ЛитМир - Электронная Библиотека

В Казани пошло повальное бедствие: чья-то ловкая рука профессионально распотрошила на предприятиях города подряд несколько сейфов. Применяя сверло, медвежатник взламывал самые хитроумные замки и запоры. Вытащив содержимое, злоумышленник исчезал, не оставив никаких следов, кроме металлической пыли и стружек.

Кто мог совершить столь дерзкие кражи? В МВД Татарии знали, что свои, доморощенные спецы отбывают срок. Может, оперилась молодая поросль? Но чутье подсказывало оперативникам, что действует матерый волк.

И догадки вскоре получили, что называется, дополнительную пищу. В управление уголовного розыска республики поступило сообщение о том, что из Управления исправительно-трудовых учреждений "Уралспецлес" сбежал особо опасный преступник Митт. Он совершил несколько дерзких хищений денег из сейфов в Ленинграде, по крайней мере, на его счету было пятнадцать вскрытых сейфов. Возможно, Митт решил обосноваться на некоторое время в Казани?

Владимир Тюфтин, который в то время работал заместителем начальника уголовного розыска республики, решил отработать эту версию. Для этого он направился в Ленинград. Коллеги в городе на Неве обещали все рассказать и показать. У них в музее криминалистики знатному медвежатнику Митту был отведен целый стенд. Тюфтин сразу определил, что способы взлома сейфов, особенности почерка, методы одни и те же. В последнее время, правда, Митт усовершенствовал свою практику - применял газоэлектросварочные аппараты. Итак, появилась возможность вести целеустремленные поиски.

Ориентировки на Митта дали всем отделам милиции. Проверяли гостиницы, блат-хаты, размножили его портреты для сотрудников всех звеньев и служб. Он был здесь, затаился: видно, денег пока хватало. Сыщики стали ждать, пока Митт не засветится на очередном сейфе. По подсчетам, украденных сумм ему вполне хватило бы на год безбедного существования. Впрочем, ворованные деньги всегда улетучиваются быстро: "джентльмены удачи" любят шикарную жизнь, тем более после нескольких лет на лесоповале.

Но и в жизни сыщика случаются неожиданные удачи. Пришло сообщение из уголовного розыска МВД Эстонии. Коллеги сообщили, что ранее судимый житель Таллинна по кличке Длинный, который находится у них под негласным наблюдением, получил недавно приглашение от Митта. Значит, далекий эстонский гость собирается в Казань? И, видно, неспроста...

Коллеги из Таллинна с чисто прибалтийской скрупулезностью полностью отработали Длинного и сообщили номер рейса самолета, которым вылетел вор-рецидивист. В Казани его встречали. Сотрудники уголовного розыска по приметам сразу опознали долговязую фигуру дружка Митта и тут же взяли его в плотное наблюдение. Длинный покрутился по городу, сменил пару видов транспорта и поехал на железнодорожный вокзал. Там, в дальнем углу, в кепке, надвинутой на глаза, стоял беглый арестант. Друзья горячо обнялись, потом проследовали на стоянку такси. Оперативники не дремали, тут же сели на "хвост". Митт повез гостя на конспиративную квартиру на окраине города. Теперь оставалось ждать и вести круглосуточное наблюдение. Позже в малину заявились и другие известные органам внутренних дел личности - Лысов и Карпов, которые сидели вместе с Миттом.

Оперативники работали с максимальным напряжением. По следам обуви, другим мельчайшим следам, оставленным на местах краж, они сумели установить, что именно эта группа совершила кражи на казанских предприятиях, в том числе и на кетгутном заводе. Когда жильцов конспиративной квартиры не было дома, сыщики открыли двери и сфотографировали газосварочный аппарат, фомки, ломики и другие воровские инструменты. Прослушивание телефонов, обрывков разговоров, другие улики, информация от источников позволили сделать вывод, что рецидивисты готовят новые операции. Дружки регулярно выходили на разведку объектов будущих краж. Очередной удар планировался... по студенческим стипендиям - объектом был сейф Казанского авиационного института.

