ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыба и морепродукты. Закуски, супы, основные блюда и соусы
Обратная сила. Том 1. 1842–1919
Венецианский призрак
Карма и Радикальное Прощение: Пробуждение к знанию о том, кто ты есть
Лечение цитрусовыми. От авитаминоза, простуды, гипертонии, ожирения, атеросклероза, сердечно-сосудистых заболеваний…
Шестой Дозор
Метод тайной комнаты. Материализация мысли
Всепоглощающий огонь
NOS4A2. Носферату, или Страна Рождества
Содержание  
A
A

— Я в криминале участвовать не собираюсь.

— Вы хотите сказать, что я свои деньги добыл преступ­ным путем?

—  Я не следователь и не судья, чтобы решаться делать такие заявления.

—  Если вы меня и не обвиняете в совершении преступ­лений, то, наверняка, подозреваете, — с подкупающей улыбкой заметил Стокоз.

—  И не ошибешься.

— Зря вы так думаете. Я, как и вы, работая с клиента­ми, стараюсь не нарушать закон. Когда-то я торговал компьютерами...

— Знаю.

—  После этого я стал работать посредником одной фир­мы. Покупал на Западе товар по фиксированным твердым ценам, а заказчикам отдавал по завышенным. Разница там же на Западе сразу оседала на моем личном счету.

—  Но так делать нельзя!

—   Кто вам сказал? Где вы видели и читали такой за­кон? Да, конечно, по иномаркам автомобилей он есть и дей­ствует: в зависимости от марки, года выпуска машины на таможне по таблице определяется его продажная цена. Но по другим видам импорта такой таблицы нет! Полная анар­хия! А то, что не запрещено законом, выходит, разрешает­ся. Поэтому нам грех не пользоваться имеющейся возмож­ностью.

—  Не к такому ли сотрудничеству ты хочешь меня при­влечь?

—   Нет, куплей-продажей я перестал заниматься с тех пор, как стал учредителем компании «Уникум».

— Знаю такую. Чем она у тебя сейчас занимается?

—  Всем, что плохо лежит.

—  Неужели ты у меня на заводе что-то увидел такое, что плохо лежит?

-Да!

—  И на какую сумму?

— Думаю, на десять миллиардов.

—  На десять миллиардов? — удивился Старовойтов.

—   Ну, примерно на эту сумму. Из них я три миллиарда без каких-либо документов, даже без расписки, готов от­дать лично вам.

Откинувшись на спинку кресла и с шумом выдохнув из груди воздух, как будто у него с плеч сняли мешок с зерном, Старовойтов произнес:

— Уважаемый Сергей Викторович, ты хоть понимаешь, о каких суммах мы сейчас ведем с тобой речь?

—   Если бы не понимал, то не находился бы сейчас у вас в кабинете.

— Оказывается, ты, Сергей Викторович, еще тот фрукт!

—  Вы тоже еще тот фрукт, Роман Карпович.

—  Не понял юмора.

—    Прежде, чем приехать к вам на беседу, я долго при­сматривался, изучал вас. Чисто случайно я узнал, что вы вступили в сговор с начальником цеха товаров народного потребления. Вам время от времени удается реализовывать эту продукцию с завода налево. Но ведь такой мизер не со­ответствует вашему масштабу, а поэтому я советовал бы вам от него отказаться. Согласитесь — то, что сейчас о вас узнал я, со временем могут узнать менты...

— Да как ты смеешь мне такую глупость говорить! — попытался возмутиться Старовойтов.

—    Вы сами недавно сказали: «Я не следователь и не судья». Почему бы мне не ответить так же?.. Можете мои слова считать хоть досужим вымыслом, хоть бредом ребен­ка, но ведь от этого вам легче на душе не станет. Если где-то торговца вашей левой продукции повяжут, то следователю ничего не будет стоить по ниточке добраться до вас. Стоит ли вам рисковать своим положением из-за мелочи? Такой птице, как вы, положен большой и дальний полет. Хотя бы в перспективе.

Наступила неприятная пауза, которую Стокоз не счел нужным заполнять. Прерывая ее, Старовойтов произнес:

—    Говори конкретно, в чем выражается твое предло­жение?

—  У вас на заводе есть несколько мощных электронно- вычислительных машин, в которых до десяти килограмм драгоценных металлов. Мы не предлагаем вам их ломать, а наоборот хотим загрузить на полную мощность. Если вы пожелаете заключить с нами договор, то моя компания бе­рется разработать для вашего завода автоматическую сис­тему управления производством и поместить ее в память ЭВМ. Вся информация о производственной деятельности предприятия у вас будет всегда под руками. Нами по вы­пускаемой вашим заводом продукции будет предложено не­сколько ноу-хау...

