ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ветер. Книга 1
Все романы в одном томе
Метод тайной комнаты. Материализация мысли
Моя гениальная подруга
4 страшных тайны. Паническая атака и невроз сердца
Классические заготовки. Из овощей, фруктов, ягод
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Умные калории: как больше есть, меньше тренироваться, похудеть и жить лучше
Роузуотер
A
A

Он выпрямился на скамье и обвел взглядом длинную комнату без окон с низко нависшим потолком. Наконец его взгляд снова остановился на лице аббата.

— Вы представляете, что я должен искать там, отец? — спросил Иеро.— Или же это должно быть любое устройство, какое мы сумеем использовать для защиты?

— Ну, с этим все в порядке,— хмыкнул старик.— Мы немного представляем, что нам нужно. Разумеется, это оружие. Но страшное оружие породило Смерть, и мы не хотим будить ее снова. Атомный яд и все подобные вещи должны быть похоронены, иначе Нечистый оживет — и, говорю тебе, я опасаюсь, что это возможно! Нет, такого мы не хотим. Но имеются и другие виды оружия — вернее, орудий, дающих его обладателю огромную силу. Все это трудно выразить в обычных словах, сын мой… Скажи-ка мне, ты когда-нибудь размышлял над нашими центральными архивами — здесь, в Саске?

— Конечно, отец,— отозвался молодой священник.— Но что вы имеете в виду под словом «размышлять»?

— Что ты думаешь о них, вот что я имею в виду,— с усмешкой произнес Демеро.— Насколько эффективна работа с ними? Они занимают площадь в две квадратные мили под землей, и ими пользуются около двух сотен высокообразованных священников и ученых. Являются ли эти архивы ценностью?

Иеро видел, что его старый наставник клонит к чему-то определенному, но понять его не мог.

— Конечно, эти архивы — большая ценность,— подтвердил он, мысли тяжело ворочались в его голове,— Без собранной в них информации мы бы ничего не могли сделать. Половина усилий наших ученых и разведчиков направлена на их непрерывное пополнение. Так в чем же дело?

— Дело вот в чем. Когда я запрашиваю информацию — сведения, которые, как я точно знаю, имеются в архивах,— часто нужно ждать днями, пока ее разыщут. Теперь, предположим, мне надо получить данные по нескольким вопросам — например, я хочу знать уровень дождей, выпавших на востоке провинции Саек, урожай хлебов на юге и сроки сезонной миграции баферов. Итак, требуется еще больше времени, чтобы разыскать все эти сведения. Затем, с помощью других специалистов, я оцениваю эти факторы и принимаю решение. Эта процедура тебе знакома, не так ли?

— Конечно,— с недоумением произнес Иеро.— Но зачем вы все это говорите? Обычная процедура поиска информации, только и всего!

— Да, это так. А теперь представь себе, что я иду по архивам и беседую с ними — обрати внимание, не с хранителями, а с самими архивами! — советуюсь по поводу угрожающей нам опасности. Не прерывай, мой мальчик, я еще не совсем потерял здравый смысл! Представь, что архивы сами выдают мне всю нужную информацию — например, через десять минут я получаю бумагу, на которой написано: «Если вы сделаете операцию X, затем Y и Z, то ваши враги будут обезврежены!» Ясно тебе? — Он внимательно посмотрел в глаза Иеро.

— Говорящие архивы и картотеки? — изумленно откликнулся тот.— Вы шутите, отец мой? Мы снова начинаем использовать радиосвязь, но радио, в конечном счете, всего лишь помогающий человеку прибор. А вы говорите о такой машине, которая не только хранит информацию, но и делает выводы! Разве это возможно?

Аббат удовлетворенно улыбнулся:

— Да, мой мальчик, и не только возможно, но и хорошо известно. Такие машины были созданы в период перед Смертью и названы компьютерами. Наши ученые нашли в архивах сведения о том, что были компьютеры, превосходившие размерами дом, в котором мы находимся. Можешь ты себе это представить?

Иеро сидел, уставившись на стену позади аббата Демеро, и его мысли мчались словно стадо баферов. Господь Вседержитель! Если такие вещи — не фантазия, то мир может быть изменен в течение суток! Все знания прошлого могут сохраниться где-то, в каком-то неведомом месте, в такой чудесной машине!

— Я вижу, ты начинаешь немного понимать, что нам надо,— сказал старый священник,— Совет аббатств посылает тебя на юго-восток, где, как мы полагаем, подобные устройства могли еще сохраниться. Еще пять человек пойдут в другие места, и будет лучше, если их маршруты останутся тебе неизвестными.

Сказанное не нуждалось в комментариях. Если кто-либо из шести попадет в руки Нечистого живым, чем меньше он будет знать о своих товарищах, тем лучше.

— Теперь подойди сюда, Иеро, я покажу твой путь по карте. На ней нанесены самые последние данные об этих городах. Учти, ты не найдешь там ничего похожего на наши библиотеки, так как информация кодировалась в этих устройствах различными способами, которые мы пока представляем себе весьма смутно. Позже ты получишь инструкции от нескольких ученых, которые дальше других продвинулись в изучении этого вопроса…

Итак, история продолжалась. Рассказать медведю абсолютно все было бы невозможным делом: медведи, даже разумные, не умеют читать и писать. Поэтому Иеро излагал лишь основные факты, и делал это предельно просто. В предрассветный час, закончив свою историю, он решил немного поспать. Теперь Горму было ясно, что его друг отправился в длительное и опасное странствие, но, к радости священника, медведь снова подтвердил, что желает идти с ним. Зверь сообразил, что здесь шла речь о знании, которое он не может понять; пожалуй, первым в своем роду он попытался усвоить идею абстрактного знания вообще. Но были и вполне понятные вещи: скажем, то, что человек является врагом лемутов и что они должны разыскать в далеких землях некий загадочный предмет, обеспечивающий защиту от подобных тварей. Эти сведения его удовлетворили, и теперь он тоже задремал, всхрапывая время от времени. Застыв над распростертыми на земле человеком и медведем, большой лорс находился между дремой и бодрствованием, что не мешало ему бдительно охранять спящих. Клоц не устал; лорсы вообще никогда не спали лежа, хотя отдых был им, конечно, необходим. Но этой ночью Клоц только покачивался на своих длинных ногах, перетирая крепкими зубами жвачку и не оставляя без внимания ничего, что происходило в радиусе нескольких десятков ярдов.

С первым светом священник ощутил мягкое касание его рогов и увидел мокрую морду лорса в дюйме от своего лица. Довольный, что его хозяин пробудился, лорс отошел на несколько шагов в сторону, и по раздавшемуся оттуда хрусту кустарника Иеро сообразил, что его скакун вкушает завтрак.

Священник протер глаза. Он немного замерз; конечно, ему полагалось бы распаковать спальный мешок и выспаться как следует, но он так устал вчера вечером… Кроме того, он был настоящим лесным бродягой и провести ночь на голой земле не представляло для него проблемы. Осмотревшись вокруг, он увидел Горма, который уже проснулся и сейчас умывался, как кошка, вылизывая себя длинным тонким языком.

«Есть ли тут где-нибудь вода?» — послал сигнал Иеро.

«Прислушайся — услышишь ее»,— пришел ответ, но не от медведя, а от большого лорса. Мысленная картина ручья в сотне ярдов к востоку вспыхнула в его голове; он поднялся и пошел вслед за Клоцем.

Через двадцать минут странники, сытые и умывшиеся, готовы были продолжить свой путь. Проверив запасы пем-микана, Иеро выяснил, что его осталось не так уж много. Конечно, он мог охотиться, но это наверняка задержало бы их. Он в раздумье потер лоб, и внезапно в его голове вспыхнула мысль медведя.

«Сохрани сладкую пищу для себя,— передал он.— Я могу найти много еды в лесу».

Снова разум и бескорыстие странного создания, неожиданно вторгнувшегося в его жизнь, поразили священника. Он растер шкуру лорса пригоршней мха, чувствуя себя виноватым, что оставил своего скакуна оседланным на всю ночь, но животное, казалось, не испытывало каких-либо неудобств.

Поднялось солнце, и лес наполнился шорохами и писком. Они двинулись в путь по ручью под свист и щебет птиц. Священник увидел оленя и нескольких кроликов, услышал далекий рев грокона и невольно подумал, как не похож этот лес на вчерашнюю мертвую и зловещую чащу.

Прошлой ночью Горм пытался объяснить своему спутнику маршрут, которого, как он считал, им лучше всего придерживаться. Эта дорога вела прямо на юг. За трактом, по которому Иеро странствовал всю последнюю неделю, наблюдало множество невидимых и враждебных глаз; было болыиой удачей, что они с Клоцем смогли проехать по нему так далеко, не подвергнувшись нападению. Люди с незапамятных времен не пользовались этой тропой; а тот, кто пользовался, не добирался живым до ее конца. Священник полагал, что им ни в коем случае нельзя возвращаться на прежнюю дорогу. Рано или поздно труп колдуна найдут, и тогда за ним устремится погоня.

10
{"b":"201191","o":1}