ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этих преданий достаточно, чтоб понять до какой степени готы-дацияне были чужды всему древлегерманскому и скандинавскому миру.

Нужно ли говорить, что сила их заключалась в духе, распространявшемся со всеми условиями язвы, нарушавшей снасти отчиннаго быта славян. Отпадавшие члены, как ренегаты, обращались в злейших врагов своих родичей.

С преобладанием Рима покоренные племена славян уживались. Это преобладание приобреталось не коварством, а подвигами мужества, уважаемаго побежденными. Но иго готов – ледяные оковы, от которых промерзала душа, были невыносимы. Жестокость их прославилась. Описывая победы Эрманарика, Тьерри говорит: «Готы сравнивают Эрманарика с Александром Великим; но визиготскиий герой не проявил в себе ни великодушия, ни мудраго правления героя Македонскаго, который умел быть столь милосерд с покоренными. Эрманарик и вообще победоносцы готов не тем прославились. Покоренный народ не смел у них пошевельнуться, боясь, чтоб не звякнули оковы: иначе безчеловечные казни восстановляли в нем мертвую неподвижность. То на ряду поставленных крестов, распинали они целые владетельные роды; то, без всякаго милосердия, мыкали по полю женщин, привязанных к хвосту коней. Но когда эти жестокости отозвались возстанием руссов, и гунны хлынули на них потопом, тогда готы придумали оправдание поражению своему в предрассудках суеверия, распространяя слухи о появлении чудовищ, порожденных демонами».

«Имя готов, – пишет Шафарик[143], – по причине их жестокого обращения с жмудью, соделалось ненавистным. По сие время сохранилась древняя общенародная песнь:

Perkunas Dиewâиtиs
Nemuszk Zemâylиs,
Bel musz Cudu,
Keиp szunиn rudu,
Перун, Боже,
Не мучь жемайта,
Мучь гота,
Рудаго пса![144]

Враждебные успехи готов проявили себя в лице Эрманарика, когда посеянные раздоры и междоусобия могли уже служить главным орудием побед. Кто ж помешал готам при помощи тех же средств, овладеть и всей Европой, когда Западная империя уже падала по их влиянию, а Восточная едва только возникла, и уже боролась с арианством?

Русь Германская стойко противоборствовала Риму, покуда в недрах не завелся червь; но бороться с внутренней болезнью было уже трудно. Эрманарик, покорив Германию, отдыхал, в ожидании разложения организма римскаго посредством посторонней силы, водворившейся в Аквитании, и падения духовных христианских сил Греции посредством арианства, или деизма под личиной христианства.

Казалось, не было уже спасения от готов; но Провидение нежданно-негаданно готовило на них грозу в недрах преобладания.

Наставший на Севере голод двинул большую часть луганских войсковых поселений от Рейна и с прибрежий Балтийскаго моря к Днепру на Волынь, независимую от готов. Здесь скопилась громовая туча так называемых гуннов, и в лице Аттилы явился бич Божий.

Глава II

Выход из Великой (Северской) Руси части народа на поиск новых поселений

[145]

Неурожаи и голод на всем севере Германии в IV столетии. – Обряды древних руссов при выселении по увечанью матери родной земли. – Часть лугарей Бардовских, по случаю голода, переселяется в соседство булгар за Днепр. – Бой за право поселения, с гомеровскими алазонами, с геродотовскими амазонками, иорнандовскими magas mulueres, готскиими Kwenae и Huna-Skaldmeyar

Повсеместные неурожаи, продолжавшиеся несколько лет в Лидии, были причиною выселения части народа, по жребию, на поиск новых земель. Под предводительством царскаго сына (Tυρσηνός)[146], переселенцы прибыли на корабляхъ к берегам Италии.

Владетели Лидии принадлежали к роду Гераклидов[147], происходившему от божества войны и победы, т. е. по Сербскому наречию к роду Ђуровскому, или Юрьевскому. На новоселье удел лидян в Италии и получил название Туринского.

