ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
День опричника
Слово Ишты
Ведьмак (сборник)
Финансист
Лучше. Книга-мотиватор для тех, кто ждал волшебного пинка от Вселенной
Грабли счастья. Самокоучинг для сильных духом
Призрачный остров
Монах, который продал свой «феррари»
Друг государства. Гении и бездарности, изменившие ход истории. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков
Содержание  
A
A

— Господа! — провозгласил он с радостной ноткой.

Ложки с вилками замерли. Никто не смел шевельнуться. Бутовский прижал салфетку к сердцу, ожидая какую-нибудь ужасную новость, Паша Чичеров сидел с открытым ртом и выпученными глазами, Женечка бросала взгляд с плеча, Немуров потупился в тарелку, князь Урусов сидел очень прямо и перестал жевать. А Лидваль, хоть и сидел, взял под мышку кость. Только Граве наблюдал с интересом. Все чего-то ждали. Пауза затягивалась.

— Господа! — повторил Ванзаров, видя, как словно отражается в напряжении лиц. — Хочу пожелать доброго вечера и приятного аппетита!

У всех вырвался вздох облегчения. Зазвенели тарелки, Урусов хмыкнул, Бутовский прошептал что-то. Напряжение спало, господа вернулись к ужину. Ванзарову никто не ответил. Кажется, он на это и рассчитывал.

— Ну а теперь у меня для вас важное сообщение.

Пойманные врасплох не знали, что и делать. Лидваль тяжело поперхнулся и закашлял. Паша тихо охнул. А Бутовскому показалось, что на него надвигается ужас, от которого некуда деться.

— Сообщение касается всех нас. Потому довожу его публично…

В вагон вошел Дюпре. Он шел так быстро, что проскочил мимо генерала и повернул назад.

— Барон, прошу вас сесть, — сказал Ванзаров.

Дюпре не обратил на это внимания. Кажется, он не слышал ничего. Нависнув над столом, он стоял и не знал, что сделать. Бутовский хотел уже выразить свое недоумение такому поведению. Но тут Дюпре схватил соусник с томатным соусом и резко плеснул. Жижа пролетела над белой скатертью, бокалами, тарелками, как комета, и упала красным пятном, разбрызгав жирные капли.

— Убийца! — закричал Дюпре, роняя соусник на стол. — Позор!

Паша вскочил перед ним, отстраняясь назад, и угрожающе замахал рукой.

— Это! Как! Что! Мерзко! Подло! Нехорошо! Зачем!

Так они и стояли друг перед другом. Чичеров указывал пальцем в небо, а Дюпре задумчиво разглядывал его лицо. Бутовский отбросил салфетку. Женечка была спокойна. Сняв с лица крупную каплю, она попробовала язычком. На пятно, испортившее платье, она даже не взглянула.

Все случилось слишком быстро. Немуров, сидевший через проход, вскочил и нанес удар кулаком в затылок. Дюпре рухнул как подкошенный. Остервенев, Немуров принялся бить его ногами. Удары сыпались куда придется. Дюпре вздрагивал, как тряпка, которую волокут по полу. Сопротивляться он не мог. Носок ботинка заехал ему в висок, в живот и еще попал в плечо. Дюпре подкинуло, он упал на спину. Немуров занес ногу, чтобы затоптать его, но только бесполезно мазанул по воздуху. Больше сделать не успел. Ванзарову потребовалось лишних два шага, чтобы прыгнуть и поймать в захват. Подхватив под грудь, он бросил Немурова назад, не жалея и не стараясь смягчить падение. От неминуемого увечья Немурова спас ковер. Густой ворс смягчил страшное падение. Со всего размаха он упал на плечо, а на него вся масса Ванзарова. Немуров жалобно охнул и затих.

Официанты спешили на помощь. Ванзарову не пришлось распоряжаться. Дюпре подняли на руки, он был в сознании, только плохо соображал. Его понесли к Лебедеву. Женечке подали полотенце. Красное пятно она вытирала с редким спокойствием, даже улыбалась. Паша бегал вокруг нее, издавая возгласы и выражая возмущение. Даже Бутовскому было не до него. Такого позора генерал никогда не испытывал. Ему было обидно за племянницу. Хуже было другое: он понял, что команды больше нет. Им нечего делать в Афинах. И это горе не утереть салфеткой. На сюртуке он заметил красное пятнышко. И подумал, что это знак: они все мечены. Неужели Рибер…

Немуров застонал.

— Вы мне руку, кажется, сломали… — проговорил он.

Ванзаров подхватил его за спину и помог подняться. Стоять прямо Немуров не мог, его клонило на правый бок.

