ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выпечка сладкая и соленая. Пироги, блины, куличи, начинки
Подсознание может всё!
Медитации к Силе подсознания
Призрачный остров
Клетка для сверчка
Лучше. Книга-мотиватор для тех, кто ждал волшебного пинка от Вселенной
Когда пируют львы. И грянул гром
Последний вечер встречи
Малыш Гури. Книга шестая. Часть третья. Виват, император…

- Зачем я здесь?

- К вопросу об угрозе, - профессор хлопнул в ладоши и двое военных ввели Кота. Потрёпанного, с распущенными волосами. – Как ты, мелкий паршивец, смог перетянуть на свою сторону закоренелого убийцу? – я не понимал в чём дело. Кот не смотрел на меня. Он держал перед собой скованные руки и, не мигая, уставился на стену. – Его стаж более двадцати лет. Он ни разу не подвёл заказчика. С тобой же он нарушил сроки, и, что более странное, оставил свидетелей в живых.

Моё сердце зашлось.

- Твой толстый дружок… Кот должен был его убить, чтобы он не смог предупредить тебя или кому-то рассказать о произошедшем. Думаешь, стреляя в плечо, он не знал, что пацан останется жив? Или твой Руслан! На нём же, вообще, ни царапины! Кот даже и не подумал убивать его.

Профессор злился, расхаживал взад-вперёд, а его мерзкое приспособление неотрывно следило за мной. А я не мог поверить. Господи, Витас жив, жив!

- Всё из-за тебя! – профессор резко повернулся ко мне. – И ведь ты делаешь так с каждым. Только не со мной. Тебе не удастся этот фокус со мной, Даниэль.

Я замер и не отводил глаз от фиговины у него над головой. По ходу, профессор совсем сбрендил. Не мудрено, тут нечем дышать. Им бы систему вентиляции прочистить.

- Я покончу с этим раз и навсегда.

Он снова хлопнул в ладоши и двое военных ввели того, кого я меньше всего ожидал здесь увидеть. Руслана. Нет. Внутри меня всё сжалось. Я был готов умереть сам. Но не готов, чтобы умер он.

- Хм, - довольный профессор засмеялся. – У тебя участилось дыхание и подскочил пульс. Твоё сердечко бьётся так быстро… Тебя волнует Руслан, да? Он тебе дорог. О, у тебя такое лицо сейчас. Это прекрасно.

Руслан выглядел вполне сносно. Не считая кровоточащей царапины на скуле. Он с сожалением смотрел на меня. Неужели я так паршиво выгляжу? Я попытался улыбнуться ему. Ободряюще. Но натолкнулся лишь на испуг в его глазах. Испуг. Руслан не боялся ничего. Он боялся за меня.

- Что ж, Кот, предоставляю тебе возможность завершить то, что ты должен был сделать.

С Кота сняли наручники, но он не пошевелился. Руслан тоже.

- Я помогу вам, - вкрадчиво пообещал профессор, предвидя такой поворот событий. – Десять лет назад твою мать, Руслан, убил он.

Я закусил губу, видя, как на щеках Руслана выступили красные пятна. Я давно понял, что это Кот убил мать Руслана и знал, что рано или поздно это выяснится, но не так же.

- Дайте им какое-нибудь оружие… - Махнул рукой профессор.

Военные вынесли две длинных металлических палки. Хорошее решение. И покалечить можно, и другие останутся целы. Палка против пистолета не катит.

Руслан обхватил свою палку обеими руками и встал в боевую стойку. Кот не пошевелился.

Нет. Они же не могут поубивать друг друга? Руслан владеет какими-то восточными единоборствами. А Кот же киллер, профессионал, он, наверное, и не это умеет. Чёртов профессор! В бессилии я подался вперёд, позволяя металлическим петлям, удерживающим меня, впиться глубоко в кожу. Змеевидный глаз вперился в меня, мигая предупреждающим синим огоньком.

Руслан поднял палку выше, и, крадучись, стал обходить вокруг неподвижного Кота. Длинные волосы мужчины рассыпались по плечам, он закрыл глаза, готовясь принять смерть. Не я один сопротивлялся профессору, он не заставит драться Кота. Руслан нанёс удар. Он с размаху ударил по груди мужчины. Сильно и уверенно. Кот упал на колени и пытался восстановить дыхание.

- Руслан, нет! – закричал я, когда он снова замахнулся.

