ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Год волшебства. Классическая музыка каждый день
Легенда о Первом Дзёнине
Добровольно проклятые
Дьявол кроется в мелочах
Похищенная для дракона
До встречи с тобой
Все мы смертны. Что для нас дорого в самом конце и чем тут может помочь медицина
Господин Дьявол
Ван Гог, Мане, Тулуз-Лотрек

-Эйли, ты помнишь? Идет караван, ржут лошади и скачут всадники, на улице осенняя прохлада, а ты стонешь и таешь в моих руках, и я совершенно схожу с ума от счастья... - похоже, мы думали сейчас об одном и том же. - Мой милый, как я отчаянно тебя хочу! Но сейчас нам нет нужды любить друг друга в тесноте кареты. В поместье приготовлен чудесный сюрприз, и скоро ты сам его увидишь.

-Сюрприз? - еле владея собой, пролепетал я. - Мне ничего не надо, Рени, ведь ты сейчас здесь, ты со мной...

-Вот глупый, ну разве мне сложно устроить тебе маленький праздник? - он не целовал, а просто водил своими губами по моим, едва касаясь, но эти ласки напрочь сбивали дыхание нам обоим, доводя до безумия. - Благодаря тебе я заново родился, и сегодня мы начинаем с тобой все сначала, с чистого листа, понимаешь? Забудь все обиды и боль, что я причинил тебе раньше, я был дураком, не понимая, какое бесценное сокровище досталось мне в дар от небес! Я искуплю перед тобой свою вину, сделав нашу первую ночь в новой жизни красивой и незабываемой!

-Рени... - сквозь бешеный стук в висках я с трудом осознал, что карета остановилась, - мы вроде приехали, Рени...

-И точно! - глянув в окно, удивился он, - время с тобой летит незаметно, - он резво выскочил из кареты, но когда я собирался последовать за ним, он не позволил мне ступить ногами на землю и принял на руки. - Я отнесу тебя, милый. Доверься мне и ни о чем не спрашивай.

-Но, Рени... - я спрятал лицо у него на груди, - там слуги, дворецкий... Не надо, я сам, у тебя еще рана болит...

-Ты никого не увидишь сегодня, - жарко шепнул он, - мы будем с тобой совершенно одни. Просто закрой глаза и наслаждайся моментом...

Не знаю, как убирают комнаты для новобрачных, но то, что я увидел, когда Реналь поставил меня на пол и разрешил открыть глаза, навело именно на такую мысль. Мы были в его личной спальне, нарядной и праздничной, украшенной иллюминацией из маленьких цветных свечек в изящных прозрачных сосудах. Казалось, что они были зажжены только что, но те, кто зажег их, бесследно исчезли... Белые розы и нежные бубенчики лаватеры, щедрая россыпь цветков петуньи, изысканные бутоны сангвинарии и яркие звездочки ясколки - создавалось впечатление, что все садовые цветы были срезаны и принесены сюда, чтобы создать неповторимую ауру особенной атмосферы волнующей невинности, вкупе с нежной страстью и чувственным предвкушением, целиком заполнившей эту волшебную комнату. Я молчал, не в силах выразить обуревавшие меня чувства, с трудом справляясь с обезумевшим от эмоций сердцем.

-Красиво... - собственный голос показался чужим, и я оставил бесполезные попытки выдавить из себя что-нибудь связное.

-Пойдем, - мягко подтолкнул меня Рени в сторону ванной комнаты, - сначала смоем с себя боль и тревогу лечебницы, оставив позади наши горести и печали. Скажи же скорей, как тебе наша купальня, мой Эйлин?

Большая круглая ванна была до краев наполнена голубой водой, от которой исходил изысканный аромат любимой отдушки моего герцога, сверху плавали белые лепестки роз, нежные и почти прозрачные, пол был засыпан такими же, только розовыми лепестками, на отдельной полочке стояли флаконы с ароматными мылами, а ниже - сверкающие драгоценностями заколки для волос и золоченый гребень с рубинами и изумрудами в дорогой оправе. Меня так сильно ошеломила эта красота, приготовленная специально для меня, что я беспомощно застыл, опираясь на его руку, и не знал, что сказать, и только глядел на моего альфу, вкладывая в этот взгляд все свои чувства. Он бережно поддерживал меня, отвечая сияющей улыбкой абсолютно счастливого человека, только что исполнившего заветную мечту своего любимого.

-Нравится? Как же я рад! - шептал он, аккуратно снимая с меня одежду, тихо и бережно прикасаясь к обнажившейся коже, горевшей огнем под его пальцами.

