наблюдающим за Дюбойс с улыбкой на лице, что, вообще говоря, для меня совсем не характерно. Скорее всего тот мой взгляд выражал восхищение прекрасно проделанной работой, потому что Клэр тогда только что выдала мне огромный объем информации о потенциальном заказчике преступления. Но Барбара – пятидесятилетняя мать-одиночка, не вылезавшая с сайтов знакомств в Интернете, – прочитала в моем взгляде нечто другое. Она сочла его проявлением романтической привязанности и все спрашивала меня потом, почему я за все это время ни разу не пригласил Дюбойс на ужин. (При этом Барбара употребила выражение вроде «встречи мая с сентябрем», что мне показалось перебором при разнице всего-то в двенадцать лет.)

Так или иначе, я всячески уклонялся от ответа. При этом оценка профессиональных качеств моей протеже ничуть не пострадала, я никогда и не стеснялся открыто высказывать одобрение, хотя и в более свойственной мне сдержанной манере…

А сейчас я внес необходимые записи в свой ноутбук, зашифровал файл и сохранил его.

К нам присоединилась Мари, полностью сменившая наряд и обновившая макияж. В окутывавшем ее облаке цветочного аромата духов она показалась мне даже более привлекательной, чем прежде. Самым же примечательным было то, что они с сестрой во многом походили друг на друга, только Мари я бы назвал гораздо более сексуально притягательной, и разница в возрасте не имела никакого значения. Она подошла к кофеварке и наполнила чашку. Потом, забыв о кофе, вдруг скосила глаза в сторону букета цветов, стоявшего в вазе на журнальном столике. Вскинула камеру и быстро отщелкала десяток кадров. Я же отметил про себя, что мне необходимо просмотреть все, что наснимала Мари с тех пор, как мы взяли ее семью под свою защиту, и удалить фото, на которые случайно мог попасть я сам или члены нашей команды.

Она снова взялась за кофе, бросила взгляд в мою сторону и наполнила мою чашку тоже.

– Спасибо.

– Что-нибудь еще добавить?

– Нет, сойдет и так.

Она посмотрела на меня так, словно собиралась что-то сказать, но промолчала.

Мне пришло текстовое сообщение, я прочитал его и отправил ответ. Потом обратился к своим подопечным:

– Прибыл другой внедорожник. Скоро нам нужно выезжать.

– Только я собрался скинуть ботинки и расслабиться, – пошутил Райан.

Он вел себя теперь совершенно иначе, чем при нашей первой встрече. Как я догадывался, в равной степени помогли миссия, которую я возложил на него, и доза спиртного.

Я поднялся и посмотрел на Райана:

– Оставайтесь пока на месте. И дверь открывайте только для меня.

Он кивнул и поправил кобуру.

Выйдя наружу, я обошел наше крыло к стоянке позади мотеля. Туда как раз заезжал темно-зеленый джип «юкон» производства «Дженерал моторз», за ним следовал «форд-таурус». Я поднял руку, и обе машины остановились рядом. Из внедорожника выбрались двое.

Первым был молодой офицер из нашей организации Лайл Ахмад, бывший морской пехотинец с короткой армейской стрижкой, крепко сбитый и смуглокожий. По статусу он числился «клоном», то есть тем, кто ближе всего к буквальному значению профессии телохранителя. Мы познакомились, когда Ахмад состоял в охране посольства США в Варшаве, а я был агентом из спецгруппы службы дипломатической безопасности государственного департамента, где служил до того, как присоединиться к нашей организации.

Уравновешенный, наделенный острой наблюдательностью, Ахмад владел впечатляющим количеством иностранных языков. В нашей фирме его считали восходящей звездой.

