ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
2000000 километров до любви. Одиссея грешника
FreshLife28. Как начать новую жизнь в понедельник и не бросить во вторник
Ах, как хочется жить… в Кремле
Отверженная
Искусство обмана
Безродная. Магическая школа Саарля
Ханна Грин и ее невыносимо обыденное существование
Кто в теле хозяин: я или гормоны? По следам всемогущих сигнальных веществ
Искажающие реальность. Книга 5

- Иди.

- Нет.

- Ты забываешься, - я пропустил тот момент, когда воздух в туалете опасно сгустился.

- Я никуда не пойду.

- Когда я тебе говорю, то ты делаешь сказанное.

- Не в этом случае. Нет.

- Нет?

Я никак не ожидал, что он окажется рядом и легко меня встряхнёт. Так. Для профилактики. А затем развернёт к себе спиной, надавит на поясницу, вынуждая лечь на подоконник грудью. Жаркий шёпот в ухо заставил мурашки пробежать по всему телу:

- Даниэль, малыш, ты сам согласился. Ты моя собственность. И я могу делать с тобой всё, что хочу. Например, так, - его рука нащупала пробку у меня в заднице, и надавила на неё. Я глухо взвыл, не ожидая такой подлости. Было больно. Очень. Будто бы внутри всё опухло, а он ещё и надавил на повреждённые стенки. – Так что, ты поменял своё мнение?

Одной рукой он перехватил меня поперёк груди, а другой поглаживал часть пробки, которая не была во мне. То сильней нажимая, то отпуская. Я прикусил губу, сжимаясь и делая только хуже. Вместе с тем я чувствовал, как в животе свернулось что-то в тугой рулон, посылая импульсы, граничащие с приязнью, по всему телу. Всё это происходило в школьном туалете, что только добавляло остроты и обостряло нервы.

- Ну, же, маленький, что-нибудь решил?

- Да. Я пойду, - хрипло ответил я.

- Этого не достаточно, - Руслан чуть прикусил моё ухо, всё ещё наваливаясь на меня. Правда, руку с задницы убрал. Зато сразу положил её на мою ширинку.

- Что ещё?..

- Проси прощения. Ты очень непочтителен.

В коридоре раздались голоса и громкий смех. Я с ужасом узнал Витаса и Дениса. Я резко дёрнулся от ужаса, что они сейчас зайдут и увидят меня в таком положении, но Руслан лишь прижал меня сильней к подоконнику.

- Прости меня, пожалуйста. Я всё понял. Прости.

Руслан отпустил меня тут же. К счастью, мои друзья прошли мимо. Но я был белым от страха, потому что мой хозяин бросил прежде, чем вышел:

- Дверь была закрыта. Успокойся.

***

Хоть Таня и извинилась, я поменял к ней своё отношение. Она не имела права так обращаться со мной. Даже ради роли. Особенно ради какой-то роли. Вечером, болтая с Витасом по телефону, я рассказал ему о произошедшем, но друг лишь ещё больше восхитился этой стервой, говоря, что все великие режиссёры вынуждены идти на такие жертвы, чтобы добиться хоть чего-то от бездарных актёров.

- Это ты меня сейчас бездарным назвал? – не поверил я.

- Нет-нет! – затараторил он, - я, в общем, ты что, я так не думаю!

Но как-то и он мне подпортил настроение.

Вернувшись домой, я первым делом достал из себя эту херню, не смотря на то, что никаких распоряжений на этот счёт от Руслана не поступало. Да пошёл он. Эта штука в заднице доставляла только боль. Из-за неё я даже есть ничего не мог, боясь, что запустится процесс пищеварения. И, вообще, что за странное такое наказание? Может, я ничего не понимаю?

Поздно вечером пришла смс: «Не опаздывай завтра». Я пообещал себе, что не опоздаю.

***

Я опоздал. На двадцать три минуты. Руслан без разговоров протянул мне чёрный пакет в котором была втулка больших размеров. Какой предусмотрительный… Вчерашнюю я, конечно, оставил дома, решив закосить под дурака. И снова полдня мучений и стыда.

