ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Наверное.

- Да не наверное. Он просто будет искать Стража среди сокурсников. Среди тех, кто его знает. Вас в группе сколько человек?

- Тридцать пять, - я таки хорошо приложился лбом о её стол. – Я совсем придурок, да?

- Бинго, братец, - Эйра потрепала меня по щеке. – Ну, что поделать. Теперь тебе либо затаиться, либо прямо подойти к Глау и объявить ему, кто ты есть. В противном случае он сам будет искать Стража, но не поймет наверняка. Так что решай.

- Утешила, - пробурчал я и нехотя направился к выходу. – Спокойной ночи.

- И тебе.

Разговор четвертый

[email protected]

Привет!

[email protected]

Не игнорируй меня!

[email protected]

Привет. Мы знакомы?

[email protected]

Да)) Я та непутевая сестра Стража, помнишь?

[email protected]

А! Да, помню) Что-то случилось?

[email protected]

Я не могу написать тебе просто так, дождик?

[email protected]

Можешь… Не называй меня так, хорошо?

[email protected]

Почему? Из-за брата?) Он редкостный придурок, конечно, временами

[email protected]

Просто не нравится это прозвище.

[email protected]

Да ну?) Ты не думай, я не хочу вмешиваться в ваши отношения, Рейн, но поиграть в купидона интересно =р

[email protected]

Что, прямо в купидона?

[email protected]

Ага! Мой милый братец теперь страдает от того, что вякнул, ну да это поправимо

[email protected]

Думаешь?

[email protected]

Знаю! Ой, мама идет. Ладно, хороших снов, дождик! Увидимся

[email protected]

И тебе хороших снов…

***

Глау закрыл окно твиттера и вернулся в постель. На последнюю фразу Стража он и не сподобился ответить, испугавшись. Его била мелкая дрожь – то ли от страха, то ли от предвкушения встречи. «Глау» - «дождь». Да, безусловно, но это лишь значило, что Страж был совсем рядом, настолько близко, что, наверняка, стоит протянуть руку и коснуться. С другой стороны, было непонятно, зачем эта конспирация. Если Страж был серьёзен, если он и правда влюбился, тогда зачем притворство, что незнакомы? Или после узнал? Но что мешало сказать: а ты знаешь, я вообще… На этом Глау завис, не в силах даже представить, кем может оказаться Страж.

А ещё стоило помнить, что этот человек связан с Путём и Вратами. Но вряд ли он знал, что сам Глау Хранитель. Или был в курсе и поэтому связался? А потом влюбился? Глау нашёл ту переписку, ещё раз перечитал её. Непонятно. Часы показывали второй час ночи, а он всё сидел и перечитывал с самого начала сообщения почти двухгодичной давности. Ничего. Ни единого намёка на личность. И всё-таки – зачем. Если Страж так близко, почему он не узнал Аберайрон на фотографиях, с которых и начался первый разговор? Или узнал, но не подал вида?

Этого Глау понять не мог. Не было смысла в скрытности… Нет, была, конечно, была. Глау только представил, как если бы он встретился со Стражем раньше, и стало страшно. Ведь тогда они ещё не были толком знакомы, но знание, что живут в одном городе, могло отравить его жизнь. Ну вот как не подозревать Стража в любом парне городка? Людей здесь не много, и кто угодно мог им оказаться. Глау бы сбежал, он понял это сразу.

Но теперь… Страж не подозревал, сколько храбрости пришлось набраться ему, чтобы предложить встретиться. Глау ещё тешил себя мыслью, что встреча отложится, потому что надо будет куда-то ехать, но теперь Страж мог быть рядом… Да он мог быть рядом всё это время! Может, завтра подойдёт какой-нибудь парень и скажет: «Привет, дождик»? И что делать?