В Италии, в областях савин, или савлиан (Savini, Sabelli) настали также голодные времена, и народ, по тому же исконному своему обычаю, принужден был в годовой народный сбор, в празднество Vera sacra (зеленые святки, Гурьев день), решить по жребию выселение молодаго поколения туда, куда Бог приведет. Тут также предводителем выселенцев был Тур – родоначальный миф посвященных богу побед, или витяжству.

В IV столетии, около 365–370 года по Р. X., подобное же бедствие повсеместного неурожая постигло север Германии. В Ситуне – (Situna, Sigtuna) собравшийся народ на сбор[148] также принес богам в очистительную жертву быков, или туров. Это не помогло.

На второй год, подобно как некогда и в Киеве «реша старцы и бояре: мечем жребий на отроки и на девици», принесли людскую жертву из молодаго поколения. Но боги не умилостивились. Очищены жертвой животные, очищен народ, а гнев богов продолжается. Жрецы и старейшины решили, что черед следует бросать жребий на княжеский род, и – жребий пал на самого князя Домальда[149]. И принесли в жертву гневным богам князя, гонителя готов.

В это-то самое время, по словам Проспера Аквитанскаго, выступили лонгобарды из отдаленных пределов Германии, от прибрежий океана и из Скандинавии, добывать новых земель, под предводительством Ивора и Иано (Iborejus et Ajonus).

Павел Варнефрид также пишет, что неурожаи и голод вынудили kонгобардов, живших в Вандалии, решить по жребию, которой трети способных носить оружие придется оставить свои земли и добывать новые.

Не излишним считаем напомнить здесь обясненное уже нами существенное значение прозвища Longobardi[150], которое принадлежало войску, занимавшему пограничный Луг, называвшийся по городу, станице, или вечу Брдо (Bardovicus, Bardorum vicus), на левой стороне Эльбы[151]. Луг тянулся и по правой стороне Эльбы и по названиям станиц были луги, леси, или лугане: дечанские (Λογγα Διόοϋνα), гоманские, или уманские (Λοϋτα οί Ομανςι), боровские (Λοϋτα οί βοϋρα) и пp.[152]

Σούβα Λογγοβαρδα, т. е. славяне луго-бардские[153], как пограничное войско, составляли без всякого сомнения чередные полки, выходившие на стражу в Брдо (борт, граница) из всех прочих станиц Великаго Луга; но, со времени побед Германика, Луг Бардоский отошел к Риму, и образовал из себя замирных, римских Longobardi, вольное войско, известное впоследствии под названием аранков (Hranican).

С самаго переселения готов из Дации на север, и именно со II столетия, вообще славяне были прозваны ими вендами[154], а соседняя им набережная Wendland, Wendian[155], откуда образовалась Вандалия[156]. Таким образом, и лугане бардовские, или лонгобарды прозвались вместо славян Vinili, а бургунды – Vindili.

Последуем теперь за обреченными на выселение и отправившимися на восток луганами, или лугарями, под предводительством главарей, воевод, или князей Ивора и Иана.

Варнефрид, дьяк последняго воеводы Ломбардского Дезидерия[157], вместе с ним был взят в плен Карлом Великим; но он умел заслужить и пользоваться благосклонностью победителя. Вероятно, при дворе Карла он и писал «Историю лонгобардов». По обычаю того времени вести происхождение всех народов с оконечностей Севера, из Скандинавии, Варнефрид приводит, оттуда и лонгобардов в Вандалию. Отсюда, как уже мы упомянули, неурожаи и голод вынуждает часть народа отправиться на поиск новых земель для поселения.

вернуться

143

«Славян. древности».

вернуться

144

«Nostro quoque tempore Ragusanae matronae, cum ancillis Sclavenae nationis subcessent, eas Gothas appellant», т. е. «И в наше время (говорит Фома Aрхиепископ), когда Рагузские госпожи сердятся на своих служанок славянскаго племени, то называют их готфянками». Статья о распространенiи христианства в Паннонии. Журн. Мин. нар. просв. 1841, ч. XXXII.

