ЛитМир - Электронная Библиотека

А в тюрьме происходили трогательные встречи противоборствующих сторон. В коридоре СИЗО Агий столкнулся с братом убитого Сергея Купеева Гариком, которого, кстати, потом тоже убили. После чего Агий перестал кушать тюремную баланду, потребовав, чтобы пищу ему приносили только из дому - боялся, что отравят. Неприятно удивились и арестанты-агиевцы, когда к ним в камеру ввалился амбал Стасик Курносов - известный в Жигулевске рэкетир. Тот самый, которого они планировали завалить за условленную сумму дензнаков. Худеньким мальчуганам пришлось несладко, и на первом же заседании они пожаловались судье.

После ареста группировки Агия в Тольятти отнюдь не наступил безоблачный криминальный мирю

Бандитские войны. Кровавый сериал

Рузляев, он же Дима Большой, организует свою группировку. В ней около 60 членов. Это время - время окончательного разрыва Димы Большого и былого друга Напарника - становится и началом затяжного побоища между бандитами Тольятти. На криминальную сцену выходят и другие мощные группировки - татарская, которую возглавляет Шамиль Даниулов 1957 года рождения (клички Шамиль, Шомок). Под штыком - 175 членов группировки. Шамиль объединяется с Напарником, вместе с ними в союз входит ранее судимый Константин Шейкин 1963 года рождения.

По другую сторону невидимых баррикад - Рузляев, Ильченко (Игривый), чеченские группировки Шамата Бисултанова и Сулеймана. Контроль над вазовской продукцией давал выход на такие деньги, которые и не снились бывшим наперсточникам и торговцам ворованными машинами и запчастями. Но не всем удалось получить долю при распределении машин на ВАЗе. Выпал из обоймы, как его называют сыщики, пресловутый Сирота. Двадцатипятилетний Игорь Сиротенко даже среди своих пацанов считался беспредельщиком, которому ничего не стоит заголить ствол и открыть пальбу по малейшему поводу. С него-то все и началось, вернее продолжилось. Смертельно схлестнулись интересы напарниковских и сиротенковских. Наступил час дележа миллиардов.

Стрелка произошла в мае 1994 года у ставшего теперь знаменитым КПП N 17 "АвтоВАЗа". С одной стороны прибыла бригада Сидоренко, с другой бригада Рузляева. Разговор пошел нервный и задиристый. Не прошло и нескольких минут, как Сирота получил по физиономии от Жоры Сидоренко из группировки Напарника. Братва, среди которой был и Опасный, напряглась, ждали в машинах. Первыми выстрелили рузляевские. Рухнул рядом с автомобилем убитый наповал Сидоренко. В ответ палили реже - сказался фактор внезапности. В считанные минуты все стихло. Ветер потащил сизый пороховой дымок. Боевики лихорадочно погрузили окровавленные тела и на машинах разлетелись в разные стороны. На траве, у дороги, у забора стонали раненые - случайно пострадавшие при разборке жители.

Тольяттинский отдел по оргпреступности сработал тогда молниеносно: задержали двадцать бандитов, в том числе Вдовина и его сподвижников Сульдина и Рябова.

Сыщик из тольяттинского угрозыска делился впечатлениями: "Опасный был очень дерзким человеком. После тех кровавых событий он пропал. Жена показывала его одежду в крови, якобы после кончины. Но он не тот человек... Он просто сделал так, чтобы его не искали. Ребята эти непростые. Когда разговариваешь с ними, с тем же Опасным, с Напарником, - не знаю, но они заслуживают уважения. Есть у них понятия о порядочности, о справедливости. Но способы достижения этой справедливости вряд ли у них могут быть справедливыми..."

1994 год прошел в кровавых междуусобицах. То с одной стороны застрелят человека, то с другой. Война пошла на счет. Тольяттинская вендетта чуть ли не каждую неделю уносила по нескольку жизней. Казалось, конца не будет этому жестокому и бессмысленному соревнованию. Убивали людей уже не только за то, что состоял, скажем, в бригаде Напарника, а за то, что учился с ним в одном классе.

