ЛитМир - Электронная Библиотека

Получая приличную заработную плату, побывав в Венгрии, Жиган приоделся во все импортное и выглядел модно и современно. Жаловаться на отсутствие внимания к себе со стороны женщин ему не приходилось. Но, протанцевав танец с женщиной, он не приглашал ее на другой танец. Что-то мешало ему пойти на знакомство и сближение с ней. Он не желал быть избранным той или иной женщиной, предпочитая эту пальму первенства никому, кроме себя, не отдавать.

Однажды на тайцах невольно он стал свидетелем некрасивой сцены. Нетрезвый парень подошел к сидящей на скамейке женщине и развязно пригласил ее на танец, уверенный, что отказа его приглашению не будет. Жиган не видел женщины, но понял, что она не желала танцевать с этим парнем. Тогда тот стал насильно тянуть ее за руку в круг танцующих. Возмущенная такой бестактностью и грубостью со стороны пьяного, женщина, поднявшись, ударила приставшего к ней ухажера по лицу. Растерянность парня длилась несколько секунд, после чего он повалил женщину на скамейку и стал бить ее по лицу под визг и крики окруживших его женщин, возмущенных таким поведением.

У Жигана все похолодело в груди. Зная наперед, чем может закончиться его участие в разрешении подобного конфликта, он тем не менее налетел на парня, оттащил его от избитой женщины, несколькими ударами сбил с ног на асфальт и, не удержавшись, саданул его ногой в грудь, после чего оставил в покое. Парень, поднявшись с асфальта, куда-то исчез.

По старому опыту Жиган понимал, что ему надлежит немедленно покинуть место драки и, укрывшись в своем вагончике, постараться вообще из него не выходить несколько дней.

Однако вопреки здравому смыслу он так не поступил, а вернулся назад и присел на лавочку. Он видел, как избитую хулиганом женщину подруги увели с танцевальной площадки. Жиган даже не знал, за кого он заступился, не рассмотрел лица женщины, не познакомился с ней, да и вообще она для него сейчас не представляла интереса.

Но очень скоро Жиган пожалел о своем беспечном поведении после драки. Избитый им хулиган привел с собой еще трех дружков, которые, не пытаясь выяснить у него причины ссоры, сразу же полезли драться. Жиган прошел хорошую школу в зоне и умел за себя постоять, но сейчас силы были неравными и не в его пользу. Совсем плохо пришлось бы ему, если бы за него не заступились агрессивно настроенные к хулиганам женщины. Некоторые из них, молотя каблуками своей обуви по спинам и ногам хулиганов, заставили их прекратить драку и покинугь танцевальную площадку.

Жиган, отказавшись от помощи участливо настроенных к нему женщин, ушел на пляж. к морю, где, раздевшись, сначала смыл с лица кровь, а потом, подумав, искупался в море, чувствуя во всем теле боль. Словно весь его организм пропустили через барабан с острыми шипами.

После купания Жиган вышел на берег и, чтобы не надевать сухую одежду на мокрое тело, прилег на деревянный лежак.

«Губы растрюнил, как все кругом хорошо, дурила, — критиковал он себя. — Если бы взял с собой на танцы из вагончика нож, то не был бы побит фраерами, как собака, а выпустил бы им кишки, и на этом их боевая пляска закончилась бы. Но тогда тебя за них обязательно посадили бы менты, напомнил ему осторожно внутренний голос здравого рассудка. Ну и что, зато не было бы унижения, которое я испытал от фуфлыжников. Ничего, у тебя есть возможность завтра рассчитаться с ними, — успокоил он себя. — Если, конечно, они рискнут вновь засветиться у нас на танцах», — с надеждой подумал он.

Теперь в нем заговорили самолюбие, попранная честь. В таком состоянии он уже не мог думать ни о своем благополучии, ни о последствиях будущей драки.

Из постояльцев вагончика, в котором жил Жиган, его наутро первым увидел Герасим. Заметив у него на руках ссадины, а на лице синяки, он поинтересовался:

— Сергеевич, что с тобой случилось? Я тебя прямо не узнаю.

— Вчера на танцах мешок с кулаками развязался, а я, дурила, взял да и заглянул в него из любопытства, — пошутил Жиган.

