ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Отель «Большая Л»
На последнем рубеже
Квартет Я. Как создавался самый смешной театр страны
Вендетта
8-9-8
О чем мы солгали
Битна, под небом Сеула
Правители России. Короткие зарисовки

- Я взломал аккаунт этого вашего «Поля» и всё понял, затем пробил его IP, выяснил местоположение, позвонил крёстному… Они, оказывается, давно пасли эту банду и даже внедрили сюда своего человека. Я с ним прошёл сюда под видом покупателя и совершил очень выгодную для них сделку. «Поль» настаивал на том, чтобы обмыть, я остался, надеясь увидеть тебя. Вы, конечно, отличились. Ничего умней не могли придумать?

- Увидеть меня? – не поверил я своим ушам. Он поморщился, словно я сказал что-то неприятное, но кивнул. – А зачем?

- Затем, чтобы убедиться, что ты в порядке.

- Ты хотел убедиться… То есть, ты не ненавидишь меня? – пришёл я к логическому умозаключению.

- А с чего мне тебя ненавидеть? – удивился Руслан.

Что-то внизу грохнуло, и я вздрогнул.

- Не бойся, - он сел рядом, - они знают своё дело. Никто не пострадает.

Когда он был так близко, мои нейроны парализовывало. Не соображая, что делаю, я потянулся к Руслану и вцепился в него обеими руками. Он не шевелился. Восприняв это как сигнал к продолжению, я развернул его голову к себе, каждую секунду ожидая, что он меня оттолкнёт. Не оттолкнул. Даже когда я, задыхаясь, коснулся его губ своими. Пару мгновений я целовал камень. А потом оказался в эпицентре урагана. От сдержанности и отстранённости Руслана не осталось и следа. Он прижимал меня к кровати, впивался в мои губы, его руки жадно блуждали по моему телу. Мне кажется, мы оба немного сошли с ума. И, если бы он не оторвался от меня, чтобы перевести дух, то неизвестно, чем бы это кончилось. В коридоре послышался топот и громкий голос:

- Руслан!

Не теряя времени, Руслан схватил меня за шкирку, поставил в вертикальное положение и открыл дверь. Очень вовремя, потому что его крёстный как раз собрался выламывать её. Он был в бронежилете, с автоматом и выглядел крайне внушительно. За его спиной виднелись несколько мужчин в аналогичной амуниции.

- Целы? – он окинул меня и Руслана пристальным взглядом. – В жизни больше не соглашусь, чтобы ты так рисковал собой!

- Всё хорошо, бать.

- И как только ты меня уговорил?

- Сам не знаю, - кривовато улыбнулся Руслан.

- Пошли уже.

Мы спустились вниз и вышли из дома. Во дворе вся банда лежала мордами прямо на размытой дождём земле, их держали на прицеле спецназовцы. Вокруг было светло, как днём. По периметру стояли машины с прожекторами, автобусы и полицейские бобики. Вдруг на меня налетело что-то большое и мягкое, а затем накинулось что-то юркое и смеющееся.

- Ты как, Дань?

- Хорошо?!

- Да! – честно говоря, я себя чувствовал лучше, чем только можно было представить.

Друзья обнимали меня, смеялись. Они были целы, хоть и выглядели немного помятыми.

- А где Юля?

Денис указал на машину скорой помощи, где девушку приводили в чувство. Забегая вперёд, скажу, что у них ничего не получилось по одной простой причине – Диня ничего не хотел, он разочаровался в ней, ему было трудно понять, как вообще она могла так легко принять предложение незнакомого мужчины.

Если я и допускал мысль о том, что всё самое страшное для нас кончилось, то ошибался. Алексей Игоревич привёз нас прямиком в своё управление, и час промывал мозг на тему безрассудного поведения. Помимо того, что мы чуть было не сорвали серьёзную операцию, так из-за нас пришлось в срочном порядке мобилизовать все силы. И если бы не Руслан, фактически спасший нас, то всё было бы очень и очень печально.

- Вы о родителях подумали, герои?

