ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Петр отправился в Яссы, где находился и Шерем.<етев>. Кант.<емир> встретил Петра за городом; тут находился и посланец Бранкована; Кастриот донес, что визирь приказывал патриарху иерусалимскому(?) проведать через Бранкована, нет ли у Петра желания к миру; и, буде есть, то Бранкован уполномочен от султана трактовать об оном.

Петр потом собрал совет – положено войску стать у Ясс, а запасаться провиантом от ген.<ерала> Гешева (из Польши etc).

Мултянскийбояр Лупулл (Луппо?) послан был в Буджак для закупки пров.<ианта>, будто бы от имени султана. Но он сложил его (по тайному повелению Бранкована) в монастыре Флорести,будто бы за неимением подвод. Кастриот предлагал ежедневно услуги Бранкована, но описывал опасения его от визиря, уже близкого, и хана, тут находящегося. Между тем Бранк.<ован> был шпионом турецким, он звал визиря, ручаясь за победу, вывел в поле свое войско и дал знать Петру, что он не прежде может доставить ему провиант, как когда вся русская армия, или большая часть оной, приближится к его княжеству.

Кантемир звал Петра к Дунаю, представляя, что за рекою Сыретью находятся магазины и провиант, собранный турками около Браилова (сие показывали Кастриот, Фома Кантакузин, вступивший в нашу службу ген.<ерал>-м.<аиор>ом, и духовная особа).

Петр повелел всему войску идти по правую сторону Прута (дабы река отделяла нас от турок) до урочища Фальцыи оттоле через леса командовать.Для забрания показанного провианта отряжен Рен с Ф.<омой> Кантакузиным. Петр последовал за армией.

1 июля Рен пошел с 8 драг.<унскими> полками (в ч.<исле> 5056 ч.<еловек>) и с батал.<ионом> Ингерм.<анландским>, да с 5,000 молдаван.

Ген.<ерал>-м.<аиор> Гешев (или Ешхова) за разлитием Днестра и Прута от дождей не мог переправить 600 готовых возов (письмо его к гр. Головкину от 16 июля). Обоз с хлебом (?) отбит был татарами. В Буджаке тайнокупленный скот был остановлен Бранкованом. Наконец измена его открыта уже 7 июля через перехваченное письмо его к Кастриоту.

Петр меж тем писал в Сенат о получении соболей, о справке, чего стоит пуд соли на соляных заводах, о частных просьбах etc. etc.

Армия шла, но вечером 7-го июля от Януса, бывшего с конн.<ицей> в двух милях впереди, вдруг доносят, что неприятель через Прут уже перешел. Петр повелел ему отступить, но известие было ложное, турки еще тогда не переправились. Янус мог их предупредить. Молодушие его доставило туркам безопасную переправу. Они атаковали Януса; Петр сам подоспел и неприятеля отогнал.

Таким образом турки не допустили нас занять Фальцы и отрезали Рена от р.<усской> армии – вся их армия перешла Прут. Петр хотел идти в право от Сырети; но великие безводные горы и бескормица, от которой падали лошади, трава, съеденная саранчею, и отставшие дивизии Репнина и Вейде воспрепятствовали сему плану.

В совете положено отступать для соединения всей армии, а потом дать сражение. Вечером выступил обоз, потом и полки – и в ту же ночь соединились с помянут.<ыми> дивизиями (8-го июля).

9-го утром напали на наш ариергард (Преображ.<енский> полк), но безуспешно. Войско всё двинулось, турки, час от <часа> умножаясь, следовали за ним (beau trait de bravoure et d'humanitй de Шерем.<етев>. Ч. III-358). [151]

