ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Адвокат бизнеса
Елена Образцова. Записки в пути. Диалоги
Счастье пахнет корицей. Рецепты для душевных моментов
Школа парижского шарма. Французские секреты любви, радости и необъяснимого обаяния
Магнетические тексты. Как убеждать, «соблазнять» словом и зарабатывать на этом деньги
Оно. Том 2. Воссоединение
Призрак дома на холме. Мы живем в замке
Волшебные миры Хаяо Миядзаки
Желание #5

-Но если ребенок все-таки родится, Реналь? Что нам тогда делать, как сдержать непомерные аппетиты сумасшедшего властолюбца?

-Подождем, Кай. Через месяц, самое большее, два, все прояснится...

***

Выкидыш случился у Ильвара через три недели и два дня, то есть чуть раньше, чем я ожидал, исходя из объяснений моего травника. Пока в нашем доме царил переполох и бегали лекаря и слуги, в столице произошло еще одно важное событие, о котором, в силу обстоятельств, я узнал гораздо позже: чонгунский король прислал послов во главе со своим старшим сыном, чтобы обговорить вопросы перемирия и торговли, а также судьбы младшего принца, который по-прежнему числился у нас военнопленным, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Правда, в тюремной камере он не содержался, Наследник сумел-таки выторговать у отца это послабление для своего любовника, но постоянно сидел взаперти, не пользуясь положенными по рангу почестями и привилегиями.

Чонгун - немногочисленное, но очень воинственное королевство, расположенное в гористой неплодородной местности, оно всегда воевало с нами за пахотные земли и выход к морю, и в прежние стычки не раз добивалось частичных успехов. В последней большой войне удача изменила горцам, их армия понесла значительные потери в живой силе, и страна до сих пор не могла восстановиться, решаясь лишь на небольшие приграничные набеги. Наши шпионы не раз доносили, что несмотря на высокую рождаемость, численность населения все еще не достигла и двух третей довоенной, и по этой причине в армию записывали всех подряд, даже омег, после того, как они исполняли свой гражданский долг, произведя на свет троих сыновей.

Теперь, после последнего большого поражения на границе и пленения младшего принца, Король, видимо, справедливо рассудил, что им нужна передышка, и решил пожертвовать ради страны любимым сыном, отдав его врагу в залог мира. Наши генералы понимали ситуацию, но не препятствовали переговорам, также желая использовать спокойное время для обучения новобранцев и пополнения арсенала. Старшего брата допустили в комнаты младшего и оставили одних, после чего они вместе появились на королевском приеме. О чем беседовали принцы, осталось для всех секретом, но после короткого рандеву Вейр выглядел куда более дружелюбным. Он спокойно стоял рядом с нашим Наследником, опираясь рукой на его локоть, и даже слегка улыбнулся, когда объявляли его официальный статус королевского наложника.

Притворялся он лояльным или нет, было сейчас не столь важно, главное - он дал согласие стать гарантом мирного договора, а за то время, что этот договор оставался бы в силе, многое могло измениться. Двор надеялся на появление у них с Наследником общего сына, а если бы Бог послал Принцам альфу, то отношения двух королевств могли стать значительно ровнее, что было бы полезно обеим сторонам.

-Где Первый Министр? - удивленно спросил Король, не видя в тронном зале своего фаворита.

-Его единственный сын, у него выкидыш, - шепнул главный распорядитель церемоний, стоявший по регламенту слева от трона. - Их превосходительство очень расстроены.

-Как жаль, - искренне огорчился Его Величество, - мой брат тоже должно быть не в лучшем расположении духа. Пошлите спросить, не нужно ли чего супругу герцога для скорейшего восстановления здоровья. Они с племянником молоды, пусть не огорчаются, у них еще будут другие дети.

Как только Ильвар немного оправился от последствий выкидыша, его осмотрел главный королевский лекарь. Я с замиранием сердце ждал ответа, ибо от этого зависело не только мое будущее, но и будущее всего королевства. Вердикт был однозначен: омега бесплоден, и все попытки зачать нового ребенка заранее обречены на неудачу. Я облегченно перевел дух, исподтишка наблюдая за реакцией отца и сына, которые не могли скрыть охватившего их отчаяния.