Глау прижал ладонь к груди: сердце билось слишком быстро. В комнате как будто стало душно. Плохо не было, нет, но он боялся, безумно боялся. Бездумно, испугавшись, сбежал что в первый раз, когда Страж прямо сказал, что любит его, что сейчас. Но тогда… признавшись – написать было куда проще, а если нужно будет произнести вслух? – стало легко. Глау знал, что это правильно, Глау желал, чтобы это было всерьёз. И он впервые был готов встретиться с незнакомым человеком, в которого умудрился влюбиться только благодаря их общению в твиттере. Впрочем, он отдавал себе отчёт: реальность может оказаться жестокой. Кто скрывается за Стражем? Какой-нибудь придурок? Напыщенный болван вроде их старосты или жирный идиот? Глау впервые пожалел, что в интернете настолько легко спрятаться, что нельзя узнать. Кто скрыт за аватаркой и дружелюбными фразами, за весёлыми смайлами? Что там за человек? Страж его знает. Страж лжёт, что не поверил тому, что Глау может предпочитать находиться в стороне. Он видел… Кто-то из группы? Может это оказаться кто-то из группы?

Глау в волнении перевернулся на спину, понимая, что сна ни в одном глазу. Ну конечно, из группы. Или ещё со школы? В универе многие учатся, знакомые все лица, так что такое тоже возможно. Ну да, Страж где-то среди всех учащихся университета. По крайней мере, именно там Глау проводит больше всего времени, значит… значит, там за ним наблюдают? Там и выяснили имя. Хотя приезжих в Аберайроне и без того знают по именам.

Завтра… Вернее, сегодня. Возможно, всё решится сегодня, а, может быть, Страж испугается и передумает. Глау бы, наверное, так и поступил.

***

С утра его буквально выдернули из постели за шкирку. Сонно щурясь, Глау увидел тётю. Эмили на что-то злилась с утра пораньше, но на что именно, он не понимал. Пока не заметил мерцающий монитор. Блять… Глау сцепил зубы: он не выключил полностью комп, не выдернул шнур из розетки, как велела делать тётка, и теперь та злилась. Ну конечно!

- Да как ты смел! – взвизгнула она так, что племянник почти проснулся, и ударила по щеке. – Паскудёныш! Я о тебе забочусь, а ты не можешь элементарно экономить электричество!

- Тётя…

- Заткнись, щенок! – звонкая оплеуха пришлась на вторую щеку. Эмили оттолкнула Глау обратно на кровать и резко развернулась. – Бен заберёт компьютер, - бросила она, направляясь к двери. – Хватит. И так деньги переводишь почём зря.

- Тётя! – он бы бросился за ней, но Бен уже входил, похоже, ждал под дверью. Глау сжался, забился в угол, исподлобья наблюдая за ним.

Бен выдернул шнур, подхватил монитор и перенёс его к двери. Там же вскоре оказались системный блок и клавиатура с мышью, а Глау мог только следить. Если бы возразил, его бы снова побили, как всегда, Бен был в несколько раз сильнее и мощнее племянника Эмили. Остро захотелось, чтобы рядом оказался Страж. Это низко, желать, чтобы защитил другой парень, но Глау ничего поделать не мог. Он был жалок… Сейчас слишком жалок.

- Провинился, крысёныш? – Бен сдернул его на пол, ставя на ноги. – Эмили теперь будет верещать целый день и проедать мне мозг.

Глау скривился, ощущая запах перегара. Значит, Бен пил. Значит, сейчас соображает совсем плохо. Доказательством послужил тычок в левый бок: мужчина не собирался его щадить. Глау рванулся, тоже махнул рукой, но Бен с лёгкостью перехватил её за запястье и вывернул, едва не ломая. За этим последовал очередной удар в бок, и парень сцепил зубы, чтобы не всхлипнуть. Нет, рёбра ему не сломают, просто снова будет синяк – огромный, как будто кожа омертвела и скоро отпадёт лоскутами, обнажая мясо и кости.

- Слушайся её, и не будет проблем, - рыкнул Бен, в очередной раз проходясь кулаком по рёбрам. – Понял?

- Понял, - выдохнул Глау.

Его швырнули обратно на кровать, отбросили, как нашкодившего щенка, и парень сжался, стараясь дышать аккуратнее, потому что любой вдох стягивал болью поколоченные рёбра. Бен вынес из комнаты компьютер и со стуком захлопнул дверь. Глау криво улыбнулся, бросил взгляд на часы. На первую пару он безбожно опаздывал. Но не прийти было смерти подобно.

10
{"b":"201187","o":1}