Нестерпимый зной и непрестанные нападения непр.<иятеля> утомили войско, особенно Преобр.<аженский> полк, составлявший наш ариергард. Должно было остановиться у Прута, поддавшиеся волохи теснились в обозе, малоросс.<ийские> казаки умножали помешательства. Между тем тат.<арское> и тур<ецк>ое войско час от часу умножалось и со всех сторон окружило нашу малочисленную армию. Между ими находились шведы, бывшие в Бендерах при Карле XII, поляки и казаки, остаток шв.<едской> армии. Шпар и Понятовский, услыша, что тур.<ецкий> предводитель Мехмет-паша намерен напасть на русских, умоляли его того не делать, а, окружа русских, только тревожить их непрестанно при переправах и пресекать подвозы; таким образом голодная и утомленная армия без бою попадется ему в руки. Визирь не послушался и ….. июля со 100,000 пех.<оты> и с 120,000 конн.<ицы> (кроме тат.<арск>ой) часа за 3 до зах. ода солнца напал на нашу армию клиномна дивизию Алларта: первая их пех.<отная> ширинга в 300 или 400, а в длину близ мили. Конница, рассыпанная кругом, нападала ото всюду; но издали и с одними криками. Пехота, хотя и не стройная, но жестоко билась, и, если бы атака ведена была во весь фронт, а не в одно место (которое мы могли укреплять свежими людьми и защищать 8 пушками и друг.<ими> и двойн.<ыми> зарядами (карт.<ечью> и ядрами)), то всё было бы кончено. Но турки были отбиты, потеряв до 7,000 войска. Преследовать мы их не могли: обоз не был окопан, и конница их могла ворваться и уничтожить последний наш провиант. Всего нас было 31,554 пех.<оты>, да 6,692 конн.<ицы> и то почти бесконной.

Турки ночью, там, где был приступ, сделали укрепление, апроши и батареи. За Прутом были также батареи и множество людей (татар?), которые мешали нашим запасаться водою. Русские имели одни рогатки, и то не кругом всего войска.

10-го визирь повелел опять атаку: но янычары не послушались, и только из батарей стреляли по нас без великого вреда.

В сей крайности Шерем.<етев> послал ун.<тер>-оф.<ицера> Шепелева к визирю с предложениями о мире – и в воинск.<ом> совете положил, что, ежели визирь на мир не согласится и будет требовать, чтоб мы сдались, то идти в отвод против реки, т. е. отступая пробиваться. Все генералы, сам фельд-м.<аршал> и канц.<лер> гр. Головкин под сим и подписались.

Петр повелел телеги в обозе сдвинуть и окопать, дабы идти противу турков, оставя обоз под достаточным прикрытием.

Турецкая стрельба усилилась.

(Журн.<ал> е.<го> в.<еличества>.)

По друг.<им изв.<естиям>:Петр призвал к себе генералов, повелел им на другой день атаковать неприятеля, а сам ушел в свой шатер, повелев часовым никого не впускать.

Тогда Екатерина собрала совет и предложила трактовать о мире. – Она вошла в его шатер – etc. Тогда послан ун.<тер>-оф.<ицер> Шепелев, а царица отослала (тайно от Петра) деньги и алмазы в подарок визирю и Келге,его наместнику (всё это вздор etc.).

Визирь мешкал; Петр послал ему сказать, чтоб дал он скорее ответ: ибо ждать более некогда. Турок медлил; тогда Петр вывел свои полки, но едва они двинулись, как визирь прислал сказать, чтоб войско не трогалось, и что он приемлет мир. Войско остановилось, и к визирю отправился Шафиров.

Ему было предписано согласиться на отдачу туркам всё нами завоеванное по Дону и Днепру; шведам же всё, кроме одной Ингрии, за которую, в случае крайности, уступать хотя Псков или другую провинцию; но визирь желал сам мира; войско нестройное и непослушное устрашало его, а 7,000 убитых янычаров доказывали преимущество правильного оружия. Требования были не тягостны. Он заключил мир на след.<ующих> условиях:

1) Азов возвратить туркам в том виде, в каком мы его получили.

2) Разорить построенные на завоеванных землях крепости, уничтожить Таганрожскую гавань.

3) Шведск.<ому> королю дозволить свободный проезд в Швецию, и его тотчас с конвоем отпустить.

4) Вывесть из Польши русское войско, и не вмешиваться нам в поль.<ские> дела.

5) Порте предоставлено право защищать изменников запорожц.<ев> и казаков (булавинцев).

Условия подписаны. Визирь, с одной стороны, с другой – подканцл.<ер> бар.<он> Петр Пав.<лович> Шафиров, и генерал-маиор Мих.<аил> Бор.<исович> Шерем.<етев>. – Визирь требовал, чтоб подписался сын Шереметева и чтоб он с Шаф<ировы>м оставался в заложниках в турецк.<ом> лагере до исполнения трактата. Петру было это тяжело, так же, как и послед.<няя> статья договора (Голик.<ов>), но принужден был согласиться.

вернуться

151

прекрасная черта храбрости и человеколюбия Шереметева

78
{"b":"201168","o":1}