ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За это время число бродяг и спившихся мастеровых в Ежовске, а также его пригородах стремительно сокращалось, а потом и вовсе сошло на нет. Виноваты в этом были, конечно же, Карл и Веревий, вынужденные добывать провиант для Сынка и его родичей. Обитатели Проклятой шахты, до поры до времени, честно выполняли условия страшной сделки — свежее человеческое мясо против золота.

Вырученный капитал Веревий с согласия и активного участия Карла тут же вкладывал в дело. Ими было куплено несколько пароходов, которые ходили по Волге с зерном, углем, лесом и прочим ходовым товаром. В головах друзей-компаньонов бродили поистине наполеоновские планы. Они собирались, накопив изрядный капитал начать промышленную разработку Проклятой штольни для того, чтобы полностью выбрать оттуда все имеющееся там золото. То, что при этом возможно придется уничтожить племя, обитающих там троглодитов, включая Сынка их, почувствовавших вкус огромных денег, теперь уже мало волновало.

Также Карл всерьез подумывал над тем, чтобы попытаться осуществить пробное путешествие во времени и пространстве, используя ходы делаемые скарабеем. Веревий как мог, отговаривал его от этой сомнительной авантюры, которая, как он предрекал, могла закончиться весьма плачевно.

За эти несколько месяцев, включая снежную зиму, скарабей регулярно исчезал для того чтобы вновь возникнуть на Чертовом острове. Сильные морозы, казалось, нисколько не беспокоили загадочное насекомое, которое по логике вещей, должно было бы спать, забившись в какой-нибудь норе, подобно своим многочисленным членистоногим собратьям. Должно быть, все дело было в том огненном шаре, который скарабей всю зиму не выпускал из своих передних лап. Правда размеры у этого раскаленного угля были совсем крошечные, чуть ли ни с бобовое зерно. Но испускаемого им тепла видимо вполне хватало на, то чтобы обогреть всю колоссальную тушу огромного жука.

И вот однажды весной, в самое половодье, произошло событие, в корне изменившее представление Карла и Веревия о скарабее. Первым это заметил, как ни странно, Веревий. Он обратил внимание, что из заднего конца туловища насекомого начали появляться некие странные прозрачные выделения. Когда они с Карлом исследовали их, то обнаружили, что это вещество обладает резким отвратительным запахом.

Неожиданно Карл с хохотом не раз и не два, ударив себя кулаком по лбу, всерьез заставил Веревия усомниться в его психическом здоровье.

Наконец когда немец успокоился, все стало на свои места после его исчерпывающего объяснения:

— Друг мой, там, в Египте старик араб говаривал мне об этом, но я по своему обыкновению пропустил все мимо ушей! Наш скарабея и не скарабей вовсе, а скарабея!

— Врешь! — не поверил Веревий. — Девка, что ли? Ну, в смысле сучка? А этот жучий сок, оттого что у нее, течка началась?

— Именно! — в полном восторге воскликнул Карл. — Первым делом эту деликатную жидкость нужно собрать и тщательно укупорить, чтобы ни в коем случае, наружу не просочился запах! А что со всем этим дальше делать нужно будет я тебе, потом объясню! Уверяю тебя, мой друг с этим жучьим соком, если распорядиться им с умом, можно таких дел наворотить, что всем святым тошно станет!

Пока Карл неотлучно находился на Чертовом острове, при гигантской жучихе, нежданно вступившей в пору половой зрелости, Веревий по его поручению срочно отправился в ювелирную лавку к господину Гольбейну. Там он в срочном порядке по эскизу, наспех сделанному Карлом прямо на острове, изготовил достаточно вместительный свинцовый сосуд с широким коническим горлом. Также к нему была изготовлена тщательно притертая свинцовая пробка, на которой по настоянию Карла было выгравировано на латыни «CAVE!», что означало «ОСТЕРЕГАЙСЯ!». Забрав изготовленную колбу с пробкой, и прихватив с собой изрядный кусок свинца, Веревий срочно отправился в обратную дорогу, на Чертов остров. Карл по известным ему одному причинам, велел поспешить. Как показали дальнейшие события, спешить действительно следовало.

На острове Карл, словно заправская доярка, приложив тяжелый свинцовый сосуд к известному месту скарабеевой самки, довольно скоро наполнил его отвратительно пахнущей слизью почти под самое горло. После этого отлив излишки прямо на траву, он с помощью Веревия вставил пробку в сосуд и залил ее растопленным свинцом, который был загодя приготовлен, на разведенном специально для этой цели костре.

