ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как наладить сон ребенка. Важные знания, практические советы, сонные сказки
Естественный отбор
Кот ушел, а улыбка осталась
Дезертиры любви
Мои лайфхаки. Как наладить эффективную жизнь
Улыбка солнечной принцессы
Застолье Петра Вайля
Ледяной трон
Тренажер памяти

Сначала я поднял голову и увидел крюк на потолке. Подготовился. Мне не нравилось происходящее. Руслан ловко перекинул верёвку через крюк и закрепил её так, что я стоял на носочках. Правда, я мог опуститься полностью на ногу, но тогда натяжение в руках было велико. Решив добавить мне ещё мучений, он перетянул мою ступню верёвкой, так что по одному узелку приходилось под большими пальцами, а по два рядом с пятками. Каждый раз, когда я пытался встать ровно, то узелки врезались в ногу и приносили совсем не удовольствие. Они казались острыми камешками. При том с каждой минутой становилось только хуже. Стоило мне пошевелить руками или ногами, узелки впивались глубоко в кожу. Не самое лучшее начало.

- Я закрою тебе глаза, но твой рот будет открыт, так что ты в любой момент сможешь произнести стоп-слово.

Его голос был ужасающе холодным. Повязка опустилась на мои глаза и скрыла от меня комнату, оставив наедине с собой и своими страхами.

- В старину, - донёсся до меня голос Руслана откуда-то сбоку, - непослушных детей стегали розгами. Розги я не нашёл, зато у меня есть стек.

Господи, что это?!

Внезапно я почувствовал его руки на молнии своих джинс. Он потянул бегунок вниз, расстегнул их и стащил вниз. На мгновение я забыл, как дышать. Его руки не останавливались, словно предупреждая меня, один палец подлез под резинку трусов, замер там. Есть возможность сказать стоп-слово, Даниэль. И я промолчал. Руслан стянул с меня нижнее бельё, добавив его к джинсам, повисшим на ногах. Хорошо, что я не мог ничего видеть, его взгляд бы меня абсолютно смутил. И хорошо, что в комнате темно, надеюсь, мой малиновый румянец останется незамеченным.

- Я наказываю тебя, Даниэль, потому что ты опоздал в школу четыре раза. Это недопустимо.

До моих ушей долетел свист, и что-то хлёсткое укусило меня за задницу. Даже ожидая подобного, я не мог не дёрнуться. В принципе, боль от стека была терпимая. А вот боль от узелков-камешков превышала её в несколько раз. Когда я, потеряв на секунду равновесие, наступил на всю ногу, узелки впились с такой силой, что показались острыми стёклами.

- Два.

Блин, спасибо за предупреждение, хозяин. Как я ни старался – всё равно дёрнулся. Успел прикусить губу, чтобы не застонать, но издал шумный выдох.

Последующие удары были такими же. После десятого я понял, что рано радовался, думал, что боль от стека терпимая. На первый взгляд, конечно. С каждым разом от кожи во время удара отливает всё больше крови, а затем она всё быстрей приливает. Место зудит и чешется. Так как сердце во время этой милейшей процедуры только убыстряет свой темп, то терпеть эти мучения к пятнадцатому удару почти невозможно.

- Хватит… - Прошептал я и сжался, когда услышал очередной замах. Я тяжело дышал и видел перед глазами ярко-красную пелену.

Руслан остановился:

- Ты не будешь больше опаздывать?

Я вздохнул:

- Это от меня не зависит…

Договорить мне не дал удар. Чёрт. Ну и как ему объяснить, что я каждый раз пытаюсь прийти вовремя, и у меня никак не выходит?

- И сейчас не зависит? – говорил он с придыханием, дарящем странное ощущение внизу живота.

- Я…

Новый удар. Он останавливается и даёт передохнуть. Снова спрашивает:

- Как на этот раз?

- Я просто не могу прийти вовремя! – не выдерживаю я. Рук и ног я не чувствую.

- Слова «не могу» не существует, - явно слышится сталь. – Хорошо. Попробуем иначе.