— Ничего, до второй Олимпиады заживет, — сказал Ванзаров, ощупывая ему плечо. — Здесь больно?

— Да отстаньте вы со своей заботой, сам справлюсь… — Немуров отступил назад и охнул. — Какие пустяки, всего лишь ребро сломано. Вам-то все равно…

— Вам будет оказана помощь.

— Даже не прикасайтесь ко мне…

— И не подумаю. У нас есть настоящий специалист. Ранения и поломы — это его профиль. Приведет в чувство Дюпре и сразу вами займется.

— Мне ничего от вас не надо…

Вздрагивая и охая, Немуров кое-как уселся, прислонясь к столу. Покорчившись, он нашел положение, в котором было не так больно, хотя бы сидеть можно. Он попросил воды. Ванзаров принес бокал. Немуров выпил с жадностью.

— Какая мерзкая глупость, — сказал он, часто дыша.

— Рад, что понимаете свою ошибку, — ответил Ванзаров.

— Не мелите чепуху, господин полицейский. Мне совершенно не жалко этого негодяя, он получил то, что заслуживал…

— Так вы полагаете, что госпожа Звягинцева его натравила?

Немуров хотел усмехнуться, но только скривился.

— Кто же еще! Это так в характере Липы: добиваться своего. Первый раз я ей помешал, так она с другой стороны зашла.

— Не готов с вами согласиться.

— А мне наплевать, на что вы готовы, — сказал Немуров, отвернувшись к окну.

— Откуда такая ненависть к юному барону? Где он вам дорогу перешел?

— Может, избавите меня от необходимости делать признания?

— Рад бы, да не могу, — сказал Ванзаров.

— Ну раз вы так любите копаться в чужом грязном белье, извольте… — Немуров сделал несколько мучительных вздохов. — Дюпре пришел к Бобби и открыл ему глаза на то, что невеста Бобби Олимпиада Звягинцева — любовница его же лучшего друга Рибера. Мало того, Дюпре явился к Риберу и доложил о своем поступке. Дескать, он поборник добра и правды и не позволит обманывать честную барышню Женечку Березину. Рибер на это только посмеялся. Тогда Дюпре не поленился пойти к Женечке и все рассказать ей. Каков подлец? Везде рассказывает, какой он чистый и честный, как борется за свободу и справедливость, а сам — мелкий пакостник.

— Иначе революцию не сделаешь. Как же Рибер с Бобби дружили после этого?

— Как и прежде. Такая мелочь, как испорченные женские судьбы, их не волновала.

— Жаль, что родители Женечки запретили вам просить ее руки… Как жаль, что они не поверили в ваш талант сделать карьеру и устроить для их дочери счастливую жизнь. Как жаль, что вы сдались и стали тенью Рибера.

Немуров очень старался, но вытерпеть не смог, охнул и прикусил губу.

— Это вам старая трещотка генерал разболтал?

— Господин Бутовский не посвящает меня в семейный тайны.

— Тогда кто?

— Логика ваших поступков. Наверное, хотели пристрелить Рибера на дружеской охоте, но так и не решились. Испытывали к нему сложное смешение чувств: благодарность, зависть и ненависть. И так не решили, что для вас важнее. А виной тому ваш страх: даже если выгорит устроить ловкое покушение, не видать вам без его протекции карьеры в министерстве. А без карьеры жизнь для вас заканчивается. Поэтому выбрали одно: отказаться от счастья и на плечах Рибера забраться повыше к солнцу. Откуда уже не упадешь. Пристрелить вы его всегда бы успели. И жениться на вдове куда проще. Теперь у вас будет второй шанс. Но я не советую…

Выслушав молча, Немуров держался хорошо. Боль помогла сохранять выдержку. Он отчетливо видел ловушку и не хотел попадать в нее. Но любопытство было сильнее. Немуров подумал, что раз этот страшный человек видит его жизнь насквозь, отчего бы не послушать его совет. И он спросил.

— Все просто, — ответил Ванзаров. — Женечка не так проста, как кажется. Это сильная и опасная личность. Любовь могла помешать вам видеть ее в правильном свете. Есть еще кое-что что. Возможно, со смертью Рибера у вас произойдет карьерный взлет. И ее родителям будет легче принять решение. Если вы добьетесь своего и станете ее мужем, готовьтесь к роли покорной домашней скотины.

Что тут сказать? Немуров так и не нашелся.

— Зачем вам это? — только спросил он.

— Вы про Женечку? Необходимость расследования. Надо знать, на что способна та или иная личность в определенной ситуации… Прошу вас, примите помощь. Я отведу вас к умелому врачу…

48
{"b":"201144","o":1}