— Ну, вот все сделано в точности, как мне и говорил старый мошенник! — радостно воскликнул Карл.

Неожиданно самка скарабея стала проявлять признаки беспокойства. Она принялась носиться по склонам оврага, с явным намерением спрятаться. Но от кого? Ответ на этот вопрос друзья получили буквально через минуту.

Внезапно со всех сторон из ниоткуда, на Чертов остров начали вываливаться один за другим гигантские скарабеи. Жук Карла рядом с этими шипастыми угольно-черными чудовищами выглядел маленькой божьей коровкой. Карл, схватив Веревия за руку, пулей вылетел вон из оврага.

— Это привлеченные запахом самки, готовой к спариванию, самцы пожаловали сюда! — прошептал он в самое ухо Веревия. — Если они учуют сосуд с ее соком, то нам придет крышка!

Веревий выхватив из рук компаньона свинцовый сосуд, хотел было выкинуть его в реку, но в самый последний момент передумал и, подскочив к толстому дубу, росшему на пригорке, забросил свинцовый сосуд в его дупло, черневшее на высоте двух человеческих ростов.

Тем временем, наползшие отовсюду огромные самцы скарабеи устроили чудовищное побоище за право обладать самкой. Под страшный грохот сшибающихся друг с другом хитиновых панцирей, обезумевшие самцы методично уничтожали друг друга.

В это время откуда-то сверху на землю вдруг вывалился странный человек. Судя по одежде, он был современником Карла и Веревия, но его платье было вся мокрое. Несмотря на то, что лицо незнакомца было искажено гримасой ужаса, Веревию отчего-то показалось, что он знает этого человека. Причем он очен хорошо знаком ему, но как он, ни старался он так и не смог вспомнить кто, же это такой? Самое удивительное, что вымокший до нитки незнакомец, тело которого сотрясал озноб, также с немым удивлением смотрел на Веревия. В его глазах вспыхнула искра понимания, отчего-то смешанная с ужасом, он видимо узнал Веревия.

Рот незнакомца широко раскрылся для того, чтобы прокричать что-то. Не то проклятие, не то предостережение. Но в следующее мгновение огромная черная туша скарабея обрушилась на незнакомца всей своей чудовищной массой. Тут же на него сверху взгромоздился уже другой, одуревший от запаха жучьего сока скарабей. Когда они в горячке схватки сдвинулись в сторону, тело несчастного незнакомца оказалось, словно паштет растерто и намазано на землю.

В пылу сражения тяжеленные монстры затоптали самку скарабея, а затем разнесли ее вдребезги. После этого злые и неудовлетворенные самцы тут же убрались восвояси. Таким же таинственным манером, каким и появились на острове.

После страшной бойни на Чертовом острове осталось лишь множество кусков черного хитина, огромные шипастые лапы, вырванные с корнем, и растоптанная самка скарабея.

— 17 —

Древний Египет, предместье Мемфиса, квартал парасхитов

Некра и его семье было выделено вполне сносное с точки зрения древнего египтянина жилище. Для рядового же парасхита оно вообще было несбыточной мечтой. Жирный греховодник Сабутис расстарался для своей будущей пассии, в которую он сразу же определил Ольгу, едва в первый раз ее увидел.

Это был скорее дом, чем хижина, который представлял из себя коробку, сложенную из грубых саманных кирпичей с неровными прямоугольными дырами вместо окон. На месте двери в косом дверном проеме висела изодранная циновка. Сверху на стенах лежали длинные кривые жерди, образуя основу для кровли из нескольких слоев жухлых и пыльных пальмовых листьев.

Ольга первым делом сделала веник из листьев какого-то кустарника, за которым послала Абу. Вместе с пылью она, к своему ужасу, вымела из-под грязных пыльных циновок, заменявших в жилище кровати, несколько огромных черных скорпионов. Когда эти отвратительные твари начали щелкать в ее сторону своими уродливыми клешнями и размахивать хвостами, с ядовитыми жалами, бедная женщина чуть не грохнулась в обморок. Она была вынуждена признать, что Сенсей своим присутствием подавляет в ней бойцовские качества, и под его влиянием она все больше становится похожа на обыкновенную женщину. Сначала это открытие поразило ее, а потом не на шутку разозлило. Накрывая прытких скорпионов куском циновки, она босой пяткой яростно передавила их одного за другим.

20
{"b":"201154","o":1}