***

Я опоздал. Пятнадцать минут. Явный прогресс, но Руслан лишь покачал головой, сказав, что это последнее предупреждение. Втулок не было. И именно это напугало меня больше всего. Я дал себе зарок не опаздывать. Завтра точно приду вовремя.

***

Блять. Блять! Ну как я мог снова опоздать? Вроде и проснулся вовремя, вроде и позавтракал быстро… Как-то получилось, что рубашку сразу не мог найти, а потом ещё гладить её пришлось.

В школу я забежал в восемь часов двадцать минут.

Руслан ждал меня в раздевалке. По его, не предвещающему ничего хорошего выражению лица, я понял, что сегодня будет хуже, чем вчера.

В туалете он запер дверь и повернулся ко мне, скрестив руки на груди:

- Первое. Ты ни разу не спросил разрешения достать из себя пробку.

Так как он ждал моих комментариев, пришлось сказать:

- Я… Забыл.

- Блять, Даниэль, тебе не три года. Что за глупые отмазки? Я знаю, что как только ты приходил домой, то сразу её вытаскивал. Хоть я и не разрешал. Так?

Не знаю, я старался выглядеть максимально честно, но, по ходу, его не обманешь.

- Второе. Ты опять опоздал. Ты опаздываешь четвёртый раз на этой неделе. Каждый день. Не смотря на мои слова.

- Просто…

- Я понял. Наказания оказались для тебя не достаточно сильными. Так что после уроков я жду тебя у себя.

Это мне совсем не понравилось. Как и отстранённость Руслана. Он был раздражён и взвинчен. Впервые мне не хотелось идти. Словно было предчувствие чего-то нехорошего.

Меня вызвали к доске на физике. С подсказками всего класса я вроде как даже решил задачу. Получил заветную четвёрку. Круто. Даже это меня не обрадовало.

Почему так: когда хочешь, чтобы время бежало быстрей, то оно резко замедляется? А если всей душой желаешь, чтобы оно не тянулось медленно, то время вдруг раз и ускоряется?

Конец уроков наступил слишком быстро. Мы дошли с ребятами и ещё парой одноклассниц до остановки. Я сел в свой автобус вместе с Диней, который взахлёб рассказывал мне об одной очень интересной книжке. Мне даже удалось включиться в разговор и вставить пару реплик. Я спросил, как его брат добрался в Москву. Друг ответил, что замечательно. В самолёте познакомился с каким-то классным стилистом по имени Иван, и они всю дорогу распивали коньяк, что значительно расслабляет и снимает стресс. Я украдкой улыбнулся. Это было приятно слышать. Интересно, как там Иван? Не пожалел о своём решении?

Домой я забежал на пару минут. Чмокнул маму, принял душ, переоделся и побежал к своему грозному хозяину. Он ничего не сказал, открыл мне дверь, но выразительно посмотрел на часы. Меня слушать никто не стал. Шторы были закрыты наглухо, свет исходил лишь от ночника, прикрытого шёлковым шарфом. Я замер, поёживаясь, напротив Руслана.

- Не знаю, как раньше хозяева с тобой обращались, но ты не знаешь элементарных правил поведения. Я уже несколько раз говорил тебе – послушание главное. Но до тебя не доходит. Чего ты хочешь, Даниэль? Я так понимаю, что я не очень убедителен? Я могу быть убедительным, очень убедительным. Протяни руки, - я подчинился, и он быстро перемотал запястья верёвкой, оставив по два узелка на запястьях. - Подними руки вверх.

44
{"b":"201182","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дикая. Будешь меня любить!
Неизвестным для меня способом
(Не) отец моего малыша
Страна утраченной эмпатии. Как советское прошлое влияет на российское настоящее
Любить нельзя воспитывать
Треугольная жизнь
Записки хирурга военного госпиталя
Красавица и Чудовище. Сила любви
Эмоциональная смелость