Ильвар рыдал, размазывая по щекам злые слезы, а Министр впал в настоящее бешенство. Не поверив старому лекарю, он наорал на него и потребовал созвать консилиум, рвал и метал, грозил всем тюрьмой и пытками, мешая угрозы с мольбами, обещал золотые горы тому, кто поможет излечить его сына от бесплодия. Однако приговор лучших лекарей королевства не изменился - детей у омеги больше не будет!

"Надо съездить в провинцию, сказать моему травнику слова благодарности. Отвезти бы какой-нибудь ценный подарок, но он не возьмет, но можно схитрить, соблазнив его редкими травами, от них-то уж точно он не откажется! " - втайне ликуя, прикидывал я. Впрочем, успокаиваться пока было рано, ибо доведенный до крайности тесть был способен на любое безумство.

В тайной комнатке раз за разом я терпеливо и внимательно слушал, как Первый министр страшным шепотом кричал на сына, обвиняя в крахе задумки всей его жизни, а тот снова рыдал и оправдывался, что ни в чем не виноват, как строили они планы опоить меня каким-то жутким зельем и уложить в постель с младшим братом Ила, а после объявить, что я соблазнил его и обрюхатил, тем самым вынудив признать чьего-то там ребенка своим, как пытались вступить в альянс с тестем Наследника, несколько задетого тем, что царственный зять взял себе наложника, но у них ничего не вышло, ибо я поговорил с Принцем за дружеской выпивкой, как бы между прочим посоветовав ему объясниться с тестем, успокоить и вернуть расположение, объяснив, что наложник лишь вынужденная мера, и что законный супруг никогда не будет обижен.

Весной было объявлено о беременности чонгунского принца, который благополучно разрешился в конце лета крепким здоровым альфой. Двор ликовал, празднуя укрепление позиций правящей династии, а я был рад, что мой отец, наконец, прозрел и навсегда отказался от претензий на престол. Зато он вдруг страстно возжелал внука и начал энергично давить на меня, подталкивая к мысли пойти на ежегодный осенний Аукцион.

Прежде я много болтал про Аукцион и про крестьянских красавчиков, особо не вдумываясь в смысл сказанного, но вот теперь, когда необходимость пойти туда замаячила передо мной близкой реальностью, сердцем и душой овладело совсем иное настроение.

Если честно, я шел туда с двойственным чувством и без особого желания, совсем не уверенный, что захочу выбрать во временные мужья хоть кого-то из тех бессовестных омег, кто забыл о чести и совести и решился продать на Аукционе свое тело, ибо каждый из кандидатов представлялся мне корыстным развратником, готовым ради денег на заключение чудовищного аморального контракта, согласно которому ему предстояло лечь под чужого альфу, забрюхатеть от него и родить ребенка, и потом уйти, обменяв родного малыша на мешок с золотом. Чем лучше временный супруг дешевой шлюхи из борделя? Вся разница в их поведении лишь в том, что первый ублажает своим телом одного самца, а второй всех желающих... Если рассудить, шлюха даже честнее, ибо продает только себя, не торгуя отцовской любовью.

Я был богат, и не понимал тогда многого, а потому и шел на Аукцион, этот бесчеловечный рынок, где торговали самопожертвованием, словно в бордель, относясь к его участникам без тени уважения, да и ребенка мне пока совсем не хотелось... Вот если бы я мог забрать себе в мужья того чудесного голубоглазого провинциала!.. Но это была лишь мечта, несбыточная и невозможная, ибо чужой супруг недоступен никому, даже члену королевской фамилии...

Глава 9

Эвальд люн Кассль

Денег, полученных за участие в военной кампании, хватило не только на закупку провизии, но и на новые костюмы братьям, так что мы с честью могли представить их на ежегодном весеннем фестивале, и я с радостью ждал этого праздника, хотя сам и не думал участвовать.

-Но почему, Эви? Почему ты не едешь и остаешься дома? - огорченно спросил у меня средний, - ты старший, и тебе первому следует найти хорошего супруга. Ты так заботишься о нас, а о себе забываешь. Вон, даже сражаться уходил, зачем меня не взял? Я не ребенок, и стрелять умею, ты сам меня учил, я бью без промаха!

16
{"b":"201180","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элементарная социология. Введение в историю дисциплины
Побег от Гудини
Видок. Неживая легенда
Мужской гарем
Двойное похищение
Медитации к Силе подсознания
Второй шанс на счастье
Фауст. Сети сатаны
Наяль Давье. Ученик древнего стража