ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У древних руссов все совершалось по увечанью матери родной земли; у лонгобардов выход воевод Ивора и Иана также решила родная их мать Gambara[158].

Выступив из Вандальской области Scoringa, они пришли в страну Mauringa. По Географу Равенскому страна на восток за Эльбой называлась некогда Maurungani. По нашему мнению, под этими названиями следует полагать Поморскую землю.

Здесь они должны были добывать право поселения оружием; но чтоб избежать кровопролития, то, по обычаю, решили с владетелями земли бой единоборством, как водилось на Руси: «Не оружьем ся биеве, но борьбою».

По Варнефриду, лугане, лугари, или лонгобарды, остались победителями, но не остались в Maurunga, а пошли в Golande, т. е. по всему вероятию, в Галиндию, которая, без сомнения, и выговорена была в условиях боя. В Галиндии они занимали города или области Anthabel, или Anthaib, Banthaib и Vurginthaib.

Трудно уже обяснить эти названия; но Barlhen, Barthonia, напоминает Брдо, Bardungau; Vurginthaib – Phrugundiones; а Бракибор, Angerburg как будто переселяются сюда вместе с ними, с Рейна и Эльбы.

На этой стоянке два воеводства сводились в одно княжение. Князем был избран Агельмонд[159], сын Айяна или Иана, из рода Gungine (вер. Gurgine), считавшегося знаменитейшим по происхождению[160].

Дальнейший поход к Дону лугари продолжают под предводительством Агельмонда и Ламича (Lamisso)[161].

Следуя, разумеется, путем-дорогой, они пришли к одной реке, чрез которую надо было переправляться. Но тут жили амазонки, и переправа была в их руках. Без боя не обошлось. Ламич вступает в единоборство с главной и храбрейшей из амазонок, вплавь, посреди реки. Условием победы – перевоз чрез реку; а, без сомнения, и право селиться на земляхъ амазонских. Ламич побеждает, переправляется со своими полками чрез реку, и занимает земли за рекой.

Тут несколько времени лугари жили безпечно; воевать было не с кем; от нечего делать они забавяллись как предки, описываемые Тацитом, азартной игрой в шашки или в кости[162]. Но в одну ночь внезапно напали на них булгары, убили их князя Агельмонда и похитили его дочь.

Ламич, однакоже, отмстил булгарам за смерть князя, преследовал их и разбил. Победа доставила лугарям богатую добычу.

После Ламича княжил Люто (Lethus), потом Хлюдович (Childeoc); а потом Годович или Тодеч (Godeoc); но здесь у Варнефрида начинается смешение лонгобардов, отправившихся за Днепр, с лонгобардами, оставшимися на месте в Бардовской области[163]. Для нас важно только предание и переход части луганскаго войска от Рейна к Дону.

Еще Страбон упоминает о переселении перед его временем (след., в исходе I века, до Р. X. т. е. после побед Цезаря в Галлии), за Эльбу, евмондоров (Εϋμονδορα: – Hermunduri) и ланкосаргов (Λαγπόσαργοι), вероятно, лугарей-козар.

Новоселье Hermunduri, т. е. хорватов[164], поясняется карпатскими белыми хорватами, вышедшими без сомнения из Бельгии (древней Белоруссии), которых Иорнанд и называет по гальской форме Hermunduri, ланкосарги же Страбона, определяют время первого передвижения луга от Рейна за Эльбу, и соответствуют лугарям (Ligii, Ligiones) Лужицкой области.

Что же касается до описываемаго Варнефридом выхода бардовских лугарей в IV столетии, и поселении между амазонками и булгарами, то оно дает возможность определить новую их Украйну, обнявшую при Аттиле и всю Ungarn.

При описании стран, занимаемых славянами и скифами, Иорнанд помещает булгар за воинственными козарами (Agazziri, Chazares)[165]. «За ними (за козарами) простираются по Черному морю поселения булгар, которые за грехи наши соделались столь известными. Здесь, – продолжает Иорнанд, – некогда возникали могущественные племена гуннов, как густая трава, чтоб в два приема подавить все народы».

Аттила - царь русов - i_006.png

Лугари – лужицкие сербы

В числе этих гуннов, особенно замечательны Hunnugari, которые вели торговлю мехами с Херсоном.

