ЛитМир - Электронная Библиотека

Сделки с оружием для Тавризова были не в новинку. Во время армяно-азербайджанской войны он занимался поставками партий оружия из Нагорного Карабаха. Этот канал оперативники вычислили и в подмосковном Калининграде, где на одной из дач нашли целый арсенал.

Восканян ответил: "Гриша, ты с ума сошел? Все оружие, которое мы изымаем, сдаем по строгому учету. Два раза один и тот же ствол сдать нельзя..."

На том и разошлись. Через несколько дней в эфир с завидным постоянством вышла вторая передача "Де-факто", в которой вновь пели дифирамбы Джилавяну, показывали неизвестно кем взорванную дверь его квартиры, а главное, прокрутили ловко смонтированные куски из беседы с Тавризовым, из которой получалось, что Гарник хотел подложить Джилавяну оружие, чтобы затем его арестовать. И ко всему соответствующий комментарий: вот как грязно работают сотрудники РУОПа. Потом телепередачу прокрутили еще раз.

Поднялся шум. Появились крупные чины из МВД, ФСБ, вызвали Гарника на ковер. И вот тогда пригодился оригинал записи беседы. Вопросы отпали. Впрочем, в покое Восканяна оставили не сразу. Вызывали в следственный комитет, устраивали очные ставки с Тавризовым, после которых тот скрылся в неизвестном направлении. Потом Восканяну дали возможность выступить с опровержением в телепередаче "Криминальная хроника".

После шквала клеветы, попыток дискредитации Восканян дал слово, что посадит Сержа Джилавяна, чего бы это ему ни стоило. Сказал об этом открыто и честно в нескольких интервью.

Тем временем президент ассамблеи после позорного провала всех его акций исчез. Его объявили в розыск. На одной из предполагаемых квартир устроили засаду. Один из оперативников неосторожно поинтересовался у соседки о Серже. А она оказалась его сожительницей и сообщила тому о визите милиции. И вместо Джилавяна появились его люди, заместитель по Ассамблее, журналисты, которых милиция временно, до выяснения личностей, задержала. Опять разразился заказной скандал.

Джилавяна продолжали искать. Приходила оперативная информация о том, что Серж скрывается в Испании, ездит по странам Западной Европы. Регулярно проверяли его квартиру в Боткинском проезде. Вечером 2 сентября от источника поступила информация, что Джилавян приехал в Москву, буквально на несколько дней, чтобы решить оставшиеся финансовые проблемы, продать все имущество и налегке уехать, скорей всего навсегда. Восканян не очень-то поверил этой информации: источник был ненадежным. Тем не менее решил проверить. В полдесятого уже стемнело, в домах зажгли свет. И в квартире беглеца тоже светились окна! Это была удача. Восканян по телефону вызвал СОБР, предупредил об операции местное отделение милиции, нашли понятых. Квартира Сержа находилась на девятом этаже. Двойные железные двери. Собрались оперативники РУОПа, несколько собровцев и местные сотрудники из ГНР. Сколько ни звонили, ни предупреждали об ответственности, хозяин наотрез отказался открывать дверь, тянул время. Подрывать - дом развалится. А тут соседи подсказали, что в квартире есть еще два черных хода, дом-то старый, сталинской постройки. Послали людей, и действительно нашли боковой ход с массивной дверью на кодовом замке. Людей на все дыры не хватало. И тогда Восканян, как в том военном фильме, устроил психическую атаку: "Первый взвод, дом оцеплен? Второй взвод, блокировать все выходы! Группа поддержки, занять позиции. Группа захвата, занять исходные позиции на крыше!"

За дверью - гробовая тишина. Гражданин Джилавян по-прежнему не подавал признаков жизни. Тут, наконец, и двое с ломом прибыли. Ничего не оставалось, как крушить стену. После нескольких ударов трещины пошли к соседям, паника началась. Работали почти час. В образовавшуюся дыру нырнул собровец, он и открыл замки. Вошли через дверь. Навстречу - радушный хозяин: "О, Гарник Агабекович! Извини, дорогой! Если б знал, что ты, сразу бы открыл. А то думал, ко мне бандиты ломятся". И это после того, как больше часа пытались выйти на переговоры. Да и "глазок" на двери весь этаж позволяет видеть.