В так называемом Старом городе в Тольятти есть кладбище. У самого входа - скорбная аллея черных обелисков, в которых навечно застыли афганская и чеченская войны. На памятниках - портреты мальчишек в тельняшках, парадных мундирах и посмертных наградах, которых никогда не надевали. Город достойно похоронил своих ребят, погибших на далекой пустынной земле и в самой России, - непонятно за чьи интересы и какие идеалы.

А рядом, на этом же кладбище, через тропинку, - бесконечно долгие ряды других обелисков, Они тоже из черного мрамора. Облицованные площадки, мраморные столики и скамейки для тихой скорби родных. Даты смерти - начиная с 1992-го. Памятники эти побогаче, и те, кто изображен на них, ненамного старше, с уверенным взором и крепкими плечами. Иные в кожаных куртках, во весь рост. Улыбчивые хозяева жизни. Дорогов, Сидоренков, Дичанкин, Грязев, Табачков, Толстиков, Рудов. Три могилы Купеевых... На похоронах второго сына, Гарика, отец - Владимир Купеев поклялся отомстить за сыновей. Но вскоре сам стал жертвой убийцы...

Долгие черные ряды. Богатые похороны. Люди Вдовина - в одном месте, Рузляева - в другом. Бывшие друзья мстили друг другу чужими жизнями.

...В 1994 году задержали Даниулова. К тому времени Напарник вместе с Шамилем хорошо держали отгрузку автомобилей и торговлю запчастями. Шамиль слыл весьма добропорядочным человеком. Но потом выяснилось, что за его группировкой семь заказных убийств, в том числе и в Самаре. Обнаружили у татар и огромный склад с оружием: гранаты, пистолеты, пулеметы, автоматы. Пять заказных убийств людей из группировки Димы Большого были доказаны, и несколько человек сели за решетку.

Как делили "АвтоВАЗ"

Двухсменный выпуск автомашин на ВАЗе противоборствующие группировки все же поделили. Товарные машины, сошедшие с конвейера, занимали места на заводских площадях, под солнцем. Эти площадки, обозначенные цифровыми табличками, называются "клетками". Продукция каждой смены разделена на восемь равных частей (долей). Смену "А" держали преступные группировки Рузляева (Дима Большой) - фирма "Лада-Брокер"; две чеченские группировки - Шамата Бисултанова, фирма "Илан" и Сулеймана Ахмадова - "Лада"; Игоря Ильченко (Игривый) - "Волга-сервис"; Мокрова (Мирон). Имели свои доли и охранное предприятие "Форпост", состоящее из бывших сотрудников милиции, - фирма "РДК Холдинг" и фонд поддержки правоохранительных органов "Континенталь" - фирма "Слафт". Наличие в кормушке двух последних организаций дало повод для массированных обвинений милицейского руководства Тольятти в коррупции.

Автомобили, выпущенные во вторую смену "Б", контролировались группировками Вдовина (Напарника) - фирма "Магус", Шамиля Даниулова (Шомок), братьев Купеевых (двое из них, а также и отец уже похоронены), группировкой Крестовского - фирма "Петрол".

Лидеры криминальных группировок на ВАЗе никогда лично не появлялись. Заправляли их представители - торговые агенты. Скандалов и стычек по поводу распределения на заводе не устраивали. "Священная корова" была неприкосновенной.

Каждая бригада имела от одной до нескольких подопечных фирм. Они платили деньги за определенное количество машин и, естественно, были заинтересованы как можно быстрей получить товар, продать и пустить полученную прибыль в оборот. Если заждался в очереди, деньги зависали, и оставалось только считать убытки.

В конце 1992 - начале 1993 года фирмачи изменили тактику. Если они брали машины разной комплектации, то у них цель была, естественно, побыстрей продать. А продавал быстрей тот, у кого машина была лучше, цвет престижней, модель современней. На заводе все модели шли обезличенным потоком. Идет на конвейере "пятерка" или "семерка" - конкретному фирмачу положено 50 машин, так ему и отгрузят. Но если проконтролировать ситуацию, вмешаться, то можно, например, отгрузить "пятерки" или "восьмерки" престижного цвета "металлик". Естественно, по конкурентоспособности каждая из них была выше на полтора миллиона рублей.

18
{"b":"201171","o":1}