ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
След предателя
Наедине с Боссом
Сияние. #Любовь без условностей
Убийство Джанни Версаче
Карма и Радикальное Прощение: Пробуждение к знанию о том, кто ты есть
Энергетика слова. Мир исцеляющих звуков
Медицина здоровья против медицины болезней: другой путь
Сибирская сага. История семьи
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
A
A

В остальных креслах развалились четыре долговязые фигуры в серых балахонах. На первый взгляд можно было принять их за близнецов, настолько похожими друг на друга казались эти люди. Все безволосые или выбритые настолько чисто, что на черепах у них не оставалось ни малейших следов растительности; у всех молочно-белая, словно никогда не видевшая солнца кожа. Заглянув в их глаза, любой человек вскрикнул бы от ужаса — эти бездонные серые омуты, в которых пылал лишь холодный злобный огонь, напоминали зрачки случайно оживших мертвецов. Болезненно-белые лица оставались совершенно бесстрастными; их расплывчатые черты с трудом позволяли судить о возрасте участников совещания и вместе с тем наводили на мысль о чем-то бесконечно древнем и давно забывшем о самом понятии «возраст». Только помаргивание этих ужасных глаз и едва заметные движения рук, касавшихся гладкой поверхности стола, придавали этим застывшим в креслах восковым манекенам какое-то подобие жизни. Все их внимание было приковано к мерцающему экрану, и только изредка то один, то другой наклонялся и шептал что-то своему соседу или, едва шевеля пальцами, царапал какие-то пометки на лежавших рядом клочках бумажки. Высший Совет адептов Нечистого напряженно работал.

Хотя с первого взгляда казалось, что темные мастера имеют совершенно одинаковую внешность, присмотревшись, можно было заметить и кое-какие различия. Кроме того, у каждого на груди висело по цветному медальону — сгусток немыслимо закрученных и застывших нитей из какого-то странного, холодно поблескивающего вещества. Красный, желтый, голубой и зеленый — но почему-то ни один из этих оттенков не радовал глаз; медальоны неуловимо переливались в неярком свете ламп, словно жадные и хищные глаза неведомых чудовищ. Зеленый казался наиболее отвратительным; он выглядел мерзкой пародией на свежий и насыщенный цвет весенней листвы. Вряд ли можно было ожидать иного — в том мире, какой собирались установить на земле собравшиеся за этим столом, свежей весенней листве не отводилось места.

Висевший над головами адептов экран походил на паутину разноцветных проводков, изгибающихся под какими-то невероятными углами; их прихотливый узор постоянно менялся, и казалось, что эта сеть, полная какой-то странной и отвратительной жизни, выплескивает в пространство эманацию зла. На судорожно корчившихся нитях беспорядочно вспыхивали маленькие огоньки, ни секунды не остававшиеся на месте. Не составляло труда понять, что четверо в креслах прекрасно разбираются в том, что творится на экране, читая появлявшуюся на нем информацию с той же легкостью, с которой обычный человек пробегает глазами печатный текст. Никто, кроме особо избранных, не знал языка великого экрана, на котором отражались все секреты и начинания Темного братства, его самые глубоко лелеемые планы. Невероятно долгое время собравшимся здесь адептам приходилось изучать этот язык, постигать его тайные глубины — всей жизни простого смертного едва хватило бы для выполнения такой задачи. Но теперь они были мастерами, первыми в своих кругах, и великий экран — устами самого Нечистого — говорил им, что надо делать и как делать.

Наконец обладатель зеленого медальона отвернулся от светящейся панели и внимательно оглядел своих соседей. Если владелец голубого медальона каким-то образом казался наиболее молодым из собравшихся, то закутанный в серую робу повелитель Зеленого круга выглядел самым старым, хотя было бы нелегко изложить причины подобного вывода.

— Я собрал вас здесь, следуя заповедям Высшего совета, где любая мысль имеет свой вес, а любое знание — свою цену.

Эта традиционная фраза походила скорее на ритуальное приветствие, на некую формальность, с помощью которой объявлялось о начале очередного заседания. Голос говорившего, тонкий и вибрирующий, был также лишен всякой эмоциональной окраски. Только какой-то нечеловеческий, неестественный холод присутствовал в этом голосе, звенящем, словно мчащаяся под откос глыба льда.