Когда я встретился с ним взглядом, то ужаснулся от ярости, исходившей от него:

- Я всю жизнь искал убийцу своей матери. Всю жизнь я мечтал убить его. И ты хочешь мне помешать?

Он говорил так громко, что, казалось, его голос был способен оглушить. В моём размякшем мозгу не было того, что я мог противопоставить его словам. Руслан снова замахнулся и снова ударил. По спине. Чуть выше поясницы. Кот не издал ни звука. Лишь стал ближе к земле – он держался о неё руками.

Это было чудовищно срежиссированное сумасшедшим гением зрелище. И я не мог ничего сделать. Что бы я ни сказал, Руслан не услышал бы меня. Я закрыл глаза, до меня по-прежнему доносились глухие звуки ударов. Нет. Не позволю ему стать убийцей, а Кот должен жить. «Спаси Кота…». Вот оно. Хватит с них обоих. Собираю остатки сил, набираю полную грудь воздуха и стараюсь, чтобы мой голос не дрожал.

- Руслан, - позвал я, когда он в очередной раз замахнулся. – Ты не такой. Ты не убийца. Да, Кот убил твою маму. Но по поручению профессора. Это он во всём виноват. Ты же не винишь нож, которым порезался. Кот - всего лишь орудие.

Его руки побелели, сжимая палку.

- Руслан, услышь меня, - умолял я, видя, как он колеблется. – Пожалуйста.

- Ты защищаешь этого… Ты защищаешь киллера! – вскричал он. В его глазах была мука.

- Я защищаю тебя, Руслан, - слабо улыбнулся я. – Тебя.

Мы смотрели друг на друга, и казалось, что были одни в целом свете. Руслан так долго лелеял идею мести, ставшую для него смыслом жизни, и не мог так просто от неё отказаться. Давай, мой хороший. Поверь мне. Кот здесь ни при чём. Оставь его в живых. Не убивай. Ты станешь таким же. Смерть опустится на твоё сердце недвижимым грузом, как сейчас на нём лежит смерть твоей матери. Руслан, пожалуйста.

Я не моргал, чтобы не разорвать контакт между нами. Пожалуйста. Я шевелил губами в надежде, что он, если не услышит, то поймёт. Я представил, как касаюсь его руки, как убираю напряжение из его мышц, как оставляю поцелуй на его щеке… Руслан опустил, а затем откинул палку. Я убедил его. Я смог.

- Об этом я и говорил, Даниэль, - торжествующе произнёс профессор, поднимая руку с тускло поблёскивающим пистолетом и направляя его на меня. – Тебя нельзя оставлять в живых.

В другой его руке появился точно такой же пистолет, который он направил на Руслана. Чего, собственно, я ожидал? Что сейчас выкатят торт и шампанское, мы выпьем, съедим по кусочку, а потом разойдёмся по домам? Реальность куда прозаичней. Мы все умрём.

- Я дам тебе выбор, последний выбор, - змеиный глаз потянулся ко мне, насколько позволяла его длина. – Если ты сможешь остановить пулю, летящую в одного из вас, то я оставлю этого счастливчика в живых. Или ты, или он. Решай, Даниэль.

Ерунда. Он не оставит меня живым. Ни при каких условиях. В лучшем случае, пустит на эксперименты, и я протяну неделю-две. Однако выбора передо мной не стояло. Конечно, Руслан. Только Руслан. Но хватит ли мне сил? От этого зависело всё.

Едва раздались два оглушающих выстрела, слившихся в один, я призвал всё своё самообладание, чтобы удержать пулю, летящую в Руслана, когда другая пуля пронзала мою грудную клетку. Что я знал о боли до этого? Ничего. Это было похоже на взрыв внутри. Из меня выбило дыхание, горло опалило жаром, но я не разжал напряжённую, покалеченную профессором руку с раздробленными костями, которая сейчас управляла пулей у сердца замеревшего Руслана. Я знаю, наверное, ты не похвалил бы меня, что я выбрал тебя. Но ведь я не мог иначе. Прости.

90
{"b":"201182","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кентийский принц
Лед
Трейдинг для начинающих
45 важных мыслей: технологии любви и успеха
Последняя жизнь принца Аластора
Кари Мора
О жизни: Воспоминания
Черти лысые
Лечимся тем, что есть под рукой. Носовые кровотечения, перегревы и переохлаждения, мозоли и подагра, ревматизм и боли в спине