—    И на какую сумму вы намерены с нами заключить договор? — не дослушав Стокоза, поинтересовался Старо­войтову

— Я вам уже говорил: на сумму порядка десяти милли­ардов рублей.

—  Понятно! Предложение заманчивое, и у меня вроде бы против него возражений нет. Но мне надо его хорошень­ко обдумать.

—  Обратите внимание — в том, что я вам предлагаю, совершенно нет никакого криминала!

—   Если, конечно, не заглядывать на теневую сторону договора, —согласился с ним Старовойтов.

—    Думаю, что для первой встречи нам больше не стоит говорить о производственных вопросах.

—Действительно, наша встреча была интересной и на­сыщенной.

—   Есть еще и другие, не менее интересные темы для обсуждения. Роман Карпович, как вы смотрите на то, что­бы продолжить встречу вечером, как говорится, за дружес­ким столом?

—  Я не против, но вдвоем нам за таким столом будет скучно, —заметил Старовойтов.

— Давайте пригласим друзей.

— Зачем же нам афишировать сотрудничество, которое фактически еще не началось?

— Тоже верно! Может, мне привезти с собой женщин? — зная слабость Старовойтова, проявил наконец-то «догад­ливость» Стокоз.

— А не стар ли я буду для них? — скорее для формаль­ности, чем из-за скромности переспросил Старовойтов.

— Любви все возрасты покорны, — с улыбкой заметил Стокоз. —Каких подруг вы предпочитаете? Высоких, ни­зких, полных или худых?

— Чтобы была красивая, компактная и не фригидная... Да, остальное меня не интересует.

—  Заявка принята.

—   Я предлагаю встречу устроить в нашей заводской финской бане. Если мне память не изменяет, мы с тобой там уже когда-то отдыхали, а поэтому ты знаешь, где она находится.

—  Знаю! Когда встречаемся?

—  Раньше семи вечера не могу.

— Принимается! Закуску и все остальное прочее я беру на себя, —нетерпящим возражения тоном заявил Стокоз.

После того, как Стокоз покинул кабинет, Старовойтов еще долго не мог приступить непосредственно к работе. Он задумался как о проблемах завода, так и вообще — о про­блеме всего военно-промышленного комплекса страны. По-видимому, не одному ему из директорского корпуса лез­ли в голову такие невеселые мысли.

Имеющийся в настоящее время обвальный спад про­изводства, инфляция, банкротство предприятий многие обыватели объясняют низким профессиональным уровнем и некомпетентностью правительства, которое никак не мо­жет в течение нескольких лет найти выход из тупиковой ситуации. Но по его мнению, такое рассуждение обывате­лей было ошибочным и легко опровергаемым.

Благодаря «дальновидной» политике наших капитанов, находящихся у руля власти и управления, были изданы за­коны, положения и инструкции о предпринимательской деятельности, аренде и тому подобном. «Закон о привати­зации» в народе очень метко назвали «Законом о прихватизации».

Все эти законодательные акты были писаны директо­рами для самих же директоров. Широко используя юриди­ческие возможности, заложенные ими в это законодатель­ство, многие руководители государственных предприятий стали акционировать их в разные фирмы, общества откры­того и закрытого типа, что дало им возможность за симво­лическую плату превратить государственную собственность в свой собственный капитал. В одночасье многие бывшие и настоящие руководители заводов, управлений, объедине­ний стали миллиардерами, другие — крупными собствен­никами если не денежных капиталов, то не менее ценной недвижимости.

А обычные граждане в результате выдачи им государ­ством ваучеров чисто формально стали акционерами этих предприятий и тех или иных фондов, получая от них на каж­дый ваучер в год дивидендов на несколько тысчонок руб­лей. Поэтому легко можно сделать вывод, что основная мас­са населения страны оказалась слепыми котятами перед такой изощренностью, которую претворял в жизнь дирек­торский корпус страны через угодное себе правительство.

Исходя из изложенного и результатов всем заметного резкого расслоения общества на богатых и бедных, а также разности интересов сторон, попытайтесь, дорогие обыва­тели, говорить об отсутствии дальновидной политики и опыта у наших «капитанов».

3
{"b":"201178","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лёгкие на подъём. Яркие рецепты для похудения
Падчерица (не) для меня
Если честно
Николь. Душа для Демона
Сад надежды
ANTI-AGE на каждый день: управление красотой
Код. Тайный язык информатики
1917: Да здравствует император!
Узоры для вязания на спицах. Большая иллюстрированная энциклопедия ТOPP