ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По поводу арабских известий о Болгарах, обратим внимание людей компетентных на то место "Золотых Лугов" Масуди, где он описывает племена Славян. "Из этих племен, - говорит он, - одно господствовало в древности над остальными; царь его именовался Маджак (Махак, Бабак?), а само племя называлось Валинана. Этому племени прежде подчинялись все прочие Славянские племена, ибо верховная власть была у него, и прочие цари ему повиновались". И несколько ниже: "Славяне составляют многия племена и многочисленныя роды. Мы уже выше рассказали про царя, коему повиновались в прежнее время остальные цари их; это был Маджак, царь Валинаны, каковое племя есть одно из коренных поколений славянских и общепочитаемое между ними. Но впоследствии пошли раздоры между их племенами; порядок был нарушен; оне разделились, и каждое племя избрало себе царя". (Relation de Masoudu, etc., par Charmoy, Bulletin de L'Academie. Vlme serie.) Это любопытное место подвергалось различным толкованиям; но ни одно из них, очевидно, не попало на истину, за исключением самого имени Валинана, в котором с достоверностью узнают Волынян. Все сказанное у Масуди об этом племени, по нашему мнению, замечательным образом совпадает, конечно в общих чертах, с историей Болгарского народа, если припомним его первоначальные судьбы. Он был могуществен и страшен своим соседям, пока жил в юго-восточной Европе и не разделился, не рассеялся по разным странам. Разделившись, он потерял прежнюю силу и подпал отчасти под власть других народов. Имя его царя читается разным образом (о вариантах см. у Гаркави, 163); один из вариантов его, Бабак, не напоминает ли Батбая (иначе Баяна), который, по известию Византийцев, властвовал когда-то над Болгарами Приазовскими? А имя Валынян разве не в связи с Каспийским морем, которое в древней России известно было под названием Хвалынского или Валынского?

Имели ли какое отношение к Болгарам наши Волыняне, сказать трудно: некоторые племенные названия у Славян повторялись и встречаются в совершенно различных местах (например, Сербы или Севера, Друговичи, Поляне и Древляне). Но принимая в расчет невозможность определить, где кончались Угличи и начинались Волыняне, а также некоторый антагонизм между Киевской Русью и Волынской, которые постоянно стремились к обособлению, можно допустить, что Волынское племя, подобное Угличам и Тиверцам, было ветвью собственно не Русского, а Болгарского семейства или, по крайней мере, имело значительную болгарскую примесь. Тогда, пожалуй, мы придем к возможности уяснить несколько вопрос, откуда пошли два главные наречия Русского языка, то есть откуда взялось наречие Малорусское. Язык Киевской Руси, судя по письменным памятникам, мы можем отнести именно к наречию Великорусскому, а не Малорусскому. Предлагая свои догадки по этому вопросу, мы, конечно, еще не думаем о его решении, а указываем только на тот путь, который может впоследствии привести к некоторым более положительным выводам 7 .

Итак, Черные Болгаре являются в арабских известиях отчасти под собственным своим именем, но преимущественно под именем Руси. Арабские известия о делении Руси на три части, Куяву, Славию и Артанию (или Артсанию), невозможно объяснить помимо Руси Азовско-Черноморской или Болгарской. Относительно первых двух все согласны, что тут разумеются Киев и Новгород; но толкования Артании Мордвой Эрдзянами (Френ) или Биармией, то есть Пермью (Рено), не выдерживают ни малейшей критики. Да и незачем отыскивать ее где-нибудь на севере, когда сама летопись наша с конца X века указывает на существование Руси Тмутраканской. А последняя, как мы доказываем, возникла на почве родственного нам племени, то есть Черных Болгар8 . Арабские известия об этой части относятся к тому времени, когда имя Руси уже сделалось славным и громким на Востоке после их известных походов в Каспийское море и после ударов, нанесенных ими Хазарскому царству, и когда Черная Болгария была уже объединена с Русью под властью того могучего княжеского рода, который сидел в Киеве. Впрочем, и вообще имя Русь гораздо более было распространено в те времена на востоке, нежели на западе: между тем как Арабы указывают на поселения Руссов в Италии, на их торговцев в Камской Болгарии и в Хазарии, прямо называя их Руссами, Византийцы отчасти продолжают именовать их Скифами и особенно усвоивают им название Тавроскифов.