За рулем внедорожника сидел сам Билли, руководитель нашего транспортного отдела – долговязый и неуклюжий с виду мужчина неопределенного возраста. Его лохматая шевелюра и кривые передние зубы поневоле привлекали внимание, и приходилось делать над собой усилие, чтобы отвести взгляд. Он обожал легковые автомобили, грузовики, мотоциклы – словом, все работавшее, по его собственному определению, «на останках динозавров», то есть на бензине или дизельном топливе. Билли не только обслуживал весь наш автопарк, но и ухитрялся играть в нечто вроде «кубика Рубика» с четырьмя десятками наших транспортных средств, изменяя их внешний вид до неузнаваемости и обеспечивая безопасную перевозку как офицеров, так, естественно, и клиентов фирмы. А коллекция средств передвижения у нас была внушительная. Только ведомость зарплаты и расходы на содержание явочных домов съедали из нашего бюджета больше денег, чем отдел транспорта. Ведь машина подобна отпечаткам пальцев. Именно по автомобилю, как по номеру мобильника или кредитной карты, отследить любого человека легче всего. А потому мы всегда стремились почаще менять машины.

Билли кивком указал на «ниссан»:

– Можно забирать?

– Да.

Мы обменялись ключами, и он уехал.

Из «тауруса» между тем вышел Руди Гарсия, молодой агент ФБР, которого Фредди прежде взял с собой в дом Кесслеров.

Я пожал ему руку, представил Ахмаду, и мы втроем вернулись в номер мотеля.

Там я познакомил нового охранника с Кесслерами и Мари, которая тут же громко шепнула сестре:

– Какой милашка!

На что холостяк Ахмад никак не отреагировал, но чуть заметно покраснел. От меня не укрылось и чуть заметное беспокойство Райана при виде Ахмада, словно этот бывший морпех мог лишить полицейского вожделенного шанса стать моим основным напарником в операции по захвату Лавинга.

Внезапно меня отвлек телефонный звонок. Определился номер одного из сотрудников нашей организации, но сейчас я менее всего ожидал, что на связь выйдет именно он.

– Слушаю тебя, Ермес.

Это было подлинное имя нашего технического директора, отвечавшего за всю разведывательную аппаратуру, компьютеры и системы связи. Имя произносилось как «Гермес», но без первого звука.

В его голосе с ясно различимым акцентом на этот раз слышалось волнение.

– Хочешь – верь, хочешь – нет, Корт, но неожиданно сработал потайной передатчик, установленный на «армаде». Сначала мы получили с него сигнал, а потом, минут пятнадцать назад, кто-то позвонил в нашу ловушку на северо-востоке округа.

У меня участилось сердцебиение.

– Понял тебя. Спасибо, Ермес.

Отключив телефон, я на мгновение задумался. Да? Или нет?

А потом сообщил своим подопечным, Ахмаду и Гарсии, что в план вносятся некоторые коррективы.

– Вам придется задержаться здесь еще на некоторое время. Если проголодаетесь, Лайл или Руди могут заказать еду в номер. Никому наружу не выходить. А мне придется ненадолго уехать.

– Что происходит, Корт? – спросил Райан.

Я беспечно пожал плечами:

– Нужно кое с кем встретиться, чтобы обсудить дальнейший ход операции.

И я быстро вышел, не собираясь объяснять, что встретиться собрался с самим Генри Лавингом.

10

Мы до сих пор иногда спорим, какую именно роль должен играть «пастух» в нашей работе по обеспечению безопасности клиентов.

Сама по себе кличка говорит мне о многом. Но при слове «пастух» я представляю себе не деревенского простака с крючковатым посохом, а очень большого и сильного пса.

Я не любитель и не знаток собак, но мне известно, что существуют гуртовые овчарки, сбивающие стадо в одно целое, и есть овчарки, не только охраняющие домашних животных, но и готовые напасть на любых хищников, сколько бы их ни было и какими крупными они ни оказались бы.

Так какую же из этих двух задач должен решать офицер персональной охраны?

Эйб Фэллоу имел свое мнение на этот счет:

– Цель «пастуха» – защитить своего подопечного. А другие пусть ловят убийц, «дознавателей» и их заказчиков.

По этому вопросу, одному из немногих, у меня с моим ментором возникли серьезные разногласия. Я не придерживался его теории, считая, что мы должны не только обеспечивать безопасную транспортировку подопечных, но и быть готовыми вцепиться зубами в глотки любым волкам, представляющим для них угрозу. Защиту клиента, нейтрализацию киллера, сборщика информации и стоявших за ними людей я считал тесно взаимосвязанными процессами.

24
{"b":"201143","o":1}