ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Какая прелесть! Но если мы и дальше будем торчать посреди пустыни столбиками, словно глупые суслики, мы определенно, отыщем проблем! — остудила его археологический пыл Ольга.

— Нужно ехать! — поддержал ее Абу, нервно оглядывая горизонт. — Разбойников много, а нас мало.

— А кто спорит-то? — искренне возмутился Иннокентий Павлович, в котором так не к месту вдруг проснулся профессор кафедры древней истории и всадив пятки в бока своего верблюда погнал того мелкой рысью вперед.

Памятуя о том, что было сказано в папирусе, найденном Абу, они не поехали к самим пирамидам, а сразу свернули к Большому Сфинксу. К несказанному удивлению Иннокентия Павловича гигант, высеченный из песчаника, не был занесен песком, а выглядел так словно территорию вокруг него каждое утро мели дворники. Лицо исполинской статуи, в отличие от ее растиражированных по всему свету изображений, было все еще цело. Время и уникальный климат египетской пустыни берегли его для безмозглых Наполеоновских канониров.

— Если память мне не изменяет, Некра прочитал в папирусе что-то о загадке? — повернулась Ольга к Иннокентию Павловичу. — Что это может быть за загадка?

— Фи, барышня, стыдно! — скривился ехидный старик. — Это знает любой даже самый дремучий пятиклассник! Сенсей, скажи!

— Кто утром ходит на четырех, днем на двух, а вечером на трех ногах? Ответ — это человек. Ребенком он ползает на четырех, в период расцвета ходит на своих двоих, а став стариком опирается на палку. Годится для тупого пятиклассника? — покосился Сенсей на Иннокентия Павловича.

— Входа нет нигде! — подъехал к ним Абу, который к тому времени уже успел несколько раз объехать огромную статую.

— Имеем в активе следующую комбинацию чисел — четыре, два, три, — задумчиво пробормотал Иннокентий Павлович. — Эй, кто ни будь, помогите мне спуститься, с этого чертова корабля пустыни на бренную землю!

— Между прочим, у сфинкса в отличие от нас четыре ноги, то есть лапы, — заметила Ольга, внимательно оглядывая заднюю конечность сфинкса.

Сенсей достав папирус Абу, протянул его Иннокентию Павловичу:

— Профессор, если вас не затруднит, огласите, пожалуйста, отрывок который нам зачитывал Некра.

— «Достигнув Повелителя Ужаса, дай верный ответ на его загадку. Уцелевшему откроется тайный путь, который приведет его к Сокровищам Древних Богов», — довольно бегло перевел Иннокентий Павлович.

— Не нравится мне это словечко — «уцелевшему»! — задумчиво пробормотал Сенсей. — Оно подразумевает, что кто-то в процессе решения загадки не уцелеет.

— С таким настроением нельзя пускаться в сомнительные авантюры! — фыркнул, словно рассерженный кот Иннокентий Павлович.

— Это еще почему?

— Сам не маленький, понимать должен — удачу отпугнешь!

— Хватит спорить! — прикрикнула на спорщиков Ольга. — Я предлагаю всем разойтись и внимательно осмотреть поверхность сфинкса на высоте человеческого роста.

— Она дело говорит, — кивнул Иннокентий Павлович. — И обратите особое внимание на все четыре лапы нашего друга.

Сенсей, Ольга и Иннокентий Павлович рассредоточились для того, чтобы не отвлекать, друг друга и принялись внимательно изучать бока и лапы сфинкса. Абу к тому времени успевший стреножить верблюдов положил их и принялся разгружать поклажу, складируя ее в тень гигантской скульптуры. Закончив, он присоединился к остальным.

Несмотря на то, что они убили уйму времени, им так и не удалось ничего обнаружить. Несколько раз, замирая от волнения, когда казалось, что загадка сфинкса вот-вот будет разрешена, то один, то другой искатель сокровищ с придыханием нажимал руками на какую-нибудь показавшуюся ему подозрительной выбоину или выпуклость. Но ничего не происходило, а сфинкс по-прежнему сохранял на своей довольной физиономии презрительной выражение, словно демонстрировал этим свое превосходство над четырьмя мелкими недоумками, которые тщетно пытались постичь его тайну.