Так называемые лонгобарды, или по просторечию лугане, лугари, основавшие заднепровский Великий Луг, должны были следовать в соседство булгар по существовавшему пути от Запада Европы к Тавриде. Они, как мы видели, пришли к переправе, и, следовательно, к переправе через Днепр. Но здесь остановили их амазонки. Преданию об амазонках не верит и сам Варнефрид; однако же говорит, что он слышал, будто бы на оконечности Германии существует какая-то страна жен.

Действительно, по готскиим сведеньям, существовали Kuenland и Konugard, т. е. страна жен, и град, область жен; но впоследствии обяснилось, что готское толкование по смыслу Кона, Quena – жена, не идет ни к селу, ни к городу, и что Kuenland и Konugard не значит страна и град жен, а страна и град народа называемаго Киене, Chuene, Кинае. Это название показалось и неприлично, и неправильно; следовало его заменить посредством Hunni, Hunuland, Hunugard, тем более, что у Птоломея, на указанном Иорнандом месте населения гуннов, живут по левому берегу Днепра Χοϋνοι, по правому – Γηουινοι.

После этого амазонкам следовало совсем изчезнуть, тем более что по Atla-quida все Huna-Skialdmeyar, или гунские щитоносные девы, сгорели со дворцом Аттилы; Αμαζωνες; и изчезли, оставив свою гуннскую родную страну птоломеевским амадокам (‘Λμαδωπα), которые, без сомнения, были сродни перевозчикам (‘Λμαξέως)[166], и заменяли собой геродотовских ‘Αλαζωνοι.

В описании Сарматии у Птоломея Атадоса на том самом месте, где был Киев перевоз. Тут же и Χοϋνοι[167], и Натахоbii и Roxani и даже ясичи (Jaziges); недостает только козар; но во время Птоломея Casuari, Chasuarii или Caziri, жили еще при реке Amasia, там, где был Луг Бардовский, откуда откочевали за Днепр лонгобарды, о которых, вероятно, и упоминает Иорнанд под названием Bardores (гл. LIII) в числе украинских, народов, оставшихся во власти Данко (Dinzeo) сына Аттилы[168].

Глава III

Кияне

[169]

Hunni, или Quenae и пр. живут с незапамятных времен на том же месте где кияне. – Chunugard, Conogard – Киев-град; Hunaland – Киевская область. – Превращение древних галичан (Haluzones) в амазонок. – Местность Киева на перекрестке древних путей. – Кыев перевоз. – Кыев Градец на Дунае

Для восстания на готов в 375 году по Р. Х., гуннам не нужно было приходить из Азии; они уже давно существовали в Европе, жили при Днепре и были знакомы готам за 1000 лет до Р. Х., если верить некоторым хронологам Древней истории готов вообще, и данов в особенности.

Гунны не только были знакомы готам до возстания на готов, но, по Аммиану, служили по найму в войске готскиом и сражались против возставшей своей братии предводимой Болемиром.

Местность населения так называемых гуннов, определяется и по периплу Марциана Гераклийскаго (III в.): «Tήν δέ περί τòν βορυσOενην χώραν παροιnούσι μετα τούς Άλανούς οι xαλουμενοι Xoανοί», т. е. «в окрестностяхъ Днепра, за аланами, живут так называемые хоани».

Несмотря на это, предоставим Аммиану, не видавшему гуннов в лицо, описывать их, по разсказам готов, следующим образом:

«О народе гуннском, говорит Аммиан, слегка упоминается в древних летописях. Гунны живут за Меотическим озером близ Ледовитаго океана[170] и превосходят всякое понятие о зверстве. У них тотчас же по рождению младенца, изрывают ему лицо горячим железом, чтоб истребить проявляющийся пушок волос[171]. По этой причине они возрастают и стареют в безобразии и безбороды, как евнухи. Но вообще они плотны, с могучими плечами и толстой шеей. По необычайному и сгорбленному туловищу, они кажутся двуногими зверями, или грубой работы болванами, которых ставят на мостах. Этому отвратительному человеческому подобию соответствует и грубость привычек. Они употребляют сырую безвкусную пищу, питаются полевой овощью и кой-каким полусырым мясом, распаренным между ног на спине лошади. У них нет домов, они избегают их как кладбищ. У них нет даже шалашей: с самаго малолетства они скитаются среди гор и лесов. Встречая жилище, опасаются ступить на порог оного, даже в крайней необходимости; им страшно быть под крышей. На одежду употребляют холст, или шьют оную из лесных кошек (куниц и проч.) Это составляет обычную будничную и праздничную одежду, которую они не скидают с плеч покуда она не истреплется в лохмотья. На голове носят перегнутые на бок шапки. Мохнатые ноги свои обертывают бараньей шкурой. Эта безобразная обувь мешает им свободно ходить, и по этой причине они неспособны воевать пешие; но зато они как будто прикованы на своих лошадях, которые хотя крепки, но неуклюжи.

