ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Превращение. Из гусеницы в бабочку
Астрология 2.0
Дом кривых стен
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Двериндариум. Мертвое
Северная Академия
День, когда я начала жить
Зург : Я – выживу. Становление. Империя
Нью-Йорк 2140
A
A

Расселение венетов (энетов) по И. Шавли

Ономастические совпадения на территориях Малой Азии, Балкан, Адриатики и Прибалтики исчисляются сотнями наименований. Чаще всего их рассматривают локальными группами. Так, Ю.В. Откупщиков, настойчиво призывавший к максимальной осторожности, выделил свыше ста балкано-малоазийских топонимических изоглосс до-греческого языка (вместе с неполными даже свыше двухсот)[254]. Автор склонен считать распространителей этих топонимов морским народом, проникающим, однако, на острова и в Малую Азию с континента – из северных областей Балкан. Но о направлении движения, равно как и об ареале территорий, занятых родственными племенами, можно судить лишь на основе всех имеющихся данных. Около XIII – XII вв. до н. э. движение шло, видимо, и с севера, и в противоположном направлении. Морские народы формировались на морских побережьях, а распространить их море могло и на весьма отдаленные районы. С этой точки зрения греки, по-видимому, были более «оседлым», «сухопутным» народом, чем их предшественники пеласги.

Помимо широкой волны топонимических соответствий Адриатики и Прибалтики, представляет интерес и представительная группа совпадений, идущая с северо-запада Малой Азии к тем же районам. Эти совпадения рассматривают в ряду либо фракийских, либо венето-иллирийских. Не исключено, что имели место и те и другие, причем относиться они могли к разным хронологическим пластам.

Известны устойчивые предания о родстве некоторых народов Прибалтики с древними римлянами. Ими обычно пренебрегают. Но известный лингвист В.Н. Топоров решительно выступил в защиту преданий. «Есть серьезные основания полагать, – заметил он, – предваряя развернутые доказательства, что пренебрежительно-отрицательное отношение к ранней историографической традиции, сообщающей о связях прусов с Римом, будет пересмотрено»[255]. Должно заметить, что речь идет опять-таки о сложном переплетении северо-италийских и малоазиатских сюжетов. «Геллеспонт» в устье Двины переплетается с легендой о появлении здесь пришедшего из Рима Палемона, которого литовские князья в споре с русскими пытались «приватизировать». Об этом споре речь пойдет ниже. Здесь остановимся на самой легенде. По Гомеру, один из участников Троянской войны, Пилимен привел с собой пафлагонцев, выведя их «из генет». Тит Ливий сообщает иную версию. Он говорит об изгнании части энетов за мятеж из Пафлагонии, причем Пилимен у него назван Палемоном[256]. Так обозначали обоготворяемого предка и адриатические венеты, и это имя в Восточной Прибалтике – еще одна цепочка связи в ономастическом треугольнике – Малая Азия – Адриатика – Восточная Прибалтика. Прусский хронист XVI в. Лука Давид приводит легендарную историю, якобы от времени Августа, согласно которой ученые мужи из примыкавшей к Пафлагонии области Вифинии прошли далеко на север до венедов и алан в Ливонии. За морем они встретили народ ульмигеров, язык которых был никому не понятен, кроме венедов[257]. Элемент историчности в данном случае можно усмотреть в упоминании народа «ульмигеров», смысл названия которых хронист, похоже, не понимал. «Ульми» в данном случае дериват германского Holm – остров. Аналогичным образом Иордан выделял «ульмиругов», т. е. «островных ругов». Речь идет о каком-то островном населении, родственном по языку венедам. Предание же о Вифинии может быть косвенно связано с другим легендарным сюжетом: о происхождении родоначальника русских князей Рюрика от мнимого брата Августа – Пруса. Именно в Вифинии в III в. до н. э. правил Пруссий, у которого нашел приют Ганнибал.

Топонимические параллели треугольника Малая Азия – Адриатика – Прибалтика собраны довольно тщательно. Меньше уделяли внимания антропонимии этих районов. Между тем перспективы весьма широки и в этой области. И в Прибалтике обнаруживаются параллели как для венетских, так и для иллирийских имен. Так, самбийскому имени Матто находится прямой аналог в венетском именослове. Непонятному из славянских языков балтославянскому имени Оддар (X – XI вв.) соответствует венетское Utto[258]. Еще шире круг иллирийских соответствий, причем эти имена проникают не только в славяно-балтскую антропонимию, но и в германскую. Так, неоднократно повторяющемуся имени датских правителей Фротон находится параллель в иллирийском имени Fronton[259].

В данном случае достаточно ограничиться указанием именно на перспективу расширения возможного круга ономастических сопоставлений. По существу же эта тема требует основательного исследования. Необходимо, в частности, выяснить, в какой мере совпадающие имена являются собственно венетскими или иллирийскими, в какой они уходят в предшествующую традицию и в какой, может быть, отражают более позднее кельтское или романское влияние.