Некоторые этнографические черты, сообщенные теми же арабскими известиями о Руси-Артании, подтверждают наше предположение, что это край Азовско-Черноморский. А именно: Руссы, там живущие, будто бы убивают всякого попавшего к ним иностранца; они ведут торговлю водяным путем и ничего не рассказывают про свои дела и товары. Судоходство, конечно, может указывать на приморское положение этой Руси; а слухи о жестоком обращении ее с иноземцами сильно напоминают древние басни о Таврах, которые приносили в жертву своей богине всякого иноземца, занесенного на берег. Баснословная примесь в этих арабских известиях несомненна, ибо по другим арабским свидетельствам (например, Ибн-Дасты) Руссы именно отличались гостеприимством. "Из Арты, - говорит Истархи, - вывозятся чернью соболи, черные лисицы и свинец". Пушные меха были одним из главных предметов торговли у древних руссов; водились ли соболи и лисицы в самой стране Черных Болгар, трудно сказать; во всяком случае Русь Черноморская получала их от своих более северных единоплеменников. То же можно сказать и о некоторых металлах, если последние не добывались в горах Крыма и соседнего Кавказа; кроме того, они могли вымениваться у Греков, собственно у Корсунцев, и потом продаваться Русью в Хазарии и других восточных странах.

1 Может быть, это та страна, которая в арабских известиях встречается под именем Серир, в соседстве с Хазарией (Альбалхи, Истархи и Ибн-Хаукал). Еще вероятнее, что здесь вместо Сирия надобно читать Зихия (так читает г. Куник); а эта область соседила с Таманью. Впрочем, Шафарик доказывал, что юго-западные берега Каспийского моря назывались Сирией (Ueber die Abkunft der Slaven).

2 Замечания г. Бурачка на статью Бруна об этих путях см. в Известиях Геогр. Общ. т. V. Соглашаемся с некоторыми из этих замечаний; но мы не предполагаем, чтобы те же ладьи, на которых Русь ходила по Черному морю, были употребляемы по pp. Миусу и Самаре. Позд. прим.

3 От этого Ахиллова Бега или Дромоса византийские писатели называли Русь Дромитами, как то справедливо доказывает г. Куник. (О записке гот. топарха. 115). У Арриана нет помянутых слов об Ахиллесе.

4 Болгарские переводы и переделки этих сказаний переходили потом и на Русь и здесь распространялись между людьми книжно образованными. Это обстоятельство наводит нас на мысль, что "веци Трояни" Слова о полку Игореве, пожалуй, относятся не к императору Траяну, а собственно к Троянской войне. Впрочем, могло быть, что воспоминания о том и о другом перепутались.

Фраза "Мурмидонес ныне Болгаре" находится уже в греческом тексте Малалы (по замечанию кн. Вяземского, в его "Слово о П. Иг." стр. 121), следовательно древнее поселение Болгар во Фракии. Это указывает г. Васильевский в своей статье "Сказания об Апостоле Андрее" (Русско-Визант. отрывки. Ж. М. Н. Пр. Февраль) на 177 стр. А на стр. 179 он говорит, что название Мирмидонян у Греков прилагается Славянским племенем. Позд. примеч.

5 Этой характеристике особенно соответствует та низменная, северо-восточная часть Кубанской дельты, которая лежит между северным рукавом Кубани или Черной Протокой и Курчанским или Верхнетемрюцким лиманом. Эта низменность наполнена плавнями, т. е. тростником и болотами. Вследствие своей непроходимой почвы и нездорового климата, она обыкновенно не посещается ни естествоиспытателями, ни археологами; а между тем в древности она была обитаема, и, конечно, такому судоходному народу, как Руссы, доступ к ней не представлял затруднений, тем более что Черная Протока шире и глубже, чем сама Кубань. (См. Археологич. Топограф. Таманск. полуострова - К. Герца. Москва. 1870.)

77
{"b":"201164","o":1}