ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Многочисленный Болгарский народ во время движения к Дунаю оставил значительную часть своих племен в южной России, на пространстве между Азовским морем и Дунаем. У писателей VI века (Прокопия и Агафия) мы встречаем здесь поселения Утургуров и Кутургуров; а более поздние писатели (Феофан и Никифор), в известной легенде о разделе сыновей Куврата, отнесли это пространство к уделам его второго сына Котрага и третьего Аспаруха. Котраг занял место на запад от реки Дона и Азовского моря, против части старшего брата Батбая, оставшегося на родине, то есть, за Азовским морем. Выше мы указываем, что эта легенда произошла из попытки объяснить широкое расселение болгарского семейства. Сближая разные известия, приходим к тому выводу, что приводимые нашей начальной летописью сами южные славянские племена, сидевшие по Днестру к Дунаю до самого моря, Улучи и Тиверцы, были именно племена болгарские. Летопись замечает, что племена эти (собственно место их жительства) у Греков назывались Великая Скуфь. Только пределы им она назначает слишком тесные, так как они, по всем признакам, от Днестра сидели не только к западу до Дуная, но и к востоку до Днепра или до Азовского моря. Улучи, с их вариантами Уличи, Улутичи и Лутичи, обыкновенно отожествляются, и совершенно справедливо, с народом Угличи, у баварского географа Unlizi, у Константина Багрянородного Oultinoi. Константин причисляет Ультинов к тем славянским племенам, которые платили дань Руси. Восходя к более ранним источникам, мы встречаем тех же Ультинов в VI веке у Агафия, только с обычным в то время окончанием на гуры или зуры, а именно Улытинзуры (Oultinzoupoi). Агафий приводит их как подразделение Гуннского племени вместе с Котригурами, Утригурами и Буругундами; а под Гуннами у него являются не кто другой, как Болгаре. У старшего Агафиева современника Иорнанда встречаем тех же Ультинзуров, но под вариантом Ульцингуров (Ulzingures); он приводит их в числе народов, подвластных Гуннам (cap. LIII). Что наши южные Угличи были племена Болгарские, подтверждает так-же упомянутая выше легенда. Она повествует, что Аспарухова часть пришла на Дунай от реки или от местности, которая "на их языке" (то есть на болгарском) называется Онглон или Оглон (Унгул или Ингул, а без носового звука - Угол).

Что касается до Тиверцев, то мы отожествляем это название с византийскими Тавроскифами. Название Тавроскифы встречается очень рано, именно у греко-латинских писателей II века по Р. X. Птоломея и Юлия Капитолина. По их свидетельству, они жили в соседстве с Оливией около полуострова, который назывался "Бег Ахилла", то есть около Днепровского лимана и Кинбурнской косы. Какому народу первоначально дано было это имя, положительно сказать нельзя; оно намекает только на смесь древних обитателей Крымского полуострова или Тавров с соседними Скифами; а под этими последними мы разумеем в тех местах племена готские и славянские. У писателей византийских опять встречаем то же имя, начиная с VI века. Именно Прокопий в своем сочинении "О постройках" говорит, что города Херсон и Боспор лежали за Таврами и Тавроскифами. А в тех местах, как мы доказываем, жили тогда племена Болгарские. Манасия, писатель XII века, рассказывая о нападении Аварского кагана на Константинополь, в числе его вспомогательных войск упоминает и Тавроскифов, вместо которых в данном случае у писателей более ранних (например у Феофана) поставлены Болгаре. Эти свидетельства заставляют нас предполагать, что Византийцы называли Тавроскифами сначала (приблизительно с VI века) часть Болгарского племени. Но позднее это имя перешло на тот родственный ему народ, который завладел этой частью, то есть на Руссов. Известно, что под именем Тавроскифов являются они в X веке у Льва Диакона, который замечает при этом, что на своем родном языке они называют себя Рось (а не Тавроскифы).

Но в то же время родиной их он считает страну, прилежащую к Боспору Киммерийскому, - следовательно, или смешивает азовских Болгар с господствующим тогда у них народом, то есть Русью, или разумеет тут вообще Приазовские края. Между прочим, к Скифам или Тавроскифам он относит Ахиллеса (который будто бы по словам Арриана был родом из меотийского города Мирмикиона). Как на признаки его скифского происхождения, он указывает на следующие его черты, общие с Русью: покрой плаща с пряжкой, привычка сражаться пешим, светло-русые волосы, светлые глаза, безумная отвага и жестокий нрав.

