ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
ПереКРЕСТок одиночества
Искусство обмана
Все романы в одном томе
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Странная страна
Как подобрать ключик к любому человеку. Большая книга советов и рекомендаций
Немецкий дом
Мозг. Инструкция пользователя
Подземелья Кривых гор

- Да пошла ты, - ухмыльнулся я. - Думаешь, я буду шлюх слушать? Неужели я не понимаю, чего тебе надо от нашей семьи?

- Может быть, и правильно понимаешь, - нахально улыбнулась Вика. - Но что ты можешь изменить? Кстати, уже через два дня мы с твоим отцом улетаем в Норвегию, и я сделаю всё, чтобы укрепить наши с ним отношения.

- Старательнее сосать будешь? – хохотнул я.

- Тебе не удастся меня обидеть, педик, - язвительно зашипела Вика.

- Овца, - хмыкнул я, смотря на довольно улыбающуюся девушку.

Она хотела было открыть рот, но нашу перепалку прервал дверной звонок.

- Иди открой! – строго произнесла девушка, снова разворачиваясь к плите.

- Не приказывай мне, шлюха, - бросил я напоследок, всё же ретировавшись к двери.

Смотреть в дверной глазок я не стал. Наверняка Витька из школы припёрся.

Открыв дверь замер и нахмурился, увидев гостей. Да, на пороге действительно стоял младший брат, только вот за его спиной вертелся Марк.

Марк

Как только за Даниилом хлопнула дверь, я сделал глубокий вдох-выдох и, кое-как успокоившись, направился на поиски матери. Мои руки тряслись, а сердце учащённо билось. Я боялся представить, что сейчас будет, боялся даже подумать о том, как отреагирует мама. Да и какая реакция может быть, когда своими глазами видишь, что твой сын целуется с другим парнем? Ох, совсем не при таких обстоятельствах я хотел ей обо всём рассказать.

Мама обнаружилась у себя в комнате. Она лежала на кровати, крепко сжимая пальцами края пледа и шмыгая носом.

- Можно к тебе? – осторожно спросил я.

Ответа не последовало, и, ещё немного постояв в дверях, я вошёл в комнату, усаживаясь на край её кровати.

Мы молчали. Я совершенно не знал, как начать этот разговор. Да и нужны ли теперь слова? Пускай у нас с мамой всегда были теплые и доверительные отношения, но это не значит, что она должна принять и понять меня.

- Мам, скажи что-нибудь, - тихо попросил я, укладываясь рядом с ней и обнимая её со спины. Мама ощутимо вздрогнула, но руки мои не скинула.

- Мам, пожалуйста, - настаивал я, нежно гладя её по волосам.

- Что мне сказать, Марк? – всхлипнув, наконец-то произнесла она, так и не развернувшись в мою сторону. – Что ты хочешь услышать после такого?

- Мне уйти? – Мой голос звучит достаточно спокойно и сдержанно, хотя внутри меня всё готово разлететься на части.

Я никогда не думал, что данный разговор получится именно таким. Я довольно долгое время собирался с мыслями, думая о том, что пора бы во всём признаться, часто продумывал детали нашего разговора. А теперь... теперь всё разлетелось на такие мелкие части, что уже и собрать не удастся.

- Мам, не молчи, пожалуйста, - снова прошу я, пытаясь до нее достучаться.

Я понимаю, что ей сейчас тяжело, понимаю, что в данной ситуации виноват только я сам, но я хочу, чтобы она поняла меня. Пускай не сразу, пускай через крики и ссоры, но всё-таки поняла и приняла. Мы ведь раньше были так близки… Неужели всё можно испортить настолько быстро? Одним необдуманным поступком…

- Как давно? – хрипло спрашивает мама переворачиваясь в мою сторону, но стараясь не смотреть на меня.

Я понимаю суть её вопроса, но не спешу отвечать. Как давно? А знаю ли я? Наверное, ещё тогда с самой первой встречи в парке, с первой улыбки, с первого вздоха.

- Три года. - Эти два слова даются мне с большим трудом, и чтобы их выдавить из себя я прикладываю кучу усилий.