вернуться

145

Vilkina land, Великая Русь, или Великая Сербия, Русь Северская; по так называемому Баварскому Географу Zerivar; по друг. списк. Zerivani, «великое царство (Русь), откуда, как уверают, происходят и пришли народы славянские».

В имени сербов, по-греч. пис. кимвров, по-лат. цимбров, по-гальск. самбров, (по Нестору – севера), савиров, северян, должно искать переводный смысл нордманов в Северской Руси; по переводу готов Дации: Nord-Rige, Nordmänner; откуда лат. Noricum – названiе Сербии Альпийской; Noricia – назв. Сербии Гальской, и Noricìa – Сербии Скандинавской.

вернуться

146

Tυρσηνος, Tυρρηνος.

вернуться

147

‘Ηρωιπός, или ‘Αρήϊος – ‘Ηρως = ‘Αρης – Арей в символе Typ (Ђypo) – Фονρος (Ф = серб. Ђ).

вернуться

148

У сербов cбop, сабор.

вернуться

149

Ситунская область как пограничная с чудью, должна была составлять удел воеводский, где Русь (войско) paсполагалась по городам, или станицам, выставлявшим на службу по 1000 человек. Живой еще образец этих украинских древних воеводств, бывшая Украйна Малороссии. Станичные главари, под великим князем, назывались пo различным наречиям: хэтьманами, хатманами, атаманами, ватаманами. Это название сближается с греческим ‘Ηγεμόν, и однозначительно с позднейшими: капитан и Hauptmann. В Молдавии хатманом называется начальник войск, а капитанами – начальники разных частей управления, заменяя слово смотритель.

Бургунды (Burgundi, Burgusi), происходившiе от Vindli (вендов), имели также атаманов (Hendini), которые избирались как и в казачестве украинском, и власть их продолжалась до тех пор, покуда везло им счастие. Они отвечали за все неудачи, за повальные болезни, за неурожаи и вообще за все беды. На Украйне атаманы подвержены были той же самой ответственности.

вернуться

150

«Индо-германы», с. 144.

вернуться

151

Луговский округ (в Ганноверском королевстве), где есть еще остатки коренных жителей древан и глинян (птоломеевских Angli), носит во сие время название Lucie и Wendlanda. См. «Нам. нареч. залабских древлян и глинян» А. Ф. Гильфердинга. Тут же Luneburger wald – Лигоборский лес.

вернуться

152

К ним относится и Launeburg т. е. Lővenburg, древний Lemberg – Львов на Эльбе.

вернуться

153

В Сpeд. врем. Bardengak. В Gudrunar qvida: Laugbarz lipar – луго-бардское войско, всадники.

вернуться

154

Без сомнения, по значению винных, повинных, к уплате подати, и евнечных (коронных). Птоломей и Дюн Касий, называют уже Горнщу (Erz Gebirge) и Русские (в древности Рифейские) горы – Вендскими и Вандальскими.

вернуться

155

Land, Lana, Läna – знач. земля податная, Laenslierrar = Landsherrar. (см. Ihre).

вернуться

156

Vani, Vendi, Veneti, Vinuli, Wänä, Vindili и пр. суть, только различное произношение имени вендов.

вернуться

157

Desiderius имя христiанское латинское, ибо франки лонгобардские, войско, которому Iустиниан за победы готов дал в 548 году земли в Панонии, принадлежавшие в то время остроготам, были уже христиане. Впоследствии они поборствовали постоянно за Византию, против, отделявшегося Рима.

Iорнанд, писавший «Исторiю готов» во второй половине VI столетия, должен бы был знать лонгобардов, которые под предводительством Велизария победили готов и получили в дар земли в Панонии, на которых поселены были в IV столетии, бежавшие от гуннов из Дации остроготы; но он не называет имени победителей, а говорит только, что готы принуждены были наконец покориться могуществу Iустиниана (гл. 40). «Славяне за грехи наши повсюду свирепствуют» (глава 23).

14
{"b":"201162","o":1}