О венетах арморейских данных значительно меньше. О них сообщается в записках Юлия Цезаря, но интерес к ним в записках чисто утилитарный. Венеты оказались трудным противником. Они были отличными мореходами, и их корабли имели определенное преимущество перед римскими. Их оказалось трудно победить, поскольку они владели всеми гаванями в Галлии и имели опорные пункты в Британии. Их поселения располагались на мысах и косах, вдающихся в море, так что с суши они были практически неприступны из-за морских приливов, перекрывавших подходы к поселениям. При длительной осаде венеты на кораблях вывозили всех жителей и имущество в другое место, не оставляя неприятелю никаких ценностей. Благодаря господству на море, венеты «сделали своими данниками всех плавающих по этому морю»[260]. В числе их союзников Цезарь называет моринов, живших в приморской части пограничной зоны современных Франции и Бельгии, а также какую-то часть бриттов. Соседями венетов оказывались племена венеллов и андов, имена которых также позднее встретятся на Востоке.

Материальная, культура арморейских венетов выявлена слабо. Цезарь сообщает лишь о форме венетских кораблей: плоскодонные, дубовые, с высоким носом и кормой[261]. Аналогичное описание дает Страбон[262]. На каменных стелах кельтской Галлии встречаются изображения кораблей, высокие нос и корма которых сделаны в форме коня[263]. Позднее головы разных животных украсят суда скандинавских викингов. «Резное деревянное изображение головы дракона или змеи на штевне, – замечает в этой связи А.Я. Гуревич, – давало, по тогдашним верованиям, магическую силу кораблю, защищало его от злых духов и устрашало врагов»[264]. Не исключено, что именно венеты передали этот обычай скандинавам (если только они сами не были его исконными создателями в Скандинавии, где также, по всей вероятности, были их поселения). Голова коня обычно украшала суда с южного берега Балтики, и, во всяком случае, здесь этот символ появляется ранее всего[265]. Славяне-венды, согласно скандинавским сагам, помещали на свои суда даже живых коней. Так, в морском сражении 1135 г. у вендов на большом корабле было 42 воина и два коня[266].

В цитированном изложении Саксона Грамматика представляет интерес указание на особое устройство кораблей рутенов. Они отличались от кораблей данов большими размерами (так, что весла гребцов не доставали до воды). Большими размерами, по Цезарю, отличались и корабли арморейских венетов. Правда, судя по описанию Саксона, у балтийских рутенов преобладали беспарусные корабли, тогда как у венетов арморейских паруса делались из кожи и укреплялись металлическими цепями. Но это, видимо, связано с назначением тех и других судов: в одном случае – плавание по океану, в другом – каботажное плавание по заливам и рекам. В эту связь, возможно, следует поставить описание Тацитом кораблей свионов. Тацит, как ранее Цезарь, находит примечательным, что суда свионов «могут подходить к месту причала любой из своих оконечностей, так как та и другая имеют форму носа». В то же время оказывается, что «парусами свионы не пользуются и весел вдоль бортов не закрепляют в ряд одно за другим; они у них, как принято на некоторых реках, съемные, и они гребут ими по мере надобности то в ту, то в другую сторону»[267].

вернуться

254

Ю.В. Откупщиков. Балкано-малоазийские топонимические изоглоссы // Балканское языкознание. М., 1973.

вернуться

255

В.Н. Топоров. К фракийско-балтийским языковым параллелям. Там же. С. 32, прим. 6.

вернуться

256

Тит Ливий. Римская история от основания города. Т. I. М., 1897. С. 3 – 4. По Страбону, после гибели Пилемена снетов возглавил Антенор. Имя Палемон неоднократно встречается в династии боспорских царей, а также в Троаде.

вернуться

257

Lucas David. Preussische Chronik. B.1, Konigsberg, 1812. S. 9-12.

вернуться

258

Ср.: J. Untermann. Die Venetischen Personennamen. Wiesbaden, 1961. S. 121, 122, 188.

вернуться

259

H. Krahe. Lexikon altillirischer Personennamen. Heidelberg, 1929, S. 52.

вернуться

260

Записки Юлия Цезаря и его продолжателей о галльской войне, о гражданской войне, об александрийской войне, об африканской войне. М., 1962. С. 43, 44 – 45.

вернуться

261

Цезарь отмечает их преимущество перед тяжелыми глубоко сидящими римскими кораблями, высокую маневренность и проходимость.

вернуться

262

Страбон. География, С. 185 – 186.

вернуться

263

Paul-Marie Duval. Op. cit. Rys. 45.

вернуться

264

А.Я. Гуревич. Походы викингов. М., 1966. С. 42.

вернуться

265

Ср.: И.А. Лебедев. Последняя борьба балтийских славян против онемечения. Ч.1. М., 1876. С. 175.

вернуться

266

Snorri Sturluson. Heimskringla. Т. III. Austin, 1964, P. 726.

вернуться

267

Корнелий Тацит. Соч. Т. 1. С. 371.

29
{"b":"201165","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Капитанский класс. Невидимая сила, создающая известные мировые команды
Чудовищное предложение
Не заглядывай в пустоту
Лечебные комнатные растения. ТОП-20 лекарей с вашего подоконника
Боярич: Боярич. Учитель. Гранд
Кудряшка
Должница
Красивое долголетие. 10С против старения
История ворона