Тишина резала слух. Оголённых частей тела касались едва ощутимые потоки воздуха, когда он обходил вокруг меня. Что-то прохладное коснулось бедра, и я догадался, что это стек. Ременной петлёй на его конце, Руслан провёл до паховой области. Я представил, как он это делает и очень вовремя прикусил губу. Он обвёл линию роста волос и коснулся полувозбуждённого члена. Я едва не задохнулся и крепко зажмурился. Это была почти ласка. Она растеклась свинцовым теплом по телу, на мгновение оттеснив боль от горевшей задницы и затёкших конечностей.

- Быть может, - размышлял Руслан, - я с тобой слишком вожусь? Стараюсь подготовить тебя, всё смягчаю наказания… А ты хочешь совсем другого? Так, Даниэль?

Ладонь накрывает мой член, и я могу издать лишь тихий гортанный звук.

- Раньше твои хозяева наказывали тебя сексом?

Я побледнел и покраснел одновременно. Что бы он сказал, узнав, что только с ним я коснулся Темы? Что я ещё девственник? К счастью, ответа он не требовал. Поглаживал мой член и говорил:

- Ты очень плохой мальчик, Даниэль. Непослушный…

Его голос стал низким, будоражащим. Он хотел меня. Я чувствовал его желание даже с завязанными глазами, каждой частичкой своего тела. Оно отзывалось в груди пугливым трепетом, внизу живота щекочущими искрами.

Меня в свою очередь тянуло к нему. Безумно хотелось попробовать как это и именно с ним… Только не так. Я задрожал, когда услышал шорох его одежды и почувствовал его пальцы между ягодиц. Он смазывал моё анальное отверстие любрикантом. Я открыл рот, но ничего не смог сказать, когда его палец проник в меня. Не так… Не так… Я не хочу, чтобы это было так в мой первый раз… Думая, что я дрожу от нетерпения, он ввёл в меня второй палец. Это не было больно. Просто дискомфортно. Как с анальной пробкой. Только пальцы порхали внутри. То легко, то с силой нажимали на простату. Отчего перед глазами вспыхивали светлые полосы. Сердце трепыхалось. Он обхватил мои бёдра, приставив головку ко входу, а я всё не мог остановить его. Я забыл стоп-слово. Господи… Что там было? Какой-то фрукт. Яблоко? Кокос? Медленно-медленно он стал погружаться в моё тело. Я задрожал. Блять. Вот это было больно. Дыши. По щекам текли слёзы, я прикусил губу до крови, но бесполезно… Я так и не смог вспомнить стоп-слово. Зато я всхлипнул. Почему-то Руслан принял это как побуждение к действию. Он дёрнул меня на себя, заставив мир вспыхнуть алым. Дальше он двигался грубо, прижимаясь к моей горящей огнём заднице, вбиваясь меня, не обращая внимания на мои болезненные стоны. А я не мог понять одного: почему он так жесток? Это наказание, да, но не так же… Мой первый сексуальный опыт… Об этом он говорил? Что чувств с его стороны не будет? Я был раздавлен. Просто стоял и ждал, когда же он кончит. Нет. Я не хочу так. Мне не нужны такие отношения. Такое равнодушие и безразличие уничтожает всё на своём пути.

Руслан отпустил меня. По бёдрам потекла сперма. Не думаю, что кровь. Он бы не порвал меня. В который раз поблагодарил чувака наверху, что на мне была повязка, впитавшая все слёзы. Я крепко сжимал зубы, пытаясь не дать душившим меня рыданиям вырваться наружу, пока он развязывал меня. Сначала он убрал верёвки с ног, затем с рук. Повязку с глаз сдёрнул я сам. В его сторону старался не смотреть. Натянул трусы и джинсы, дрожащими руками застегнул молнию.

Я молча прошёл в коридор. При каждом шаге ступни взрывались, а между ног саднило. Надеваю куртку, зашнуровываю кроссовки. Каждое мгновение в этой квартире невыносимо. Просто так уйти – это так по-ребячески. Я должен всё прояснить. Не выдать все свои чувства, а остаться мужчиной в его глазах. Нахожу в себе силы посмотреть на его бесстрастное лицо:

45
{"b":"201182","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вещие сны. Ритуальная практика
Йога для истинной женщины
Все романы в одном томе
На пятьдесят оттенков темнее
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Прежде чем мы стали чужими
Специалист по выживанию
Запрет на вмешательство
Часы без циферблата, или Полный ЭНЦЕФАРЕКТ