В какой-то момент это настолько разъярило Сенсея, что он со всей дури врезал кулаком по стене песчаника возвышающейся перед ним. Он уже давно взял себе за правило пробовать на прочность свои кулаки на самых разнообразных материалах. Поэтому в том чтобы проверить, как себя поведет песчаник, при прямом ударе правой, не было ничего необычного.

Но камень повел себя совсем не так как ожидал Сенсей. Внезапно вглубь гигантской лапы провалился блок песчаника, размером с коробку из-под пылесоса. Через некоторое время, он вновь тут же занял свое прежнее место. Края блока были настолько плотно подогнаны к краям гнезда, что туда невозможно было бы просунуть лезвие ножа. Не удивительно, что можно было часами ходить рядом с ним и ничего не замечать.

— Все сюда! — радостно прокричал Сенсей, после чего торжествующе продемонстрировал свою находку.

— Все ясно! — поднял вверх указательный палец Иннокентий Павлович. — Двигать блок являющийся элементом замка нужно ногой, а не рукой! Недаром в загадке сфинкса упор делается на количестве ног, а не рук! Значение имеет то, на чем мы ходим! Сила, прилагаемая руками слишком мала для этого. Нам повезло, что Сенсею все одно, чем лупить рукой или ногой!

— Мой новый отец, бьет рукой как верблюд копытом! — внес свою лепту Абу.

После этого Сенсей добросовестно отбил себе кулаки, выстукивая все четыре лапы сфинкса. Прежде чему ему удалось отыскать все четыре секретные точки, он был вынужден задействовать свои ноги. Когда все четыре лапы сфинкса, по меткому выражению Иннокентия Павловича, были, наконец «отбиты», пришло время искать комбинацию, в которой их следовало активировать.

— Будем надеяться, что после этого Сим-Сим откроет нам дверь, — усмехнулась Ольга, дразня Сенсея и прижимаясь к его спине грудью.

— Меня больше интересует другая потайная дверца, — хохотнул тот, уклоняясь от нее. — А то что-то в последнее время она частенько оказывается закрытой для меня.

— Гад, какой! — возмутилась Ольга и отвесила ему полновесный подзатыльник. — А ты мне условия создал?

— Ты бы поосторожнее с его головой, — на полном серьезе предостерег ее Иннокентий Павлович. — Это у нашего Сенсея самое слабое место.

Абу радостно захохотал и захлопал в ладоши:

— Мама бьет отца!

— Ну и где после этого хваленая мужская солидарность? — неодобрительно покосился в его сторону Сенсей.

После этого они еще битый час потратили, комбинируя нажатие на блоки, спрятанные в четырех лапах сфинкса. С первой фазой вопросов не возникало, достаточно было нажать на все четыре лапы. Дальше начинались вопросы. Какие две ноги нужно активизировать, задние или передние? Хотя по логике вещей напрашивались задние. С тремя ногами, на которых человек ходит, тоже вроде был все понятно. Скорее всего, это были две задние лапы и какая-то одна из передних лап, правая или левая. Но сколько друзья не бились, им так и не удавалось разрешить загадку сфинкса.

Наконец Ольга, которой понадобилось по ее выражению отойти ненадолго «в кустики» оставила мужчин и скрылась за противоположной стороной гигантской статуи. Неизвестно по какой имен причине она решила, что в пустыне «кустики для девочек» должны находиться в задней части сфинкса, там, где у него бы хвост. Через некоторое время, когда она появилась оттуда, выражение лица у нее было такое словно она только, что подвергалась нападению банды озабоченных туарегов. Сенсей не на шутку встревоженный кинулся к ней на встречу. Но вскоре все объяснилось.

Как выяснилось, в то время когда все четверо проглядели все глаза, ожидая, когда же, наконец, перед ними распахнется парадная дверь к сокровищнице Древних Богов, она уже давно была открыта, но в прямо противоположной стороне туловища сфинкса.

Глядя на чернеющий перед ними прямоугольный проем, Иннокентий Павлович меланхолически проговорил:

— Вот уже, в какой раз поражаюсь, мудрости древних — «Откуда все пришло, туда же все и вернется». Как я сразу не догадался?

Сенсей иронично посмотрел на него и язвительно поинтересовался:

36
{"b":"201154","o":1}