С мифом об Ахилле, не забудем, был связан в особенности полуостров, образуемый Днепровским лиманом и Перекопским заливом; полуостров этот носил название "Тавроскифия", а примыкающая к нему Кинбурнская коса называлась "Ахилловым Бегом" (Georg. min ed Huds . Т. 11, p. 87. См. Skythien von Ukert. 164)3 . Ho замечательно, что русские книжники, сколько известно, не выводили свой народ от Ахилла и его сподвижников, между тем как мнение о подобном происхождении встречается именно у книжников болгарских. Так, в одном болгарском памятнике, передающем легенды о Троянской войне, читаем: "Сий Ахиллеус имый воя своя, иже нарицахуся тогда Мурмидонес, ныне Болгаре и Унну". (Калайдовича "Иоанн экзарх Болгарский", 181.) Последнее слово ясно показывает, что болгарские книжники причисляли свой народ к Уннам или Гуннам, подобно Византийцам, от которых они заимствовали и мнение о скифском происхождении Ахилла. Вообще, сказания о Троянской войне были любимым чтением у Дунайских Болгар 4 . Итак, по всем соображениям, Тавроскифами Византийцы назвали собственно Черноморских Болгар, а потом уже перенесли это название на родственное им и покорившее их племя Руссов. Последние не называли себя Тавроскифами, а именем подобным, или от того же корня происходящим, называли часть Черноморских Болгар, то есть Тиверцев (собственно Тыричи или Тавричи). Между тем, как племя Угличей жило преимущественно между Днепром и Днестром, Тиверцы, без сомнения, обитали между нижним Днепром и Азовским морем, и здесь их поселения сходились с поселениями Руси или древних Роксалан.

Итак, связи между Русью с одной стороны, и Болгарами Таврическими и Таманскими, с другой, существовали искони. Но начало русского влияния у этих Болгар можно приблизительно определить первой половиной IX века. Построение Саркела, имевшего назначением защищать хазарские пределы от Руси и Печенегов, и. посольство русского кагана в Константинополь в 838-839 гг. могут свидетельствовать о том, что Днепровская или Полянская Русь около этого времени значительно подвинула вперед свое дело объединения восточных Славян и выступила на более широкое историческое поприще, так что ее имя вскоре сделалось знаменитым и в Европе, и в Азии. Следующее за посольством 839 года византийское известие о Руси относится уже прямо к ее нападению на Царьград в 864-865 гг., нападению, которое так ярко рисуют нам беседы Фотия. В свою очередь, это нападение подтверждает существование предварительных связей Руси с Болгарскими поселениями на берегах Боспора Киммерийского; ибо только при таком условии возможно было возвращение русского флота на родину, что впоследствии повторилось и с флотом Игоря. Начало русского влияния на Боспоре в первой половине IX века совпадает и с ослаблением хазарского могущества, которое заметно обнаруживается около того же времени. Хазар начинают теснить со всех сторон враждебные им народы: с юга - Арабы и Закавказские племена, с севера - Печенеги, с запада - Руссы; а некоторые покоренные племена свергают с себя их иго. Так, в первой половине X века, судя по известию Константина Багрянородного, Кавказские Алане не только являются независимыми от Хазар, но и своими нападениями препятствуют их сношениям с Черноморскими областями и с Таврическим полуостровом. А именно, в своем сочинении "Об управлении империей" Константин говорит: "Узы могут воевать Хазар как их соседи (на севере), равно и князь Алании, к которой прилежат девять хазарских округов; Аланин, если захочет, может грабить эти последние, тем причинять Хазарам великий вред и производить у них нужду; поелику из этих девяти округов Хазары получают все свое довольство". И далее: "Если государь Алании предпочитает римскую дружбу хазарской, то в случае разрыва Хазар с Римлянами может причинить Хазарам большой вред, устраивая засады и нечаянно нападая на них в то время, когда они отправляются в Саркел, в округи и в Херсон. Если этот государь постарается преградить им путь, то в Херсоне и в округах (климатах) будет полное спокойствие. Хазары, опасаясь аланских вторжений и будучи не в состоянии напасть с войском на Херсон и климаты, принуждены оставаться в мире, так как не могут в одно и то же время вести войну с обоими неприятелями".

75
{"b":"201164","o":1}