— Итак, как самый старший среди нас, я обращаюсь к брату С'дане, предводителю Голубого круга нашего ордена. Те события, о которых сейчас пойдет речь, разворачивались, в основном, на подотчетной ему территории, поэтому он и его ближайшие помощники целиком и полностью несут ответственность за все, что там случилось. Прошу заметить, что я упоминаю об этом не с целью обвинить брата С'дану в нерешительных действиях и ошибочной оценке сложившейся ситуации. Мое первоначальное заявление, по существу, является лишь констатацией факта; я также имею на это соответствующий приказ,— добавил человек с зеленым медальоном, заметив нетерпеливое движение вождя Голубого круга.

В глазах сидевших за столом вспыхнули огоньки любопытства, и адепт с зеленым медальоном, потерев бровь, кивнул головой в сторону пустого кресла на возвышении.

— Да,— продолжал он,— мне, С'лорну, первому среди мастеров Зеленого круга, в моей южной твердыне было доставлено послание. Послание от Безымянной силы, от того, кого сейчас нет с нами, но кто существовал всегда и будет существовать вечно. Любой из нас мог получить его, и мне остается лишь догадываться, почему для исполнения своей воли Он выбрал именно меня. Я думаю — а я долго размышлял над этим вопросом во время путешествия,— что данное поручение было возложено на меня, поскольку из всех нас я живу в наибольшем удалении от места нашей встречи. Вот уже много поколений мы, да и те, кто воспитал и выучил нас, не считали необходимым проводить подобные встречи во плоти. Сейчас, видимо, такая необходимость встала особенно остро, раз уж мне пришлось заставить вас добираться сюда столь неудобным способом. Наш Безымянный властитель, Избранный из Избранных, владеет многими секретами. Возможно, у него есть более исчерпывающее объяснение, но нам придется довольствоваться тем, что сказано выше.— С'лорн потер свои бледные ладони,— Ну что ж, пусть брат С'дана введет нас в курс дел.

Предводитель Голубого круга внешне выглядел совершенно спокойным. Пока что суд над ним еще не объявлен; остальные могут лишь наблюдать и делать для себя какие-то выводы. Это совет равных, и именно таким образом он и был учрежден — чтобы избежать междоусобиц, постоянно возникавших между сторонниками Нечистого И подчас сводивших на нет все их кропотливо разрабатываемые планы. Да, все они равны по своему положению, но бескорыстную помощь ему никто здесь не окажет — их так воспитывали с самого детства; к тому же это правильно — каждый должен справляться со своими проблемами самостоятельно. И хотя последние события серьезно пошатнули авторитет С'даны, другие мастера не будут относиться к нему враждебно из-за постигших Голубой круг неудач. Другое дело, если он проявит хоть малейшие признаки слабости или сомнения…

Кроме того, все портили эти неведомые инструкции, поступившие якобы от самого Безымянного. Могут ли они содержать указания насчет его бездарного руководства той злополучной карательной экспедицией?

Неуловимая дрожь пробежала по спине верховного мастера Голубого круга.

— Первым событием, к которому я хотел бы привлечь ваше внимание,— начал он,— была странная смерть мастера С'нерга из Красного круга. Довольно долго его тело не могли отыскать, хотя мы уже знали, что он либо убит, либо взят в плен, потому что его маяк по-прежнему двигался по карте. Вскоре после этого мы понесли новые потери, в основном — животными. Все они тоже были убиты. Это послужило нам повторным предупреждением — если, конечно, считать, что гибели одного из высоких братьев оказалось недостаточно, чтобы вызвать тревогу.

Никто не шевельнулся и не попросил слова, однако нужные акценты были расставлены: все поняли, что Голубой круг отнюдь не первым принял на себя удар противника.

— Потом это существо, этот дикарь с севера, надолго исчез в трясине Пайлуда, в тех местах, где даже мы не осмеливаемся появляться. И все же мы навели на его след обитающее там создание, которое сами не слишком хорошо понимаем и которого опасаемся, хотя иногда и используем в своих целях. Насколько мне известно, пришелец его убил.

101
{"b":"201191","o":1}