вернуться

158

Вероятно Sainbara – Semberia, Subria. Сербия.

вернуться

159

Agilmoud есть гальская форма, сответственная именам Aguila, Agnilan, Agilmar, Igilmar; сербск. Ягло, Яглица. Ягел, Ягелло, Иглiомир, Игньомир, Огнемир.

вернуться

160

Если знаменитейшiй, то Гурьевскiй, Ђjурбевскiй (возможно буква j лишняя). По кодексу Бамбергскому читают вместо Gungine – Turgine, и предполагают, что это значит Туринский (Paul Warnefried’s Gesch. der Langobarden. v. Spruner). Но в этом чтении букву N заменяет R; следовательно, правильнее читать Gurgine: «Agelmundus filius Ayonis, ex prosapia ducens originem Gurgingorum, quae apud eos generosior habebatur» Hist. Gothl. Vand. et Langob., ab Hugone Grolio. 1755.

вернуться

161

Женск. сербск. Ламенка.

вернуться

162

«Ad tabulam luderet». Warnefrid.

вернуться

163

Принадлежащей к древней владетельной Херускиде, стране Хорватской (Горицкой). Имя Godeoc должно быть одно и то же с Odoacr, известным Одоакром, князем Лужицкой (Herulia) и Турицкой области (Turingia, Turcilingia), который овладел Италией, по Iорнанду Hesperia (LVII), и по Iорнанду же был царем руссов и туричей; Rex Rugorum et Turcilingorum). В сербск. и валахск. языках, к собственным именам придается окончание – ле: Ладо Ладоле; Радо, Радул, Радуле; так и гуричи, турчи, турчиле, откуда Turcilingi. В имени Odoacr буква R обычная придаточная: вместо Thiodrek – Thiodrekr; Ermanarik – Jormunrekr; Янко – Jonak, Jonakr; Erp, Егрг. Так и имя Odoacr должно читать Odoac, с придыханием Hodoac, Godeoc – Годеч.

вернуться

164

См. «Индо-германы».

вернуться

165

«Iорнанд называет Agazires тот народ, который мы называем теперь Chazares». Геогр. Равенескiй.

вернуться

166

‘Αμαξεύς – Frаchtfurman – перевозчик, чумак. ‘Αμαξα, ‘Αμαξαία – Fahrstrasse.

вернуться

167

Можно, а без сомнения и должно читать: Κούνοι, потому, что буквы К и X, в греческих рукописях часто тянут лямку одна за другую.

вернуться

168

Он исчисляет их: «Ulzingures, Angiscires, Bittugores et Bardores». Откинув придаточное готское окончание на – r, эти названия должно читать: Ulzingi (вместо Ulcingar), Angisci, Bittugi, Bardi. UIcingi, следовательно то же, что Ulinzes (волынцы), A(n)gisci (ясичи? – вопрос автора), Bittugi – битюги; Bardi – брдовцы, бродницы.

вернуться

169

Quenae, Chueni, Kunae, Guni, Hunni, ‘Oυννα.

вернуться

170

Это уже касается не до торгоутов – калмыков, а до тунгусов, называемых в старинных картах Tingoeti.

вернуться

171

Таковы были слухи, сообщенные Аммiану об лицах, изрытых оспой, или калмыцким цветом (цецик).

15
{"b":"201162","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Супермаркет
Спроси меня как. Быть любимой, счастливой, красивой, богатой собой
Три товарища
Царевич с плохим резюме
Нэнси Дрю и гонка со временем
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть третья
Под покровом светлых чувств
Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять максимальное удовольствие, выступая публично.
Горечь войны