Предъявили Джилавяну постановление суда о задержании. Предложили выдать деньги и драгоценности. "Сирота я, - ответил хозяин, - ничего нет"

- И в этот раз он не смог обойтись без провокаций - такова натура, вспоминал операцию Восканян. - Вдруг закричал: "Твои бойцы украли у меня двадцать тысяч долларов!" И пустой "дипломат" показывает. А он в пыли, ясно, что туда месяц ничего не клали. Приказываю всем построиться. "Обыскивайте!" Тут уж заюлил мастер шантажа, мол, не будем, по-хорошему разберемся... По сравнению с прошлым разом квартира выглядела "бедной". Нашли три церковные иконы размером метр на два, скрипку XVIII века, все остальное припрятал. Я заметил, что тапочки у Сержа в пыли, вероятно, успел в черном коридоре припрягать, а там такие катакомбы, не один день искать придется...

Но самое любопытное нашли среди деловых бумаг президента. Мыслящий все же человек, на много шагов вперед просчитывал хода. Купил целую пачку различных пассажирских билетов на одно и то же число. Это какое количество милицейских сил надо, чтобы определить, каким точно рейсом он отправится. А еще нашли у него паспорт моряка, по которому можно свободно выезжать за рубеж и пользоваться правом безвизового въезда в любую страну.

Так закончилось "плавание" моряка, который всю свою сознательную жизнь топил ближних своих и всегда хотел быть на гребне волны. Шум прибоя ему заменил грохот тюремных дверей.

Джилавян полтора года просидел под следствием по обвинению в совершении преступления, предусмотренного 218-й статьей Уголовного кодекса России (незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ). Потом суд, приняв в зачет отбытый срок, освободил его изпод стражи. Далее следы "президента всея армян" обнаружились в Англии, где он вновь занялся любимым делом по отмыванию криминальных денег. Но через некоторое время бдительные британские правоохранительные органы предъявили неунывающему Сержу обвинения в мошенничестве и заключили его под стражу. Говорят, что Джилавяна очень беспокоят нравы местной фемиды, известной своей неподкупностью и непоколебимостью в вынесении приговоров. Единственная отрада - в английской тюрьме гораздо комфортней, чем в российской.

РАЗГОВОР С ВОРОМ В ЗАКОНЕ О НАШЕЙ И ИХ ЖИЗНИ

Кабачок на углу двух улиц был уютным, в нем ощущалась камерность (не от слова "камера"). Здесь состоялась обещанная мне встреча. Представили худощавому, подвижному человеку с аккуратной бородкой. На носу - очки в тонкой золотой оправе, волосы с проседью, на вид под пятьдесят. Одет хозяин был с изысканностью цыганского барона: черные сафьяновые сапожки, шаровары, жилетка поверх белой рубашки: одежда человека, который позволил себе раскрепоститься во всем после сложных житейских обстоятельств. Мы сели за стол, я поблагодарил за согласие встретиться и, вкратце рассказывая о себе, мимоходом изучал собеседника. Точнее, его руки. На запястье - часы в золотой оболочке, на татуированных пальцах, поверх синевы выколотых колечек, - дорогие перстни с бриллиантами, на одном - маленькая алмазная "розочка" - тонкая ювелирная работа. Я сразу отметил подвижные, длинные пальцы, по ходу разговора они жили своей жизнью. Руки повторяют и предсказывают жизнь. У него были руки ворапрофессионала. И характерная для горца черта жестикулировать, когда эмоции нужно подкрепить, усилить выразительным движением, пляской рук.

На кого он был похож? Не на классического мафиози, готового по любому поводу отдать команду "фас" своим подручным. Не походил он и на классического князя зла, какого изобразил в фильме "Гений" Смоктуновский.

Жесткие морщины от носа, запальчивый голос - этот человек имел огромную эмоциональную энергию.

Если б встретил его в поезде, в зале ожидания аэропорта, вряд ли бы признал за классического вора. Скорее за главу артистического семейства на поприще эстрады, шоу-бизнеса, который сам уже отошел от арены или сцены, но все решает и направляет.

8
{"b":"201171","o":1}