Мама не говорит ни слова, лишь громко всхлипывает и утыкается мне в плечо. Я глажу её по волосам, совершенно не понимая, как мне себя вести в этой ситуации.

- Почему не говорил раньше? – выдавливает она, смотря на меня своими большими полными слёз глазами.

- Прости меня, мам, - тяжело вздыхаю я. - Просто боялся, понимаешь…

- Нет, не понимаю, Марк! – повышает голос мама, скидывая со своих плеч мои руки. – Не понимаю! Мой сын - гей, а я узнаю это, застав тебя с парнем! У тебя ведь была девушка… Или нет? Я же думала, что ты меня стесняешься, стесняешься наших финансовых условий, нашей квартиры и не приводишь сюда никого, даже своих друзей не зовёшь. А ты, оказывается…

- Мам, ну ты что… мам, просто… я понимаю, что всё это ужасно. Но Даниил… мам, я никогда никого так сильно не любил, как его. Это наваждение. Я только и думаю, что о нём. Мне было ужасно осознавать, что я испытываю какие-то чувства к нему. А чтобы рассказать… Я друзьям еле признался, а тебе… я боялся тебя потерять, мам. Прости… я такой дурак.

- Уйди, Марк, - снова всхлипнула мама, отстраняясь от меня.

- Ты выгоняешь меня? – Стало нечем дышать, а слёзы непроизвольно покатились по щекам.

Я был бессилен в данной ситуации, потому что не мог противостоять словам матери. Я даже не собирался с ней спорить, ведь она права и имеет право меня выгнать. Не о таком сыне она мечтала. Совсем не о таком.

- Марк, не говори глупости, - грустно улыбнулась мама. - Иди в свою комнату, поговорим потом.

- Когда потом, мам? Тебе не кажется, что нужно прояснить всё сейчас?

- Что прояснить? – вздохнула мама. – То, что ты гей? Есть смысл что-то прояснять?

- Но… раз уж так получилось, то давай сразу расставим все точки, и дело с концом! Хотя бы ты меня не мучай! – вскипел я, резко вскакивая с кровати.

- Не кричи на меня, - устало сказала мама. - Я не знаю, как на это реагировать. Я никогда бы не подумала, что ты такой.

- Какой такой? – горько усмехнулся я. – Тебе противно?

- Прекрати, - она снова всхлипнула и закрыла глаза. - Уйди, пожалуйста, мне нужно подумать.

- Почему ты на всё так реагируешь? Зачем думать и о чём думать? – едва выдавливая из себя слова, спросил я. – Лучше бы ты на меня накричала, ударила меня. Но не так… Я не знаю, о чём ты думаешь, и мне страшно от этого.

- Крики что-то изменят? – грустно спросила мама. – Мои пустые слова не изменят тебя самого, Марк.

- И что теперь? – осторожно спросил я.

- Теперь просто иди к себе.

Я тяжело вздохнул и покинул комнату матери. Разговаривать о чём-то ещё было бессмысленно.

***

Ночью заснуть так и не получилось; мысли, бродящие в голове, сводили с ума. Я боялся того, что будет дальше. Боялся презрения со стороны самого дорогого мне человека. Да, у нас с мамой всегда были тёплые отношения, мы понимали и принимали друг друга. Но одно дело, когда ты получаешь двойку на экзамене, а другое, когда она застаёт тебя с парнем.

Омерзительно. Крепко сжимаю кулаки и закусываю губу, чтобы банально не разреветься. Окончательно чувствую себя жалким ничтожеством и неудачником. Я ведь так и не решился ей признаться, как обычно пустив всё по течению. И что теперь? Неужели я могу навсегда её потерять?

Было страшно и больно. Я до жути боялся того, что будет утром. Вернее, боялся, что ничего не будет. Конец прошлой и спокойной жизни. Твоя конечная остановка, Марк.

25
{"b":"201185","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дом соли и печали
Немой крик
Основы Теории U
Дезертиры любви
Дракон в крапинку
Голос, зовущий в ночи
Изгнанные в сад: Пособие для неначинавших огородников
Любовь анфас (сборник)
Холодное сердце. Другая история любви