-Рени... - я воспринимал все словно со стороны, не веря, что это чудо действительно происходит со мной. Он бережно поднял мое обнаженное тело и опустил в душистую теплую воду, после чего тоже разделся и оказался рядом. Полный контакт наших тел, помноженный на сумасшествие желаний, - мы не дотерпели до постели, соединившись в страстном безумии в теплой воде. Размеренные медленные движения внутри меня, страстные поцелуи и нежные руки, - наша долго сдерживаемая любовь вырвалась на свободу, став во сто крат сильнее и искреннее, и не было ничего в этом мире, что помешало бы нам наслаждаться сейчас друг другом, даря и принимая, моля о большем и ни о чем не жалея. Мои ноги трепетно сомкнулись на его талии, я выгнулся под ним гибкой змеей, позволяя войти в меня глубоко и возбуждающе, настолько полно, что я ощущал его частью себя, подумав, что именно в такие моменты не сдерживаемой разумом близости и зарождается в теле омеги новая жизнь...

-Эйли, мой сладкий, мой самый чудесный, - лаская руками все мое тело, горячечно шептал он, проникая в меня с трепетной нежностью и огненной страстностью, - мне так безумно с тобой хорошо... - губы блуждали по шее и плечам, сотрясая меня невыносимым блаженством, я перестал сдерживаться и стонал уже в голос, дотрагиваясь губами до всего, что мне было доступно. Взрыв оргазма потряс нас одновременно, заставив вскрикнуть и замереть, лишив последних сил, и мы долго еще приходили в себя, медленно успокаивая друг друга нежными поцелуями и легкими поглаживаниями...

Выбравшись из воды, мы облачились в широкие банные халаты, чего-то поели в маленькой комнатке, подкрепив свои силы бокалом легкого янтарного вина, и он снова поднял меня на руки, заглушив мои робкие протесты новыми поцелуями. Шелковые простыни приняли наши тела в свои нежные объятия, и мы уснули, сжимая друг друга в крепких объятиях, слишком утомленные, чтобы немедленно продолжить наши изысканные эротические занятия...

Глава 24

Эйлин (Эвальд люн Кассль)

Лето стремительно катилось в осень, и так же быстро таяли оставшиеся нам с Реналем дни. Три месяца, два с половиной, два... Сердцем ощущая приближающуюся разлуку, мы вели себя, словно одержимые, не в силах насытиться друг другом, и проводили вместе почти каждую ночь. Реналь приезжал в поместье вечером, а иной раз уже и за полночь, но тогда он не будил меня, а просто садился рядом и смотрел, как я сплю. Я всегда слышал его осторожные шаги, когда он только еще подходил к моей двери, и просыпался мгновенно, даже если успевал задремать, но тихо лежал, притворяясь спящим, с замиранием сердца ожидая, что он будет делать, думая, что я ничего не слышу...

Первый раз это притворство вышло непредумышленным, я просто не успел обнаружить перед ним свое пробуждение, а может, не захотел отвлекаться, слишком приятны были его ласковые прикосновения к руке, плечу и волосам на затылке, и дальше, когда он откинул с меня легкое одеяло и ошеломляюще чувственно поцеловал между лопаток...

-Люблю... я люблю... - тихо шепнул он, чертя губами влажную дорожку по моей спине, - я так сильно люблю тебя, мой хороший...

Сердце вздрогнуло, вбирая в себя это первое и единственное признание. Он никогда не сказал бы мне этих слов, если бы знал, что я слышу, - не сговариваясь, мы оба избегали говорить о любви, старательно делая вид, что не нуждаемся в этом. Я внутренне сжался, теперь уже сознательно изображая спящего, чтобы не смутить его, спугнув очарование момента, старался дышать глубоко и ровно, чувствуя, что не справляюсь, и воздух бьется во мне порывистыми скачками, но Рени и сам был слишком взволнован, чтобы заметить это...

Он целовал, а я жмурился от блаженства, почти забывая следить за дыханием, и только когда он добрался губами до легкой ткани ночных штанов, в которых я спал, повернул меня на бок и принялся стаскивать их, распустив шнурок, я позволил себе "проснуться"...

-Рени... - сонно пробормотал я, приподнимаясь ему навстречу, - когда ты пришел?

-Я разбудил тебя, милый, - виновато выдохнул он, продолжая свое занятие, - прости, так соскучился, просто невыносимо... Целый длиннющий день, полный забот, словно тысяча лет без тебя.

48
{"b":"201180","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Розы на стене
Марк и Эзра
Медиатизация экстремальных форм политического процесса: война, революция, терроризм
Мрачная история
Черная ведьма в Академии драконов
Цена победы: Курсант с Земли. Цена победы ; Горе победителям : Жизнь после смерти. Оружие хоргов
Контрфевраль
Игры стихий
Последняя жизнь принца Аластора