Конечно же, нет. Мы приуныли и чувствовали себя нашкодившими котятами. Поизголявшись в красноречии, Алексей Игоревич наконец заметил, что уже пять утра, и неплохо было бы нам появиться дома. Только, естественно, никто не должен знать о произошедшем. На робкий вопрос Витаса, что же нам сказать родителям, крёстный Руслана ответил:

- Думаю, фантазии вам хватит.

Утро было серым и дождливым. Солнце не хотело просыпаться и нежилось в молочно-белых облаках. Мы пришли к общей версии, будто бы заблудились в лесу, а потом вышли на дорогу и долго добирались до города. Витас сел в свой автобус, а мы с Диней в свой. Разговаривать не хотелось.

Я едва успел к приходу мамы с работы. Только принял душ, расстелил кровать и лёг, как она пришла. Заглянула ко мне, коснулась нежным поцелуем лба, на цыпочках вышла. Раздался шум воды в ванной, запахло кофе, и вскоре наступила тишина. Мама, кстати, одна из тех людей, на которых кофе действует усыпляюще, как бы абсурдно это не звучало.

Сон не шёл. Переворачиваясь с одного бока на другой, я думал о Руслане. Я просто не мог перестать о нём думать, как ни старался. Он завладел моим разумом и, похоже, моим сердцем. Нервы были напряжены до предела, а в голову лезли мысли, одна печальнее другой. Нет. Не будет мне покоя, пока я не узнаю его чувств.

На сборы уходит несколько минут. Выскальзываю из квартиры, надеясь, что не разбудил маму. До его дома дорогу не помню. Просто раз – и всё. Знакомая дверь. Звоню, а сердце замирает. Открывает не сразу, а открыв едва слышно вздыхает, будто бы знал, что я приду.

- Можно зайти? – прошу я, боясь отказа. Больше я не осмелюсь на такой поступок.

- Семь утра, Даниэль.

- Я знаю. Я не займу много твоего времени.

По его лицу было понятно, что он мне не поверил, но пропустил в квартиру. Всё казалось каким-то другим. Может, это из-за ночи без сна. Может, из-за утреннего прозрачного света… С чего начать? Что сказать? Я решил начать с главного:

- Я постоянно думаю о тебе, - Руслан не отвечает, смотрит в сторону. – И, знаешь… Если бы ты был безразличен ко мне, то не стал бы спасать. Поэтому я… Может, это глупо, но… Я… Мы… - Я не мог подобрать слов. У меня были мысли, но они никак, ну никак не облекались во фразы. Выглядел я безнадёжным идиотом, и не сомневаюсь, что Руслану хотелось одного – чтобы я никогда не приходил. Ладно. Общий смысл моей речи был понятен, а если он до сих пор молчит… Хватит унижаться. Я повернулся к двери и коснулся дверной ручки, когда ровный голос остановил меня:

- Даниэль, я боюсь, что не смогу дать тебе того, что ты хочешь. Ты многого обо мне не знаешь. И так даже лучше. Мы не сможем стать парой. Я одиночка. К тому же, следующим летом я уезжаю из этого города далеко-далеко. Я не хочу давать тебе глупые надежды и не хочу, чтобы ты придумывал себе что-то. К тому же, Тема – это то, что ты хочешь? Без неё я не вижу секса. Кстати, о сексе, ты готов к нему?

Кажется, я покраснел.

- А я больше не могу целовать тебя и не думать о том, что хотел бы как следует тебя… - он осёкся, собираясь сказать «трахнуть». Однако, конечно же, я понял. И он очень точно подобрал это слово. Подчёркивая, что чувств ко мне нет и не будет. Я просто тот, кого можно трахнуть. Это разбивало сердце.

32
{"b":"201182","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мистер
Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять максимальное удовольствие, выступая публично.
Никогда не поздно научить ребенка засыпать. Правила хорошего сна от рождения до 6 лет
Наяль Давье. Ученик древнего стража
Госпожа Ангел
Эмоциональный интеллект лидера
Доктор Живаго
Пять законов успеха. Пусть ваша мечта воплотится в жизнь!
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни