ЛитМир - Электронная Библиотека

Позже некоторые курганцы начинают активно взаимодействовать с солнцевской ОПГ, а другие сблизились с коптевскими. Искали союзников: надо было выплывать в бурном криминальном море. Ведь столько нажили врагов... Но в какой бы бригаде ни работали, непреложным законом для курганских была верность своему клану. В любой ситуации засланные казачки должны были обеспечивать информацией своих земляков.

Коптевскую группировку (кстати, одну из старейших в Москве) организовал в середине 80-х неоднократно судимый за спекуляцию авторитет Потема - москвич Виктор Долженков, 1941 года рождения. В последнее время он полностью отошел от дел и поселился в подмосковной деревне. В числе приближенных были и известные братья Рефат и Мансур. Потом первый умер от лошадиной дозы наркотиков, второму помогли выпасть из окна. На их место пришла другая пара братьев - Александр и Василий Наумовы. Как и многие другие, занимались привычным криминальным бизнесом: рэкетом, наркобизнесом, контролировали проституток и игорные заведения. В 1993 году в коптевской группировке было около 100 человек. По мере взросления члены группировки стали проникать в различные структуры управления, подмяли коммерческие структуры Шереметьево-2, аэровокзала. Коптевские уже крутились в более высокой сфере - финансово-экономической. Василий Наумов имел фирму "Миранда" и ряд других. И в чем коптевских можно было обвинить, так это в налоговых или подобного рода экономических прегрешениях. По признанию одного из сыщиков МУРа, коптевская группировка ОПГ была более цивилизованная, в отличие от крутых, с хмуролобыми гангстерами и штабелями мокрых трупов. Немногочисленные убийства выполнялись так топорно, что большинство из них потом были раскрыты. Они сильно любили деньги и старались заработать их относительно честными способами. Им гораздо выгоднее было поддерживать реноме добропорядочных бизнесменов.

На тайном сходняке договорились: курганские друзья возьмут на себя специальные мероприятия, будут выполнять за коптевских всю необходимую черновую работу.

Хлопцы из Кургана никогда не умели зарабатывать деньги. Василий Наумов, коптевский лидер, всегда говорил: "Что им ни поручишь - все развалят". Коммерсантов из них не получилось. Поэтому вся их энергия была направлена на то, чтобы урвать, отнять.

...В течение 1994-1996 годов курганцы сотрудничали с различными группировками. Но "машина смерти" не подчинялась никому. Комплекс "периферийной команды", стремление покорить Москву толкало их на путь не только беспощадной, но и совершенно беспринципной борьбы. Хотя они всегда представляли себя Робин Гудами, которые очищали город от уголовных авторитетов. Но Робин Гуды, как известно, рано или поздно сами становятся бандитами. Тупиковый путь.

Москва содрогалась от автоматных очередей.

Операция "жизнь"

Для правоохранительных органов курганцы долгое время оставались в тени, проходили как потерпевшие: на них покушались, их обстреливали.

Ситуация изменилась после убийства в начале 1996 года некоего Бибикова, уроженца города Кургана, члена мазуткинской ОПГ. Рассказывали, что приговоренный увидел своего палача и бросился бежать. Убийца преследовал его по улицам, выпустив всю обойму из четырнадцатизарядного пистолета "таурус". Когда расследовали убийство, сыщики среди прочих деталей заинтересовались одним эпизодом. Буквально за день до этого преступления на том самом месте, где затем убили Бибикова, милицейский наряд обратил внимание на машину, в которой несколько часов безвылазно сидели три человека. Проверили у них документы, это оказались уроженцы города Архангельска. После убийства их стали искать и в процессе поиска, отработки связей косвенно вышли на курганскую группировку.

Позднее выяснили мотивы убийства Бибикова. У него был друг, некий Толя Аксенов (Аксен), тоже из курганских. Был женат на дочери авторитета Бори Ястреба. Ему по наследству от авторитетов мазуткинской группировки перешли несколько торговых точек. Курганцы, узнав об этом, подкатили и предложили поработать вместе. Он имел неосторожность отказаться: "Это ребята не мое, это "мазутка", и вообще, я вас не знаю". И на Аксена началась охота. Тот, поняв, что его приговорили, стал скрываться. Но курганцы от задуманного никогда не отказывались. Только пылу прибавлялось. Кто-то из лидеров предложил изощренный по своей подлости план: убить сначала Бибикова - лучшего друга Аксена. А потом, на похоронах в Кургане, застрелить и непокорного Толика. Безжалостно уничтожив земляка, команда стрелков тут же выехала на родину покойного. Но киллеры тщетно выискивали свою жертву среди траурной процессии на улицах родного Кургана. Не было его и на могиле. Даже по понятиям самой жестокой сицилийской мафии убийства на похоронах являются делом паскудным. Аксенов не приехал на похороны друга: видно, шестое чувство удержало его от поездки. Триумвират рассвирепел и дал бойцам последний срок. Толю Аксена убили уже в другом месте и другие исполнители. Мазуткинские ребята обвинили его в предательстве, что он сдает своих курганцам, а те планомерно отстреливают. Впрочем, как выяснилось, Аксен тут был совершенно ни при чем.

После этих преступлений сотрудники МУРа и начали задерживать членов курганской ОПГ, других взяли в оперативную разработку.

Затем произошло громкое преступление на Петровке, недалеко от ГУВД Москвы: был застрелен один из лидеров коптевской группировки Василий Наумов, 1959 года рождения. Поздно вечером 23 января 1997 года он остановил свой "БМВ-525" на Петровке. Кучные очереди вдребезги разнесли светлую голову Наума. Охраняли его в тот роковой вечер сотрудники спецназа "Сатурн" УИН (управления исполнения наказаний) ГУВД Москвы. Нападение рядом с Петровкой, 38, для них было полной неожиданностью. Они ничего не успели предпринять: из темноты внезапно выехала машина, круто затормозила, и началась пальба. А "сатурновцы", как выяснилось позже, толком и не знали, кого нанялись охранять. Считали Наумова толковым и удачливым коммерсантом. Что в принципе и соответствовало его роду деятельности. Охрану Наум нанял, когда убили его брата и он уже догадывался, откуда тугой ветер дует. Потом разыгрался скандал, из УИНа уволили многих хороших специалистов.

Пресса в те дни не без злорадства писала: "23 января награждали лучших сыщиков МУРа. И пока они получали ордена и медали за "доблестную работу", преступность нагло бросила в лицо начальнику ГУВД Николаю Куликову перчатку, устроив под его окнами кровавую бандитскую разборку".

В тот год коптевская группировка понесла большие потери. Были убиты еще один лидер - тридцатитрехлетний Евгений Кондратьев (Кондрат) и Борис Ермолов, 1963 года рождения.

...Курганцы стремились иметь на подтяжках все дружественные группировки. Хотя понятие "дружественная", как таковое, для них вряд ли существовало. Сблизились, набивали связи с ореховскими, прежде всего с теми, кто должен был занять место Сильвестра. Искали связи с коптевскими теми, кто был в натянутых отношениях с бауманцами. Через некоторое время тихо выбивали пару лидеров из дружественной группировки. Затем лидера из противоборствующей команды. Потом приходили и предлагали свою помощь, автоматы для разборок. Когда покушались на авторитета Шакро-молодого, оружие для Измайловских подогнали именно курганские бойцы. Этим зарабатывали свой авторитет с одной стороны, с другой провоцировали группировки на междуусобицы. Но только с Измайловскими ребятами у курганцев были наиболее тесные отношения, охотно они выподняли их заказы на отстрел, другие щекотливые мероприятия.

Как оборотни, они каждый раз меняли свою личину. Изучали почерк, особенности работы различных команд, противоречия между ними, выбирали момент - и вот столичные газеты писали об очередной бандитской разборке. На убийство ореховского авторитета, к примеру, приехали на "Москвиче", потому что все московские бандиты знали, что именно бауманские используют при работе машины этого завода.

31
{"b":"201171","o":1}