— Ну и как, удовлетворил свое любопытство?

— Вполне, поэтому вечером пойду его завязывать, чтобы другим любопытно не было.

— Наша помощь тебе не понадобится завязывать мешок?

— Как-нибудь обойдусь сам, — отказался он от помощи, не желая ввязывать парней в разборку, допуская, что участникам драки не избежать тюрьмы. Зачем же он будет портить молодую жизнь, если не дорожит своей?

— Ну смотри, чтобы потом разговора не было, — беспечно заметил Герасим.

В течение дня Жиган приготовил себе «сидор» с салом, пряниками, хлебом, сигаретами, спичками, заранее прощаясь со свободой и готовя себя к тюремной жизни. Он с нетерпением стал ждать вечера, чтобы после ужина пойти на танцевальную площадку.

Рассматривая свой нож, который он сделал в ИТК со всей любовью, старанием и терпением человека, которому некуда было спешить, Жиган понимал, что каждый удар ножом другому человеку может стоить жизни, а куда бить противника, чтобы тот наверняка не выжил, он знал, а поэтому в дополнительной консультации не нуждался.

Если бы ему пришлось выяснять отношения с одним противником, то нож он не стал бы пускать в ход, но одному противостоять большой группе парней было не по силам. Жиган мог бы простить своих обидчиков, стерпеть свое унижение, но тогда позор унижения стал бы преследовать его всю оставшуюся жизнь, а такая жизнь труса была не по нему.

Хулиганы даже не знали, кого они обидели, а поэтому не предполагали, что тот будет им мстить, потребует плату за нанесенные ему побои. Привыкнув скопом задирать окружающих, они совсем упустили, что и на них найдется управа, что жизнь свела их с человеком, который может защитить свое человеческое достоинство без обращения к помощи правоохранительных органов, а так же дико и жестоко, как они поступили в отношении его.

Глава 25

Когда в девять часов вечера Жиган пришел на танцевальную площадку и присел на лавочку среди других отдыхающих, то к нему сразу же подошла незнакомая женщина, на вид ей было лет тридцать. Окинув ее взглядом, Жиган обратил внимание на то, что она чертовски красива. У нее на голове была копна черных волнистых волос, которым мало было места за спиной, а поэтому часть из них покоилась на груди; высокий, но узкий лоб с дугами черных тонких бровей возвышался над карими любопытными глазами; прямой нос и четко обрисованные губы говорили о волевом характере их обладательницы. Высокая грудь, стройные ноги, плоский живот завершали первые наблюдения Жигана.

Она была миниатюрно и изящно сложена — природной селекции пришлось немало потрудиться. Женщина цепко смотрела на него. Отражающиеся в ее глазах лампы освещения делали их как бы фосфорическими. На ней были батник алого цвета, черная плиссированная юбка, черные туфли на высоком каблуке.

Опытным взглядом зрелого мужчины Жиган сразу оцепил все прелести и достоинства незнакомки, не обнаружив во внешнем ее виде и одежде никаких изъянов. Вот разве только «красовавшийся» под левым глазом синяк несколько портил ее привлекательность.

Поздоровавшись, она сказала:

— Спасибо вам за вчерашнее заступничество. Мне наши девчата рассказали, что из-за меня вам вчера здорово досталось от хулиганов.

Заметив на его лице следы побоев, она добавила:

— Теперь я и сама вижу, что меня не обманули. — Она присела рядом с ним на лавочку. — Меня зовут Любовью Николаевной.

— До свадьбы заживет, это мелочи, — заметил Жиган по поводу своего внешнего вида.

— Это я, дура, во всем виновата.

— Почему ты считаешь себя дурой? — удивился он.

— Если бы я пошла танцевать с тем пьяницей, то не было бы никакого конфликта.

Жиган разозлился. Из-за этой смазливой кошечки у него сегодня могут быть большие неприятности в личной жизни. Он не жалел, что заступился за избиваемую хулиганом женщину, но если она, не уважая себя, смеет так рассуждать, то выходит, что она была недостойна его защиты и все его жертвы напрасны.

— Теперь и я считаю себя дурой, — сердито пробурчал он.

31
{"b":"201177","o":1}