Поздно вечером сыщики уголовного розыска решили обсудить план дальнейших действий. Конечно, был соблазн взять взломщиков прямо на месте преступления. Но в учебном заведении провести эту операцию скрытно было очень сложно. Она требовала очень много организационных мероприятий, а они могли спугнуть воров. Не исключено, что в институте у рецидивистов был свой наводчик-информатор. Поэтому было решено провести оперативную комбинацию как бы "случайного" задержания одного из участников шайки - Лысова.

Группа захвата действовала под видом народных дружинников. Повод избрали в духе времени. Один из оперативников с соответствующей повязкой на рукаве подошел к Лысову и заявил: "Гражданин, вы употребляли спиртные напитки в подъезде. Пройдемте в милицию для составления протокола". "Какой подъезд, какое спиртное?" - возмутился Лысов. Но его уже крепко взяли под руки. Митт находился рядом и, почуяв неладное, попытался скрыться, сделав вид, что отношения к задержанному не имеет. Но уйти ему не дали. "Дружинники" проявили настойчивость и доставили в ближайшее отделение милиции обоих. Там им предъявили обвинение еще и в сопротивлении представителям власти. Митт, естественно, назвался другой фамилией - Василием Хлобышкиным. А оперативники продолжили игру. В отделении, как обычно, сняли отпечатки пальцев, отобрали шнурки и галстук и поместили в камеру предварительного заключения.

Трое суток Митта не трогали, как будто забыли: доводили до нужной кондиции. Все это время он мучительно размышлял: чего хотят от него менты? Попался случайно, или его задержали за последний казанский "сериал"?

На четвертый день именитого сейфолома повели к следователю. Там перед ним вежливо положили дактокарту и сообщили, что никакой он не Вася Хлобышкин, а вор-рецидивист Митт, находящийся в федеральном розыске и хорошо известный питерской милиции и лагерному начальству уральского лесоповала.

Задержанный, как водится, сначала все категорически отрицал. Его попросили не лепить горбатого и не строить из себя казанскую сироту. "Хорошо, гражданин начальник, - после долгой паузы сказал Митт. - Записывайте. В Ленинграде я сработал пятнадцать "ящиков". Ну, а в вашей Казани, извините, не шейте дело!"

Подельник Лысов тоже пошел в глухую несознанку.

И вот тогда на конспиративной квартире произвели обыск, изъяли сварочный аппарат, инструментарий, другие вещдоки. Пригодились и снимки, сделанные оперативным путем.

Следственный аппарат разработал тактику допросов, которая позволила в достаточно короткие сроки получить признательные показания. Эпизод за эпизодом Митт и Лысов рассказывали о совершенных в Казани кражах, потом назвали еще одного соучастника - Карпова.

Состоялся суд. Рецидивистам дали новые сроки. Держатели сейфов в Казани вздохнули свободней. Митт с учетом всех его грехов получил 15 лет лишения свободы. В последней беседе с Владимиром Тюфтиным медвежатник заметил, что столько сидеть не собирается. Оперативник понял, что Митг сказал это сгоряча и достаточно откровенно. И он отправил в "Уралспецлес", куда опять загремел рецидивист, служебное письмо, в котором изложил намерения Митта. Но администрация УИТУ самонадеянно посчитала письмо чушью, а попытки второй раз сбежать - несбыточными. Но не прошло и года, как уголовник преподал хороший урок гражданам начальникам. В одну из темных ночей он сделал подкоп в зоне и ушел на волю.

В Казани не дремали, и вновь ориентировка пошла во все отделы внутренних дел. Сыщики угрозыска взяли под контроль все старые связи Митта. И не ошиблись. Старый медвежатник вернулся в Казань с намерением завершить начатые дела. А еще по оперативным данным стало известно, что готовит он еще более серьезное преступление - собирается с крупной суммой денег захватить самолет и вылететь за границу. Но развернуться ему не дали, задержали при первой же возможности. Когда защелкнулись наручники, Митт только и сказал: "Ведь чувствовал, что не надо возвращаться в Казань. Боялся, но поехал. Дурак, дважды на одни грабли наступил..."

23
{"b":"201171","o":1}